Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

Обычная операция, форс-мажор, невнимательность и смерть. «Почему? Почему? Почему?»

Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

В конце января случился медицинский кошмар. К сожалению, с последствиями, которые принято называть необратимыми. Стечение обстоятельств (следствие выясняет их случайность) при безобидной на первый взгляд операции привело к смерти 27-летнего парня.

Наталья скоро вернется на работу. В конце прошлого года они с мужем Виктором решили, что так быстрее получится заработать и начать строительство дома, фундамент которого уже успели заложить. В декретный отпуск, согласно плану молодых родителей, отправилась бы одна из бабушек.

А сейчас… Лишь бы чем-то отвлечься. По этой же причине она с маленьким Костей, которому нет и полутора лет, уехала из квартиры родителей Вити, где они все вместе жили.

— Я не могу там быть. Истерика от каждой мелочи. Все напоминает о прошлой жизни. Да и родителям мужа сейчас не легче, к ним психолог приходит.

«Волнуешься?» — «Начинаю»

— В прошлом году Витю начали беспокоить головные боли. Он прошел ряд обследований, результаты которых показали: забита носовая пазуха, гайморит.

Кроме того, врачи обнаружили полипы и искривление носовой перегородки, — рассказывает Наталья. — Через общих знакомых мы нашли врача — доктора 4-й минской больницы Павла Елисеева.

Около десяти лет назад он уже делал подобную операцию отцу мужа, все прошло хорошо.

На консультации перед операцией он уточнил, что будет одновременно делать все, потому что без выравнивая перегородки (она нас совсем не беспокоила) ему не добраться до пазух.

17 января этого года Виктор собирался лечь на операцию, но не оказалось свободных мест. Сейчас это уже кажется символичным. Но к таким сигналам прислушиваются только крайне суеверные люди.

22-го мужчина отправился в больницу снова. Операция была запланирована на следующее утро. За несколько часов до нее Виктор выслал жене фото: «Как тебе мой прикид?» Последнее фото из привычной жизни.

— После операции, около часа дня он скинул свое фото: ужасное селфи с подтеком на правом глазу и бинтовой повязкой. Больше на связь Витя не выходил. Я была на работе и хотела думать, что он отходит от наркоза. Коллеги успокаивали.

Вечером Наталья стала названивать в отделение. Трубку поднял Елисеев.

— Я спросила, как прошла операция, и услышала, что с кровоизлиянием в мозг Витю доставили в БСМП. Чуть позже в разговоре с сестрой Павел Елисеев сказал, что все шло в обычном порядке и что после операции Витя был в норме. Но потом ему стало хуже. Что случилось, он сказать не может: «Вина моя — в том, что я взялся за операцию. С носом все хорошо, а вот рядом…»

Запись этого разговора есть в редакции. На ней — мужской голос, который явно в расстройстве и растерянности: «Почему так случилось? Потому что операция — это стресс, травма… Конечно, все не просто, иначе не принимали бы таких экстренных мер по перевозке».

— Я позвонила в больницу скорой помощи. Там мне подтвердили: Витя в стабильно тяжелом состоянии с гематомой. Мы поехали. Было уже поздно. К нам вышла какая-то женщина в голубом халате, представилась дежурным врачом. Ни бейджа, ни внятных ответов.

А самое страшное, что к тому моменту уже было известно, но нам не сказали: Витя получил черепно-мозговую травму и сломал лобную кость — одну из самых крепких у человека.

Откуда? Запись с камер наблюдения в БСМП показывает, что в 18:50, через 10 минут после появления в кадре, человек в белом халате сидит на лежанке, а Виктор, едва приходя в сознание, делает попытку и переворачивается, после чего падает с каталки, на которой опущены бортики.

Травма, полученная при падении, то ли напрямую повлияла, то ли ускорила смерть организма.

— О том, что Витя упал, мы узнали на следующий день, 24 января, от лечащего врача в БСМП, — вспоминает Наталья, листая небольшой ежедневник. В нем исписано несколько страниц. На них — последние дни. Записывала не потому, что подозревала неладное, — просто сознание разрывалось, а забывать рекомендации врачей было нельзя.

— Он сказал про кровоизлияние, про медикаментозное лечение и про падение. Еще доктор рассказал о психическом расстройстве мужа и частичной парализации. Но на записи видно, что парализация наступила не от падения. Видно, что рука была согнута, еще когда только привезли.

Здесь у Наташи появляются вопросы, отсутствие ответов на которые ранит и вызывает подозрения.

— Видно, что Витю привезли без одежды. Почему? Не потому ли, что его реанимировали еще в 4-й больнице? На следующий день мы увидимся с мужем, и он расскажет мне, что слышал, как врачи говорили о его клинической смерти.

Почему нам ничего не говорят? Я спрашивала Елисеева: почему нам не рассказали об осложнениях и переводе в другую больницу? Он отвечает, что у них был телефон мамы. Покажите карточку! Я уверена, что муж написал бы мой мобильный.

Вместо этого мне дают какую-то распечатку с нашим адресом и городским номером, который давно поменяли. Да Витя и не помнил этого квартирного номера: кто им сегодня пользуется?!

Неделя до смерти

24 января Наталье разрешили навестить мужа, который находился без сознания.

— Мы зашли к нему с Витиной сестрой. У него была гематома уже на втором глазу и поломанный лоб. Одна рука крепко сжата, другая привязана.

25-го мы приехали и услышали, что Витя пришел в сознание. Тогда и показалось, что все будет хорошо. Первым делом Витя спросил, что с моими волосами (а мне мастер «сожгла» их как раз накануне).

Мы улыбнулись. Он всех узнал, спросил про Костика. Потом сказал, что помнит о падении. Говорил громко и ясно, не подбирая слова. И про свою клиническую смерть рассказал.

Мы помассировали руку, которую он не чувствовал.

На следующий день чувствительность стала возвращаться. Показали видео, где Костя передает папе привет, — Витя заплакал. быстро закрыли.

Уже вечером этого же дня у него поднялась температура. Нам сказали, что это норма: организму дали сильнейшие антибиотики, он борется.

Наступило 27 января, суббота. Мои самые страшные выходные. Лечащих врачей нет — только дежурные. Я попросила назначить капли для промывания глаз — просьба где-то потерялась. Покормила едой с высоким содержанием белка. Рука мужа немного расслабилась. Надежда крепла, хотя мы и не отчаивалась: Витя — очень сильный парень.

28-го я приехала и увидела огромный подтек на простыне. Дежурный врач сообщил, что приходил нейрохирург и сказал: это через нос вытекает спинномозговая жидкость. Это уже плохо. Витя мало разговаривал. Жаловался на растущую головную боль, на то, что стреляет в ухе. Что это? Последствия травмы? Операции?

Приехал Елисеев, чтобы достать длинный жгут, который использовал при операции по удалению полипов. Сказал, если бы не падение…

29-го наш лечащий врач констатировал ухудшение: у Вити диагностировали менингит. Взяли пункцию спинного мозга для анализа. Через день-два анализы показали наличие очень сильного вируса. После консилиума врачи решили переводить мужа в искусственную кому, чтобы он не мучился от головной боли.

Меня в реанимацию больше не пускали.

2 февраля утром мне сказали: мозг сдается, муж не справляется, готовьтесь. В 15:33 позвонили и сообщили, что Витя умер.

«Мы с сыном будем учиться жить заново»

с падением Наталья пересмотрела, наверное, уже сотни раз. В голове — десятки «почему».

Почему упал, почему голова на поручнях, почему борта опущены, почему так долго без реанимации, почему не позвонили, почему лечили так, почему папку с документами, которую Витя брал с собой, отдали пустой и так далее. Говорит, что соболезнования слышала только от лечащего врача БСМП. Елисееву написала SMS, на которую тот не ответил.

— Когда Витя еще был жив, у меня не было желания разбираться. Я думала, вот он поправится и пусть сам решает, ругаться с кем-то или нет. А теперь… Нам с мужем до нашей встречи как-то не очень везло в личной жизни. И когда мы праздновали два года свадьбы, то тихо радовались. А сейчас половину меня забрали. И у Кости.

Источник: https://people.onliner.by/2018/02/21/med-24

Уголовное право – Консультация на сайте – Адвокат Одесса. Дмитрий Тодоров

Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

Консультация на сайтеУголовное право
Вопросов в категории: 75

Сортировать по: Дате · Названию

Ответственность за ножевое ранениеЧеловек нанес два ножевых ранения в область живота.И пострадавший и обвиняемый были в состоянии алкогольного опьянения.Задета печень,но пострадавший жив и претензий не имеет.У обвиняемого была раньше судимость по схожей статье.Какова вероятность того,что можно получить хотя бы условный срок? Уголовное право Ответ добавлен: 15 Августа 2011, 19:14 Можно ли привлечь к уголовной ответственности за угрозыЯ развожусь с мужем. Вместе уже не живем. Но при встречах он постоянно меня оскорбляет, угрожает мне и моим родственникам. Подобным образом ведет себя и при детях. Были факты моего избиения. Угрожает он и молодому человеку с которым у меня сейчас отношения. Какими правовыми инструментами можно повлиять на его поведение, поможет ли написать заявление в милицию? Как поступить в том случае, если он изобьет выше упомянутого молодого человека? Что ему за это грозит?  Уголовное право Ответ добавлен: 05 Июня 2009, 13:07 Хулиганство, самооборона или нанесение телесных повреждений?У меня возникла ссора с соседями с которыми мы находимся в недружественных отношениях уже 4 года (они постоянно достают мою семью) В момент ссоры соседка взяла кирпич и попыталась меня ударить. Перехватывая ее руку, я случайно толкнул ее мужа. Она и соседи написали заявление достаточно неправдоподобные (соседи хорошо дружат). Я находился в нетрезвом виде(жарили шашлыки). Теперь мне инкриминируют хулиганство. Как поступить?  Уголовное право Ответ добавлен: 21 Марта 2008, 18:40 Стал директором фирмы (ООО). На момент моего вступления в должность имелась задолженность по зарплате работникам за 2 месяца. Поправить хоз.деятельность фирмы не получилось. За время моего нахождения в компании долг по з.п увеличился ещё на 6 месяцев. Все люди ушли. Ушел и я. Сейчас общаюсь с прокуратурой – хотя там уже не работаю и что с той фирмой Не знаю. Подскажите: 1. Должен ли я за что-то отвечать – если я уже давно не директор той фирмы.!!!!!!!!!! 2. Прокуратура объяснила, что прошлому директору светит адм.штраф а мне уголовное Дело (самое главное что говорят – погаси з.п и спи спокойно – но как я уже никто в компании), та как якобы за последний месяц его правления выплачивать зарплату должен был я с 2 по 20 сл.месяца – и у него получается задолженность только за 1 месяц. Но насколько я почитал законы – это пенсия выплачивается с 2 по 20 – а зарплата минимум 2 раза в месяц (текущего месяца а не следующего). Также по роду деятельности компании нам зашли деньги от клиента (транзитные) и мы ими рассчитались с контрагентами. Осталась только наша прибыль – а мне говорят, что я должен был все эти деньги отправить на з.п – но как – они же не мои – а клиента. Также было отключение интернета – для поиска новых клиентов – и та же ситуация – сначала з.п а потом работа. Буду благодарен за консультацию и помощь.

Уголовное право Ответ добавлен: 16 Апреля 2008, 18:45 Условно-досрочное освобождение

Меня интересует процесс условно-досрочного освобождения! А именно какие документы для этого необходимы? Елена, Запорожье

Мой сын отсидел две трети положенного срока, была красная полоса, но ее сняли, есть поощрения, все это время работал по своей специальности. В октябре месяце была комиссия и в УДО ему отказали, когда я приехала на прием к зам.нач. колонии, то внятного ответа почему отказали – не услышала. Помогите пожалуйста, я инвалид второй группы (не рабочая)

Уголовное право Ответ добавлен: 25 Декабря 2010, 10:10 Нанесение телесных повреждений. Обращение в суд о взыскании ущерба?7.08.2009г. меня избил мой бывший муж и его сожительница, я обратилась в милицию в этот же день, сняла побои, судмедэкспертиза дала заключение о легких повреждениях (незначительных) в больнице же зафиксировали гематому мягких тканей головы, через день я обратилась в больницу, мне поставили диагноз сотрясение мозга. Сейчас нахожусь на лечении. бывший муж заявил, что я для него проблема, а проблемы нужно устранять. у нас в данный момент (уже четыре года) в судебном порядке решается вопрос о вселении меня и нашей несовершеннолетней дочери в нашу совместную квартиру. я боюсь давать ему дочь, что мне необходимо дальше делать, тем более, что это уже не первый случай его давления, чтоб я выписалась из квартиры. милиция на протяжении восемнадцати дней мне на данный момент ничего не может пояснить, я обратилась в прокуратуру, но еще нахожусь на лечении. могу ли я через суд просить о привлечении виновных к ответственности и о возмещении затрат на чение, а также о моральном ущербе. обращение в суд должно составляться в произвольной форме или необходимо обратиться к адвокату? Уголовное право Ответ добавлен: 26 Августа 2009, 19:00

Меня избили , закрытый перелом большой берцовой кости со смещением и осколками (была операция в настоящее время я перемещаюсь на костылях с аппаратом Елизарова). Сколько мне лечиться я не знаю, но не менее 4 месяцев это точно.

Правда ли, что средняя степень увечья определяется сроком лечения увечья от 21 до 122 дней (до 4 мес), а тяжкие телесные повреждения, если лечение более 4 мес. Можно ли мне надеяться на возбуждение уголовного дела по ст.

121?

Уголовное право Ответ добавлен: 19 Января 2008, 18:39 Снятие судимости при штрафеУ меня 11 марта 2010 года был приговор суда, в котором в соответствии со статьей 333, часть 1, мне был назначен штраф в виде наказания. Сейчас у меня появилось желание снять судимость. Почитав статью 89 УК, я понял, что снятие судимости при штрафе предусмотрено только через год со дня приговора.
 Возможно вы сможете мне подсказать, существуют ли юридические возможности и ухищрения для снятия судимости в более ранние сроки? Уголовное право Ответ добавлен: 08 Сентября 2010, 19:09

Источник: https://todorov.od.ua/board/6-2-12

Как получить компенсацию за травму в аварии

Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

В июне я попала в аварию. Она стала причиной установки титановой пластины под моим глазом и привела меня в мир страховых выплат.

Евгения Кущёва

получила страховую выплату за разбитое в аварии лицо

Теперь я знаю свои права как пассажира и понимаю прелесть страховки по потребительскому кредиту. В этой статье я расскажу, как получить часть страховой суммы по полису ОСАГО и по страховке жизни.

6 июня 2018 года я и мой семилетний сын ехали на заднем сиденье такси по Подольску домой. Выезжая из двора, водитель Шкоды нарушил ПДД и столкнулся с нашим такси слева спереди. В момент удара меня по инерции отбросило вперед. Правой частью лица я ударилась о сиденье. Как следствие — диагноз размером в 5 строк и титановая сетка под правым глазом.

Мое лечение длилось долго. Переломы заживали, гематомы сходили, но у меня продолжало сильно двоиться в глазах. Я прошла все возможные обследования, несколько раз сделала компьютерную томографию. В итоге мне сделали операцию на глазнице и дне орбиты глаза. Теперь мой правый глаз лежит на титановой сетке и я хорошо вижу.

Пока я лежала дома, а потом в больнице, у меня было много времени, чтобы разобраться, на что я могу претендовать, кроме возмещения морального вреда.

Первая часть страховой выплаты — за повреждения, которые были получены в ДТП. Ее можно и нужно получить сразу после аварии — в течение 20 календарных дней.

Об этом мне сообщили адвокаты и правозащитники, с которыми я консультировалась, — хотя сотрудники ДПС уверяли, что страховую сумму невозможно получить, пока не установлена степень тяжести повреждений и нет постановления суда о виновнике ДТП.

Пострадавший в аварии вправе получить часть страхового возмещения по полису ОСАГО без установления степени тяжести и постановления суда.

Вторая часть страховой выплаты. После установления степени тяжести вреда выплачивается вторая часть страховой суммы. Она включает в себя лечение сверх полиса ОМС, потерянный в период нетрудоспособности заработок и стоимость лекарств и дополнительных обследований.

Степень тяжести вреда напрямую влияет на сумму потерянного заработка в период лечения. Например, при средней тяжести, как у меня, лечение и восстановление длятся более 21 дня. При легкой — до 21 дня включительно.

На вторую часть выплаты можно претендовать, когда на руках есть судебно-медицинская экспертиза и постановление суда по делу об административном нарушении.

Пока я получила только первую выплату по тарифной сетке. 19 ноября состоялся суд, который установил вину водителя Шкоды. Мне выдали на руки постановление суда, и сейчас я собираю документы на получение второй части страховой суммы по полису ОСАГО.

Например, мне по тарифной сетке выплатили 25 250 Р. Мои траты на лекарства, дополнительное платное обследование и лечение травмированного зуба в клинике составляют 19 833 Р. Эту сумму по полису ОСАГО мне не возместят, потому что она не превышает выплаченной ранее суммы.

Если бы на лекарства и дополнительное лечение я потратила 35 000 Р, по полису ОСАГО мне возместили бы 9750 Р. Но надо было бы предоставить подтверждения, что именно эти лекарства, бинты, мази и капли выписал мне мой лечащий врач. Всё, что я не смогла бы подтвердить документально, не оплатили бы.

Дорожно-транспортное происшествие с пострадавшими или погибшими людьми оформлять обязательно. Для этого нужно вызвать скорую помощь и ГИБДД. В противном случае невозможно будет получить страховую выплату, возмещение морального и имущественного вреда.

Оформление ДТП. Для оформления происшествия на место аварии прибыли сотрудники ГИБДД. Скорая помощь — немного позже. Инспектор ДТП на месте составил протокол осмотра места ДТП, схему ДТП и рапорт об его обнаружении. Каждый участник и свидетели дали объяснения. Бригада скорой сразу госпитализировала меня и сына, поэтому объяснения по ДТП я давала уже в больнице.

Меня пригласили в отдел дознания по Подольску для ознакомления с документами. На руки мне выдали определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования и приложение к нему, в котором указаны страховые компании всех участников ДТП.

Так я узнала страховую компанию виновника ДТП — «Ингосстрах». Туда я отправилась за компенсацией по полису ОСАГО.

Установление тяжести вреда. Как только меня выписали из больницы, я сообщила о своих обследованиях и операции инспектору ГИБДД. Он собрал медицинские документы со всех больниц и поликлиник, где я наблюдалась, и передал судмедэксперту, чтобы тот провел судебно-медицинскую экспертизу и установил степень тяжести вреда, который причинили моему здоровью.

При возбуждении дела об административном правонарушении проводить судмедэкспертизу пострадавшего обязательно. От степени тяжести вреда зависит ответственность виновника ДТП.

При причинении тяжкого вреда жизни или здоровью виновнику грозит уголовная ответственность — лишение свободы на срок от 3 до 9 лет и временное лишение водительских прав.

Если тяжесть вреда здоровью средняя или легкая, наступает административная ответственность.

Документы. Чтобы получить выплату, мне нужно было собрать пакет документов:

  1. Заверенная копия определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования и приложение к нему с данными всех участников ДТП.
  2. Выписка из амбулаторной карты со всеми подробностями: диагноз, история болезни, назначение и лечение.
  3. Справка от лечащего врача о том, что лечение продолжается.
  4. Паспорт (оригинал и копия).

В выписке можно написать название учреждения, куда направляется этот документ. Я указывала: в СПАО «Ингосстрах».

Справка из районной больницы о том, что я находилась на лечении в момент подачи документов

Куда обращаться.

С этим пакетом документов я отправилась в центральный офис страховой компании, потому что заявление на получение страхового возмещения от пострадавших в ДТП принимают только там. Очереди не было, я была первая и единственная.

Менеджер с моих слов заполнил заявление о выплате страхового возмещения по полису ОСАГО. Заявление на руки мне не выдали, но я и не просила.

Я впервые обращалась в страховую и была уверена, что мне придется с ней сражаться. Но все прошло чинно и благородно.

Копия приложения к моему заявлению о выплате страховой суммы по полису ОСАГО

Я подала заявление в страховую 4 июля, а деньги поступили на счет 11 августа. Если бы все документы были в порядке с самого начала, деньги поступили бы через 20 календарных дней.

Я позвонила в страховую компанию, чтобы уточнить, могу ли я претендовать на перерасчет страховой выплаты по тарифной сетке из-за новой операции. Как мне объяснили, это возможно, если выводы о диагнозе в заключении судмедэкспертизы разнятся с полным диагнозом в выписке из медкарты.

Я планирую подать заявление о перерасчете первой части страховой выплаты.

Выдержки из тарифной сетки

В начале года я оформила потребительский кредит. Вместе с кредитом я заключила договор страхования жизни. Из двух программ страхования выбрала ту, где в перечне страховых рисков было получение травмы.

Перечень документов для получения страховки по кредиту оказался схожим с документами по ОСАГО:

  1. Заверенные копии определения о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования и приложения к нему.
  2. Выписка из амбулаторной карты в страховую, которая заверена печатями лечащего врача и администрацией поликлиники.
  3. Справка от лечащего врача о том, что лечение продолжается.
  4. Паспорт, оригинал и копия.
  5. Заявление о страховании жизни.
  6. Заявление о наступлении события, имеющего признаки страхового. Его я заполнила непосредственно в день подачи документов.

Куда обращаться. Все документы я понесла в ближайший филиал банка кредитора, откуда меня отправляли в филиал страховой компании. Когда я позвонила в страховую, мне сообщили, что я могу подать документы в любой филиал банка, потому что он единственный участник страховой — ООО СК «ВТБ Страхование». Я так и сделала, это было удобнее.

С банковской страховкой всё оказалось сложнее, чем с ОСАГО: никто не хотел мной заниматься, потому что не знали как. Меня отправляли от одного менеджера к другому. Я была первая с таким вопросом. Несмотря ни на что, страховую выплату я получила ровно через 30 календарных дней, как было указано в договоре страхования.

МКБ-10 — это нормативный документ в трех томах, где хранится вся информация о болезнях, коды диагнозов и стандарты оказания медицинской помощи. Этим нормативным документом пользуются все: и врачи, и страховщики.

Например, страховая компания моего банка по каждому коду диагноза установила определенный размер страховой выплаты и отразила их в страховом полисе к кредитному договору.

По моим повреждениям коды диагнозов и размеры страховых выплат выглядят так:

  1. S02.2 Перелом костей носа открытый — 2% суммы кредита;
  2. S01.2 Открытая рана головы (лица), требующая наложения шва при сроках лечения от 14 дней до 21 дня, — 4% суммы кредита;
  3. S02.20 Перелом костей носа закрытый — 2% суммы кредита.

А вот код S02.3 «Перелом дна глазницы», по которому мне делали операцию, в страховом полисе не предусмотрен. Возможно, потому, что это самый распространенный вид травмы из-за хрупкости костей в этой части лица.

Всего мне полагалось 8% суммы кредита. Это и есть размер компенсации. Программа страхования жизни на 5 лет мне обошлась в 89 118 рублей.

Сейчас экспертиза установила, что у меня средняя степень тяжести вреда здоровью. Это значит, что по коду «S01.2 Открытая рана головы (лица), требующая наложения шва» страховая выплата составляет 6% суммы кредита. В связи с этим страховая компания моего банка предложила мне подать апелляцию на перерасчет страховой выплаты.

На момент написания этой статьи я получила 25 250 рублей по полису ОСАГО и 47 529,52 рублей по страховому полису банка кредитора.

Но на этом история не заканчивается. Я готовлюсь к перерасчету первой части по тарифной сетке и получению второй части страховой выплаты по полису ОСАГО, а также составляю апелляцию к страховой компании банка кредитора.

По своему опыту скажу, что сразу после аварии главное осознать, что вы живы. Это очень радостная новость. После этого все остальное намного легче, чем может показаться.

В следующей статье я расскажу, как получить вторую часть компенсации по ОСАГО и что для этого нужно, возможно ли получить возмещение морального вреда при ДТП и в каком размере.

  1. Если вы попали в аварию, то можете претендовать на страховое возмещение вреда здоровью по полису ОСАГО виновника ДТП. Сумма выплачивается двумя частями. Первую можно получить в течение 20 календарных дней после ДТП.
  2. Внимательно перечитайте страховые договоры, заключенные при получении кредитных карт, потребительских кредитов, ипотеки, и как можно быстрее сообщите о страховом случае.
  3. Консультируйтесь с правозащитниками, адвокатами, юристами, даже если кажется, что всё понятно.
  4. Будьте внимательны и бдительны. Наши жизни и наши деньги не представляют ценности ни для кого, кроме нас самих.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/give-me-insurance/

Избитый до полусмерти тверской таксист просит пересмотреть приговор в отношении своих обидчиков. Мужчина уверен, суд их пожалел

Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

В редакцию ТИА обратился Дмитрий Шаров, который рассказал, как пережил самую страшную в жизни ночь, как выжил вдали от дома и о судебных тяжбах.

Все произошло 27 декабря 2012 года. Дмитрий Шаров, таксист по профессии, в ту ночь работал и ездил по вызовам. В 2 часа ночи он на автомобиле «Рено Логане» припарковался на Санкт-Петербургском шоссе около ДК «Металлист» и ждал очередной заказ. В половину третьего ночи к нему подошли два молодых человека, которые попросили отвезти их в деревню Маслово Ржевского района. Дмитрий согласился.

Проехав Маслово и не доезжая до деревни Вороничено, молодые люди попросили остановиться. Они протянули Дмитрию 5-тысячную купюру за проезд, и когда он отсчитывал сдачу, злоумышленники напали на него.

Дмитрий Шаров:

– Тот, который сидел сзади, дал мне 5-тысячную купюру. И пока я искал сдачу, они начали меня бить. Долго били по голове и лицу. Я был пристегнут, постарался выйти из машины, а они продолжали бить.

Я почувствовал, что теряю сознание, а потому попытался выйти из машины. Тот, кто сзади сидел, несколько раз дверью меня прижал. Я упал на землю. Тот, кто сидел спереди, вышел и ударил меня ногой в челюсть.

Я потерял сознание, а когда очнулся, то уже никого не было.

Из материалов уголовного дела следует, что на таксиста Шарова напали некие Куликов, 1992 года рождения, на тот момент учащийся в «Профессиональном лицее № 42»;  и Смирнов, 1991 года рождения,  работающий в ПЧ-6 монтером. В Тверь они приехали специально. Куликов рассказал, что Смирнов предложил угнать автомобиль. И тогда им на глаза попался «Рено Логан», принадлежащий фирме-такси. Его-то они и решили отобрать.

Избитый на сельской дороге в Ржевском районе таксист Дмитрий Шаров рассказал, что когда он очнулся, никого уже не было: ни злоумышленников, ни автомобиля.

Дмитрий Шаров:

– Я попытался на дороге остановить машину,  но никто не остановился. Я дошел до АЗС, автозаправку я запомнил, когда проезжал мимо. Мне помогла женщина-оператор, она дала телефон, и я вызвал сотрудников полиции.

Машину нашли, на платной автостоянке во Ржеве, злоумышленников задержали.

На следующий день после ЧП, 28 декабря, Дмитрий Шаров обратился в 4-юу городскую больницу к нейрохирургу. Врач выписал справку (есть на фото) о том, что у пострадавшего есть закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, травма барабанной перепонки. Также в ней врач указал, что пострадавший от госпитализации отказался и назначил ему лечение у невролога.

В 2013 году в Ржевском городском суде Тверской области началось слушание дела о разбойном нападении на тверского таксиста. На скамье подсудимых Куликов и Смирнов.

Как рассказал ТИА таксист Дмитрий Шаров, в суде он говорил о том, что в результате побоев ему был причинен серьезный вред здоровью: что у него была зафиксирована черепно-мозговая травма и сотрясение, а также травма барабанной перепонки. Из-за последней, кстати, он стал плохо слышать. Из медицинского заключения врача-сурдолога следует, что у мужчины «двухсторонняя нейросенсорная тугоухость I степени».

Адвокаты подсудимых запросили провести повторную судебно-медицинскую экспертизу. Ее результаты крайне удивили потерпевшего.

В заключении за подписью врача-нейрохирурга ГБУЗ «ОКБ» Руднева, который ссылается на данные выписки журнала отказов, заключения МРТ головного мозга, говорится: «нельзя однозначно судить о наличии ЗЧМТ, сотрясения головного мозга по следующим причинам: – отсутствие клинических данных (описание неврологического статуса) на момент обращения в приемное отделение ГКБСМП г. Твери (28.12.12); – односторонний установочный нистагм – не является специфическим для ЧМТ; – наличие нейросенсорной тугоухости само по себе не может быть расценено, как осложнение ЗЧМТ. Сотрясение головного мозга, т.к. не является характерным для данного вида травмы. Одни жалобы на головную боль, шум в голове, головокружение не являются типичными для ЗЧМТ».

Больше всего потерпевшего в заключении поразила фраза «отсутствие клинических данных (описание неврологического статуса) на момент обращения в приемное отделение ГКБСМП г. Твери (28.12.12)».

Тогда адвокат, представляющий на суде интересы потерпевшего Шарова, сделал запрос в Клиническую больницу скорой медицинской помощи о предоставлении выписки из истории болезни.

Как ни странно, но в истории болезни избитого таксиста сохранился лишь его отказ от госпитализации, а справка нейрохирурга нет.

В итоге Ржевский городской суд признал Куликова и Смирнова виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «г» ст. 161 УК РФ (Грабеж) и назначил им по 4 года лишения свободы в колонии общего режима.

Сегодня, когда приговор уже вынесен, обидчики наказаны, Дмитрий Шаров уверен, что они понесли слишком легкое наказание. Мужчина говорит, если бы его диагнозы черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга были подтверждены и заключением, и  выпиской из больницы, то парней наказали серьезнее.

такси, грабёж, избили таксиста, судебно-медицинская экспертиза

0 Подпишитесь на наш канал Яндекс.Дзен

Источник: https://tvernews.ru/news/172844/

Новости в сфере медицинского права за январь – ноябрь 2019 года (подготовлено экспертами компании

Если я не лечилась в больнице, а судмедэкспертиза не дала заключение о степени тяжести, что делать?

Пациент, требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, должен доказать лишь факт своих страданий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. N 74-КГ19-5

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно.

На это указал Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни “рентгена” ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

– акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Закона об основах охраны здоровья граждан (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);

– материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей.

По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава.

А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;

– акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и “засиленной” ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

– обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;

– неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;

– при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;

– однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

1.

 сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; и

2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Что же до актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП, то в этих документах четко не написано, кто именно их составлял, и какая у него квалификация. А значит, и доверять им суд не может.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра.

Потому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили “на всякий случай” ввиду многочисленных хронических заболеваний.

Верховный Суд РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

– из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;

– следовательно, в данном деле юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага, при этом:

– причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,

– причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;

– потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);

– а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;

– в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);

– кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения закона о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи.

А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей.

В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;

– в связи с этим суд не выяснил – предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;

– утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;

– тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;

– нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ.

Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства. Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи.

Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился;

– наконец, выводы суда относительно актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП страховой медорганизации явно не соответствуют содержанию этих документов. В акте проверки имеются сведения о лицах, проводивших проверку и составивших акт.

А требования к экспертам СМО и оформлению ЭКМП вообще установлены специальными актами, и в частности, предоставляют экспертам право указать в акте экспертизы не свои ФИО, а свой идентификационный код.

К тому же акт этой ЭКМП проверялся ТФОМСом, и результаты этой экспертизы были признаны обоснованными, о чем в деле тоже есть документы.

____________________________________________

Источник: http://base.garant.ru/57404657/

Административное право
Добавить комментарий