Где можно работать с негосударственным дипломом юриста?

Кто и для чего покупает фальшивые дипломы

Где можно работать с негосударственным дипломом юриста?

Суд в Хабаровском крае запретил доступ к сайтам, где продавались поддельные дипломы по самым разным специальностям.

– Прокуратура Охотского района выявила пять интернет-ресурсов, предлагающих приобрести дипломы гособразца о высшем и среднем профобразовании. Районный суд удовлетворил требования прокурора признать информацию запрещенной к распространению на всей территории РФ, – сообщила старший помощник прокурора края Валентина Глазова.

После вступления решений суда в силу Роскомнадзор внесет интернет-страницы в реестр запрещенных, доступ к ним заблокируют.

Работу ректоров оценят по четырем параметрам

Летом прошлого года, например, Дальневосточная транспортная прокуратура через суд добилась закрытия доступа к порталу, предлагавшему дипломы и удостоверения, в том числе и “корочки” помощника машиниста электровоза.В декабре 2017 года прокуратура Тугуро-Чумиканского района Хабаровского края во время интернет-мониторинга нашла сразу 20 сайтов, предлагавших купить дипломы вузов и колледжей.

Cуд признал информацию запрещенной для распространения на территории России. В Комсомольске-на-Амуре фигурантом уголовного дела стал бывший студент-недоучка, устроившийся на работу в больницу по липовому диплому врача, якобы выданному Дальневосточным государственным медуниверситетом. До этого проходимец успел “поврачевать” в медучреждениях Хабаровского края и Еврейской автономной области.

Увы, реальность такова, что сегодня купить можно диплом любого вуза. Включая Академию Генпрокуратуры, Государственный университет управления, МГЛУ, МГУ, МГИМО, и что уж совсем вопиющее – медуниверситетов! Говорят, лет десять назад у продавцов было негласное правило – не подделывать дипломы врачей и пилотов гражданской авиации. Сейчас все иначе.

Цена зависит от года выдачи диплома, чем раньше – тем дешевле обойдется. Диплом старого образца, который получали выпускники до 1996 года – 15-16 тысяч рублей. Если хотите “закончить” вуз позже 2014 года – 30 тысяч. На красный диплом всех лет цена одинаковая – 33 тысячи.

Особое предложение – дипломы ликвидированных вузов. Они пользуются стабильным спросом. Кто покупает фальшивые дипломы и для чего?

Студенты-бюджетники отработают обучение в вузе

– Для некоторых вакансий требуется документ о высшем образовании, а у кандидата, допустим, его нет. Человек может поступить на заочное отделение, но все же хотят получить диплом быстрее. Кто-то покупает диплом просто для того, чтобы положить в свое портфолио.

Иногда бывает, что человек по разным причинам не способен получить высшее образование и тоже идет покупать корочки. Чаще всего покупают дипломы юристов, экономистов, журналистов.

Я не слышал, чтобы кто-то покупал диплом математика или физика, – рассказал “РГ” научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования ВШЭ, экс-глава Рособрнадзора Виктор Болотов.

По его словам, покупают дипломы депутаты и даже сотрудники силовых структур. “К сожалению, тут есть и коррупционная составляющая, в этом участвуют вузы. За границей вузу, который замешан в продаже дипломов, участвует в преступной схеме, грозит потеря лицензии. Правила там очень жесткие. Но фальшивки – типографские копии, конечно, встречаются”.

Почти все российские продавцы дипломов уверяют, что бланки у них настоящие – с фабрики “Гознак”.

На запрос “РГ” на “АО “Гознак” ответили так: “…договоры на производство и отгрузку-доставку дипломов… могут заключаться только с образовательными учреждениями, а также с региональными министерствами образования…

фабрика изготавливает бланки в количестве, указанном в соответствующей заявке… Каких-либо проверок правомерности заказываемого количества бланков не производится… Бланки устаревшего образца не изготавливаются”.

О том, сколько процентов документов вузы закладывают на брак, на фабрике не знают.

Иными словами, можно допустить, что какое-то количество подлинных чистых дипломов на рынок попадает, плюс качественные цветные копии. Но заполненный бланк – еще полдела.

Любая проверка докажет, что диплом – фальшивка, если в вузе нет информации об этом студенте – приказов о зачислении, отметок в зачетных ведомостях, сведений о сданных госэкзаменах…

У торговцев дипломами это называется “проводкой”.

Бывший студент-недоучка устроился на работу в больницу по липовому диплому врача

“Мы позаботимся о том, чтобы данные о вас появились в нужном вузе. Там заведут папку с вашим именем, документами и сведениями о сдаче экзаменов”, – обещает одна из компаний, торгующих дипломами.

“Сложность в работе с такими типами документов в том, что исполнитель должен иметь связи с высшим руководством вуза”, – сообщает другая. Это значит, что цена диплома “с проводкой” будет гораздо выше.

Как данные покупателя появляются в вузе? Обычно для начала оформляется липовый перевод на последний курс. Продавцы, не стесняясь и не смущаясь, рассказывают и это: “Вы будете числиться в высшем или среднем профессиональном заведении целый год. За вас сдадут все экзамены и защитят выпускную квалификационную работу, после чего выдадут диплом”.

Надо ли в школах отменять контрольные и домашние задания

Между прочим, у продавцов фальшивых дипломов есть свои “черные списки” покупателей. Это клиенты, которые забрали документы, но деньги не заплатили. На сайтах выложены их личные данные, в том числе и паспорта с пропиской и сканы проданных поддельных дипломов.

Проверяют ли работодатели дипломы своих сотрудников? Начальник Управления надзора и контроля за деятельностью органов исполнительной власти субъектов РФ Рособрнадзора Евгений Семченко пояснил “РГ”, что за прошлый год по базе данных ведомства было проверено 385 тысяч дипломов о среднем профессиональном и высшем образовании.

– База данных онлайн работает с 2015 года. Сейчас туда заносятся сведения с 2000 по 2017 год. Летом добавится 2018 год. К 2020 году будут загружены данные с 1996 по 1999 год. Еще через три года внесем все дипломы с 1992 года, – рассказал Евгений Семченко.

Вероятность того, что в IT-сферу придет выпускник с фальшивым дипломом, – 1 процент

По его словам, учебное заведение, которое выдало документ об образовании, должно в течение двух месяцев сообщить об этом в базу данных. Примерно 12 процентов дипломов вузов по разным причинам в базе данных нет. Чаще всего это ликвидированные вузы, которые не сдали сведения в архив.

– Вероятность того, что в IT-сферу придет выпускник с фальшивым дипломом, – 1 процент. Есть самоучки, которые не получили высшее образование, но если они действительно талантливы, их возьмут на работу и без диплома, – пояснил Кирилл Алифанов, начальник управления информационных технологий группы компаний, связанных с агробизнесом.

А вот что рассказывают о проверках пользователи Интернета:

“У меня проверяли диплом. Это был негосударственный вуз с госаккредитацией, я реально там училась. На момент проверки диплома вуз закрыли. Все документы были переданы в архив, и после запроса выдали подтверждение”.

“Знаю, по крайней мере, три конторы, где проверяются дипломы. Это наша галерея, один радиоканал и одна мастерская по багету. Отказы с купленными дипломами кандидатам на место бывали. Двоих полиции сдали”.

“Я ведущий методист одного из вузов, так вот нам каждый день приходят запросы. Кстати, вы бы удивились, если бы узнали, сколько маленьких фирм присылает такие запросы”.

Что не понравилось экспертам в школьных стандартах по математике

Идут запросы о документах из правоохранительных органов. Вот тут уж изымается весь архив по студенту, проверяется все, до номера школы, где человек учился. И диплом “с проводкой” вряд ли поможет.

Трудно подделать диплом Санкт-Петербургского госуниверситета.

Там на документе стоит специальный код: навел телефон на код и увидел, к примеру, были ли у выпускника выдающиеся успехи в учебной и внеучебной деятельности или, наоборот, проступки.

Например, участвовал ли студент в конкурсе научных работ, вернул ли вовремя книги в библиотеку… Тут фирме-мошеннику “проводкой” с одним последним курсом не отделаться.

Кстати

С начала 2018 года в Рособрнадзор поступило 1800 заявлений на процедуру признания иностранного образования и квалификации от дипломированных иностранных специалистов. Это на 10 процентов больше, чем за этот же период в прошлом году.

Еще 3000 иностранцев подали заявления в электронной форме, что почти на 20 процентов выше, чем за такой же период 2017 года. Кто просит признать иностранный документ или квалификацию? Тот, кто хочет учиться или работать в России. 85 процентов заявителей такое право получили.

За процедуру признания документов надо платить госпошлину, но если ты подаешь заявление онлайн, получаешь скидку в 30 процентов.

Компетентно

Юлия Андреева, руководитель проектов адвокатского бюро:

– Уголовный кодекс РФсодержит несколько основных статей, которые могут быть применимы в деле, связанном с подделкой диплома.

Лица, которые непосредственно подделывают, изготовляют или же сбывают дипломы, подлежат привлечению к уголовной ответственности вне зависимости от того, воспользовались ли ими в итоге покупатели.

Достаточно лишь самого факта изготовления диплома без законных оснований.

Ответственность за изготовление – ограничениe свободы на срок до 2 лет, либо принудительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 2 лет.

70 российских университетов попали в международный рейтинг вузов

Покупатели дипломов могут быть наказаны штрафом в размере до 80 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до 6 месяцев. Почему и те и другие продолжают вести себя так нахально? Ответ прост. Я не часто слышу истории, когда при приеме на работу досконально проверяют представленные документы, за исключением трудоустройства, наверное, в госструктуры.

Кроме того, даже если в ходе процесса приема на работу диплом решили проверить и выявили его подделку, вряд ли кому-то захочется идти писать заявление, участвовать в следственных действиях и так далее. Скорее всего, лицо просто попросят удалиться и внесут в “черный” список.

Плати 20 тысяч и выбирай, кем будешь – экономистом, врачом или юристом.

Что почем?

Диплом с занесением в реестр непопулярного вуза – от 300 000 рублей.

Диплом с занесением в реестр популярного вуза – от 500 000 рублей.

Диплом на бланке Гознака без занесения в реестр вуза – от 16 000 рублей.

Самые востребованные дипломы у работодателей

“управление персоналом”

ВШЭ, МГУ, РГСУ, МГППУ, МИГУП, МПГУ.

“экономика и финансы”

РАНХиГС, Финансовый университет, МИЭМП, ВШЭ, МБИ, РЭУ им.Плеханова

“маркетинговые коммуникации”

ВШЭ, МГУП им. Ивана Федорова, РЭУ им.Плеханова, РУДН, ВШЭ, ГУУ

“медицина”

МГМУ, РНИМУ, МГМСУ

“туризм и гостеприимство”

РУДН, МГИИТ, РЭУ им. Плеханова, РГУТИС, РМАТ, МосГУ

Источник: https://rg.ru/2018/04/16/kto-i-dlia-chego-pokupaet-falshivye-diplomy.html

Так ли важен диплом гособразца?

Где можно работать с негосударственным дипломом юриста?

  • Кем стать?
  • Где учиться?
  • Как расти?
  • Что пробовать?

ico 03.08.2016

Закончить престижный вуз, да ещё с красным дипломом – звучит впечатляюще.

Но что это даёт при трудоустройстве в настоящее время? Сейчас выпускников топовых вузов часто упрекают в заносчивости и нереалистичных ожиданиях на первой работе, а люди со средним образованием вполне могут достичь карьерных высот, не говоря уже о возможности открыть собственное дело.

Чем на деле измеряется привлекательность молодого кандидата для работодателя?

В чем разница

В России студенты могут получать дипломы двух видов: государственного и установленного образца. Первый вариант — для вузов с государственной аккредитацией, второй, соответственно, — для всех остальных.

Кроме того, МГУ и СПбГУ как вузы с уникальными образовательными программами имеют право выдавать “фирменные” дипломы — предполагается, что это более престижно, чем обычный госдиплом. Ректоры многих других ведущих вузов поддерживают эту идею — по аналогии с западными университетами.

В англосаксонских странах используются собственные дипломы, а вопросами контроля качества занимаются частные профессиональные организации. При этом вряд ли кого-то из выпускников Стэнфорда и Йеля смутит нестандартная «корочка».

При этом, чтобы нормально функционировать, коммерческий вуз должен получить лицензию Министерства образования, и только потом он может претендовать на государственную аккредитацию.

Это означает, что вуз, не имеющий аккредитации, — все-таки не совсем «беспризорный»: сотрудники Минобра как минимум подтвердили, что у него достаточно ресурсов, чтобы давать студентам качественные знания. Но как это реализуется на практике — отдельный вопрос, поэтому примерно раз в пять лет в вуз наведываются сотрудники Рособрнадзора — проверить качество образования. Оно определяется по ряду показателей:

  • успеваемость студентов,
  • научная деятельность,
  • подбор кадров и материально-техническая база.

Отдельный аспект — аккредитация образовательных программ: они могут соответствовать государственным стандартам, а могут и нет (даже в престижном вузе, если это новая программа).

Так ли страшно не вписаться в ГОСТ?

Если вуз не вписался по линии работы с кадрами или в плане успеваемости студентов — это, безусловно, плохо. Что касается аккредитации программ, простого ответа на этот вопрос нет, и все будет сильно зависеть от специальности.

Например, российские бизнес-школы отказались от гербовой печати на дипломах еще в 2012 году — понятно, что в нашей стране не успели сложиться традиции качественного обучения будущих предпринимателей, так что дорожить тут особо нечем.

Тем более, что реалии рынка меняются очень быстро, и в интересах высших школ бизнеса — подстраиваться под эти тренды и создавать гибкие учебные программы.

То же самое с инновационными специальностями, вроде биотехнологий и больших данных: по данным исследований, средняя университетская программа устаревает уже к третьему курсу, а значит, вуз более свободный в своих действиях и не скованный излишней бюрократией получает больше возможностей «держать нос по ветру».

Но для того, чтобы оценить потенциальное качество образования, абитуриенту в таких случаях придется самому вникать в программу и сравнивать ее с тем, как его специальность преподается в передовых европейских вузах. Соответственно, и вузу придется затратить гораздо больше усилий, чтобы убедить потенциальных студентов в качестве предоставляемых услуг. Так что небольшие и не очень известные учебные заведения сильно проигрывают от потери государственной аккредитации.

Естественные ограничения

При этом на определенных специальностях диплом гособразца все-таки дает преимущество — например, молодой врач, выучившийся во «Втором меде», по умолчанию покажется более благонадежным, чем выпускник частного российского медвуза, не говоря о будущих госслужащих.

Но чаще всего в тех случаях, когда работодатель смотрит в диплом (а он имеет значение далеко не всегда), важнее общий престиж вуза, чем тип диплома. То есть выпускники обычно условно делятся на «ребят из МГУ, СПбГУ, МГИМО, ВШЭ, МФТИ (и так далее в зависимости от профиля)» и «всех остальных», без дальнейшей детализации.

Тем не менее, у учебы в неаккредитованном вузе есть ряд подводных камней.

  • Во-первых, диплом установленного образца не дает выпускнику право продолжить обучение по образовательным программам последующего уровня образования. То есть, с негосударственным дипломом бакалавра филологии вы не сможете поступить на магистратуру на филфак МГУ.
  • Во-вторых, такая учеба не предоставляет отсрочку от армии, что весьма критично для молодых людей.
  • В-третьих, студент неаккредитованного вуза не сможет на выходе пройти государственную итоговую аттестацию. Что по законодательству должно лишать его права занимать «должности, для которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке определены обязательные требования к уровню профессионального образования». Учитывая, что в 2014 году Госдума еще и предлагала запретить россиянам работать не по профессии, этот пункт звучит довольно устрашающе.

На деле, к счастью, на многие специальности все еще можно претендовать, не имея даже профильного диплома — если продемонстрировать эйчару знания и навыки, необходимые для качественного выполнения работы.

Юлия Утешева, pr-менеджер рекрутинговой компании «Работа — это проСТО»«Все зависит от компании и ее требований. У нас редко обращают внимание на вуз, который закончил соискатель. Например, на позицию рядового менеджера, секретаря, ассистента, то есть на все стартовые позиции, подойдет образец любого учебного учреждения. Если вакансия профильная (IT-специалист, бухгалтер, юрист, финансист), то на вуз смотрим, но не критично, если диплом „установленного образца“. Главное — правильно отобразить в резюме знания и навыки, полученные в ходе учебы, и подробно, не стесняясь, рассказать об этом на интервью. Есть принципиальные компании, в вакансиях они сразу указывают названия вузов, из которых они готовы рассматривать претендентов, но таких единицы».
«Государственные вузы пользуются большим доверием у работодателей. При этом диплом хорошего известного вуза рассматривается скорее как бонус. Финальное решение принимается после ряда собеседований. Кроме того, чем больше времени проходит с выпуска, тем меньшее внимание работодатель уделяет вашему диплому — опыт и достижения становятся более важными. Как правило, на диплом смотрят первые три года после выпуска. Но стоит отметить, что приоритет все равно отдается государственным вузам. Крупные работодатели определяют для себя 3-5 целевых вузов и стараются с ними работать и „хантить“ студентов. Помимо МГУ и МГИМО в высоком рейтинге будут отраслевые вузы — „Бауманка“, МИФИ, МФТИ, РХТУ им. Менделеева и другие. А печальнее всего обстоит дело с массовыми направлениями, по которым готовит большинство вузов (экономика, психология, PR, юристы), — здесь конкурс будет настолько высок, что вуз в принципе не будет иметь особого значения».Анна Чуксеева, шеф-редактор Rabota.ru

Источник:Учёба.ру, Дарья Варламова

Вернуться к списку статей

Источник: https://proforientator.ru/publications/articles/tak-li-vazhen-diplom-gosobraztsa.html

Диплом юриста вырастет в цене

Где можно работать с негосударственным дипломом юриста?

01.09.20175977

Российские вузы продолжат выпускать юристов для работы в компаниях, которым не по карману обладатели дипломов юрфаков МГУ и МГИМО.

И хотя зачистка рынка юробразования в самом разгаре, экспертные комиссии Рособрнадзора сформулировали в общих чертах новые требования к качеству обучения правоведов.

С аккредитованным Рособрнадзором экспертом по проверке аккредитации, проректором Московского государственного юридического университета им. Кутафина д.ю.н. Ларисой Петручак Legal.Report побеседовал о том, что ждет в ближайшее время вузы, готовящие российских юристов.

– Из-за чего в первую очередь лишаются лицензий юридические вузы?

– Первое и самое основное – отсутствие в организации профессионального кадрового состава.

На преподавательскую работу зачастую приглашают специалистов без должного базового образования, без ученой степени.

Стандартом же четко закреплено – сколько преподавателей должно иметь ученую степень доктора наук, сколько нужно кандидатов наук, сколько из них должны быть штатными сотрудниками с трудовой книжкой.

https://www.youtube.com/watch?v=TPGawyPRsnU

Нередко один и тот же преподаватель подрабатывает в нескольких вузах. Это случается и в Москве, в основном – в негосударственных вузах, которые не могут себе позволить высокопрофессиональную кандидатуру с соответствующей заработной платой. Ведь уважающий себя доктор, профессор стоит немалых денег. Молодой же оплачивается гораздо скромнее.

Другое серьезное нарушение – невыполнение нормы часов преподавания по дисциплинам. Ряд вузов дает несоразмерно большое время студентам на самоподготовку, предоставляя их самим себе. Из-за этого качество образования резко падает.

Как сообщили L.

R в Рособрнадзоре, сейчас госаккредитацию по группе специальностей “Юриспруденция” имеют 504 организации высшего образования (298 – головных вузов, 206 – филиалов) – это примерно 40% всех вузов и филиалов вузов России. За 2015-2016 годы лишились лицензий порядка 10% организаций – в основном за счет тех вузов, для которых данное направление подготовки не является профильным.

– Не страдает ли сейчас рынок от переизбытка выпускаемых юристов?

– На мой взгляд, нет. Отнюдь не все выпускники работают по специальности. Но не потому, что не могут устроиться именно в этой сфере, некоторые сознательно меняют ее.

При этом разным компаниям нужны специалисты разного уровня. Выпускники МГУ или МГИМО с их планкой профессиональных и зарплатных ожиданий подходят далеко не для всех организаций. Некоторым вполне достаточно специалиста, способного штамповать трудовые договоры и более или менее ориентировать руководителя в правовом поле.

Вообще важнейший показатель эффективности работы вуза – процент трудоустроенных по специальности выпускников. Если он низок, то учреждение работает вхолостую.

– Бывает ли, что лишение вузов аккредитации сопровождается скандалами?

– Конечно. Есть вузы, которые много лет судятся с Рособрнадзором, оспаривая результаты проверок. Например, Современная гуманитарная академия, вуз с развитой филиальной сетью, в котором в лучшие годы были тысячи студентов. Она не один год находилась в судебном процессе, оспаривая замечания и выводы комиссии. Но в итоге окончательно лишилась аккредитации.

В образовательной среде бывают разные ситуации и разные реакции на проверки.

Представители некоторых вузов, видя, что найдены серьезные недостатки и дело идет к отрицательному заключению, отказываются представлять запрашиваемые документы, попросту прячут их от экспертов.

Впрочем, у нас есть четкие предписания – как поступать в том или ином случае. Составляется специальный акт и направляется в Рособрнадзор.

– Как сегодня корректируются правила игры – критерии оценки вузов?

– Мы все чаще говорим о том, что помимо государственной аккредитационной экспертизы должна работать модель общественно-профессиональной аккредитации, то есть проверка именно профессиональным сообществом. И вот сделан важный шаг: в июле Ассоциацией юристов России на базе МГЮА создана всероссийская экспертная организация по проведению общественно-профессиональной аккредитации. Она уже начинает работу.

Считаю, что оценка потенциальных работодателей – самый главный показатель качества образования в вузе. Очень плохо, когда молодой специалист обладает большой базой теоретических знаний, но совершенно не готов к практической работе. Отличники не могли заполнить простейшие процессуальные документы.

– Кто эти работодатели, о которых вы говорите?

– Это организации, куда студенты направляются вначале на практику, а затем и на работу.. Прежде всего суды, органы прокуратуры, ведущие юридические фирмы.

Их требования должны быть услышаны и встроены в учебный процесс. Они станут непосредственно участвовать в разработках учебного плана, программ, рецензировать их.

И при проверках вузам будет необходимо представить доказательства участия работодателей в образовательном процессе.

– По каким параметрам будет проходить общественно-профессиональная аккредитация?

– Например, что касается проверки знаний студентов. Новая экспертная организация планирует подготовить не просто некие тесты, а подборку реальных задач и казусов, с которыми должен справиться обучающийся. Именно по этому и будут оценивать качество знаний, которые дает вуз. Это принципиально новый шаг в аккредитационной оценке.

Далее, весомость каждого критерия при проверке вузов будет оцениваться в баллах, уже разработана специальная шкала.

Например, применение электронных методов обучения и новых технологий для дистанционного обучения (+2 балла в итоговую копилку), проведение в вузах мастер-классов работодателями (+4 балла), доля учебных дисциплин, разработанных с участием работодателей (+5 баллов), наличие специальной программы подготовки стажеров юридических консультаций (+1 балл).

Учитывается отдельно и количество договоров, заключенных с работодателями для проведения практики. Чем больше договоров – тем выше рейтинг вуза.

– Когда заработает эта система?

– Сейчас она проходит обкатку в нескольких крупных вузах России – в том числе и в МГЮА, – которые добровольно пожелали участвовать в общественно-профессиональной аккредитации.

В обозримой перспективе Рособрнадзор намеревается сделать прохождение такой процедуры условием ощутимого смягчения требований последующей госаккредитации.

То есть аккредитация от профессионального сообщества станет для вуза своего рода знаком качества.

С началом нового учебного года, как ожидается, процесс добровольной аккредитации будет активно набирать обороты. А в Рособрнадзоре обещают анализировать ее критерии и результаты.

В 2016 году Рособрнадзором был организован эксперимент среди студентов 12 вузов по оценке качества освоения программ высшего образования по специальности «Юриспруденция». 1914 работ были проверены по трем дисциплинам: гражданское право, уголовное право и конституционное право. Средний балл по дисциплине “уголовное право” составил 56,54 (при возможном максимуме 100 баллов), по дисциплине “конституционное право” – 50,41 (максимум – 102 балла), а по дисциплине “гражданское право” – лишь 37,47 (при максимуме 91 балл). Наибольшее количество участников тестирования получило оценку «удовлетворительно». Наименьшее количество тестируемых по всем дисциплинам получило оценку «отлично».

– Студенты каких вузов проявили себя лучше во время тестирования Рособрнадзора – коммерческих или государственных?

– Негосударственные вузы выступили несколько слабее госвузов с именем, с традициями. При этом региональной специфики нет – некоторые организации из Москвы проявили себя хуже, чем, например, Саратовская и Уральская юридические академии. Приятно удивили высокие результаты у Тульского университета.

– Почему от участия в эксперименте отказался юрфак МГУ?

– Как объясняет его руководство, там собственные образовательные стандарты, они вообще против любой типизации.

– Преобладающая оценка 3, по-вашему, объективна?

–  Знаете, я с ней не совсем согласна, скорее, это 4 с десятыми долями. Принцип “средней температуры по больнице” тут не совсем уместен. Но замечу: в ряде вузов у студентов действительно очень низкие знания – еле-еле достигли 3. А в некоторых – твердая 4 и даже 5.

– Как реагируют в институтах и университетах на то, что их в качестве эксперта приходят оценивать представители конкурирующих вузов?

– В основном с пониманием. Вузы, как правило, спокойно относятся к проверкам, когда приезжают маститые профессора из лидирующих университетов, с их аргументацией в итоге мало кто поспорит.

Ну, а когда, к примеру, московский вуз начинает проверять молодой человек из не слишком именитой региональной организации – конечно, в начале имеет место настороженность к его работе.

В конечном итоге все решает именно уровень профессионализма эксперта, его подготовленность к проведению проверки, опыт работы в высшей школе..

– По каким параметрам проходит отбор самих экспертов?

– Это серьезный процесс. Для каждой проверки создается новая комиссия из нескольких экспертов, каждый из них дает персональное заключение.

Еще несколько лет назад проверки непосредственно осуществлялись сотрудниками Рособрнадзора, теперь же комиссии формируются из профессионального юридического сообщества. Время показывает, что это правильный путь. Так вот, каждый эксперт сам периодически проходит сложное тестирование и процесс аккредитации.

Начиная с 2016 года Рособрнадзор стал значительно требовательнее относиться к подбору кандидатур экспертов, в результате чего не все эксперты прошли аккредитацию..

– Значит, гонения на юрвузы “второго эшелона” продолжатся?

– Идущее вытеснение с рынка образовательных услуг недобросовестных учебных заведений, на мой взгляд, справедливо.

Ведь при получении лицензий все они заявляли, что на 100% соответствуют требованиям и условиям реализации образовательных программ.

На деле же ряд вузов не смогли привлечь, как уже говорилось, достойный преподавательский состав, не приобрели требующуюся литературу и в другие элементы, необходимые для получения качественного образования.

Увы, очень часто к обучению студентов в высшей школе относятся формально и в итоге выпускают «полуфабрикат», не готовых к работе юристов. Рособрнадзор был вынужден гораздо строже контролировать выполнение лицензионных требований при реализации юридических программ. И поэтому так много отозванных лицензий, а также образовательных организаций, лишенных аккредитации.

Источник: https://legal.report/diplom-yurista-vyrastet-v-cene/

Административное право
Добавить комментарий