Как подтверждаются в суде действия руководителя юр фирмы по договору с физ лицом?

Договор между физическими лицами

Как подтверждаются в суде действия руководителя юр фирмы по договору с физ лицом?

Договор – это соглашение субъектов гражданских правоотношений об установлении, изменении или прекращении прав и обязанностей. Обычные физические лица, т.е. граждане, не имеющие статуса ИП, тоже являются субъектами гражданских правоотношений. Они точно так же, как юридические лица и индивидуальные предприниматели, вступают в сделки и заключают договоры.

Есть только некоторые виды гражданско-правовых договорных отношений, в которые не могут вступать обычные физические лица, например, поставка.

Не могут физические лица заключать между собой и договор контрактации, по которому одна сторона обязуется закупить у другой стороны будущий урожай или выращенный скот.

В большинстве же случаев заключение договоров между физическими лицами происходит на тех же основаниях, что и при участии организаций и индивидуальных предпринимателей.

Чаще всего, все-таки, договоры в письменной форме заключают партнеры, если хотя бы один из них является субъектом предпринимательской деятельности. Это объяснимо, т.к. ведение бизнеса требует скрупулезного оформления документации, в том числе, договоров. Но есть ряд сделок, которые и обычные физические лица должны оформлять письменно.

Это сделки на сумму свыше 10 МРОТ, а также такие сделки, к которым требование письменной формы установлено законом, независимо от суммы.

Указание на форму заключения договора (устное, письменное, нотариальное) есть в положениях статей Гражданского кодекса, соответствующих определенному виду договорных отношений.

Например, обязательному нотариальному заверению подлежат договоры ренты, завещания, залога.

Большинство договоров между физическими лицами можно разделить на две большие группы: изменяющие право собственности (купля-продажа, дарение, мена) и оказание различного рода услуг.

Продавать по договору купли-продажи физические лица могут любое разрешенное в обороте имущество, но только в договорах между физическими лицами не стоит указывать характеристики, указывающие на договор предпринимательского типа. Например, что по договору реализуются товары (т.к.

товары предназначены для дальнейшей продажи) или что арендуемое помещение будет использоваться для торговли.

Оказание услуг по договору между физическими лицами

Чаще всего физические лица не заключают между собой договор об оказании услуг в письменной форме, если им требуется небольшая помощь по хозяйству или простой ремонт.

Договоренности осуществляются устно, оплата производится из рук в руки при получении результата работ или услуг.

Нелюбовь к оформлению документов при оказании услуги физическим лицом другому физическому лицу может привести к тому, что претензии к качеству работы или оплате за нее предъявить будет очень сложно. Все держится на честном слове заказчика и исполнителя.

Если нет никаких подтверждающих документов: договора, расписки в получении денег, акта-приемки передачи, сметы расходов, документа об использовании средств заказчика на закупку материалов и др.

, то в случае судебных споров сторонам остается ссылаться только на свидетельские показания.

Исходя из этого, при оформлении заказа на услуги или подрядные работы между физическими лицами стоит составлять хотя бы простой одностраничный договор, который подтвердит, что граждане вступили в определенные договорные отношения.

Такой договор между физическими лицами имеет юридическую силу, как и другой гражданско-правовой договор, но надо знать, что исполнитель – физическое лицо, не являющийся субъектом предпринимательской деятельности, не несет перед заказчиком ответственности в рамках закона о защите прав потребителя. В таких ситуациях действуют только нормы Гражданского кодекса о подряде. Если у заказчика есть выбор, то безопаснее заказывать услуги или работы у официального зарегистрированного лица – ИП или организации.

Трудовой договор между физическими лицами

Договоры, регулирующие оказание одним физическим лицом другому каких-либо услуг или выполнения работ, относятся к гражданско-правовым договорам. Однако, как и в случае с работодателем, являющимся субъектом предпринимательской деятельности, заказчик-физическое лицо может заключить с другим физическим лицом трудовой договор.

Стоит сказать, что на практике заключение между физическими лицами именно трудового договора – большая редкость, но Трудовой кодекс содержит специальную главу 48, регулирующую особенности труда работников у обычных физических лиц.

Трудовой договор между физическими лицами заключается письменно, и он должен содержать такие существенные условия как:

  • ФИО и паспортные данные работодателя и работника;
  • место и условия работы;
  • дата начала работы и срок действия трудового договора (для работодателя-физического лица не требуется каких-либо оснований для заключения трудового договора на определенный срок, такое требование действует только для субъектов предпринимательской деятельности);
  • режим работы, предоставление выходных и ежегодного оплачиваемого отпуска (которые хоть и определяются по соглашению сторон, но должны быть не хуже, чем общие положения, установленные Трудовым кодексом)
  • описание трудовой функции;
  • условия оплаты труда.

Работодатель-физическое лицо обязан зарегистрировать такой трудовой договор в администрации местной власти. О факте прекращения трудовых отношений в случае расторжения трудового договора тоже нужно сообщить.

Трудовая книжка при заключении трудового договора между физическими лицами не заводится, а если она у работника уже есть, то записи в нее не вносятся. Время работы у работодателя-физического лица подтверждается только трудовым договором, зарегистрированным в органе местной власти. Но даже если договор зарегистрирован не был, это не делает его недействительным.

Договор между физическими лицами, если одно из них – иностранный работник

Ситуации, когда работы или услуги физическому лицу оказывает иностранный работник, получивший специальный патент (если он приехал из безвизовых стран), довольно распространены. До 2015 года такие работники могли оказывать услуги только в качестве домашнего персонала у физических лиц. Сейчас же патент дает им право легального трудоустройства у любого российского работодателя.

За привлечение к трудовой деятельности или к оказанию услуг (выполнению работ) иностранного работника, не имеющего патента или разрешения на работу, заказчик-физическое лицо может быть оштрафован на сумму до 5 000 рублей по статье 18.15 КоАП РФ. К тому же, если с иностранным работником был заключен именно трудовой договор, то об этом нужно уведомить территориальное подразделение ФМС, также, как и об его увольнении.

Кто должен платить налоги и взносы при заключении договора между физическими лицами?

Если заказчик по гражданско-правовому договору или работодатель по трудовому договору является субъектом предпринимательской деятельности (организацией или ИП), то он должен выполнять обязанности налогового агента по НДФЛ.

Это означает, что при выплате заработной платы или вознаграждения он должен удержать из этой суммы 13% – подоходный налог с доходов работника (исполнителя).

И не только удержать, но и перечислить в бюджет не позднее следующего дня (статья 226 НК РФ).

Обычные физические лица при заключении договора с другим физическим лицом налоговым агентом не являются, т.е. не несут ответственности за то, уплатил ли исполнитель налоги со своих доходов. За свои доходы он должен отчитаться сам по декларации 3-НДФЛ и заплатить подоходный налог.

Кстати, даже несмотря на сдачу декларации 3-НДФЛ и уплату налога, физическое лицо, постоянно оказывающее услуги или работы не в статусе ИП, может быть обвинено налоговыми органами в ведении незаконной предпринимательской деятельности.

Теперь что касается страховых взносов за работника или исполнителя при заключении договора между физическими лицами. Здесь закон для обычных физических лиц исключений не делает.

Если обратиться к положениям статьи 5 закона № 212 «О страховых взносах», то среди страхователей мы увидим и «физических лиц, не признаваемых индивидуальными предпринимателями».

Названы обычные физические лица страхователями и в статье 6 закона от 15.12.01 № 167-ФЗ «О пенсионном страховании».

Это означает, что при заключении договора между физическими лицами заказчик услуг или работ должен на общих основаниях пройти регистрацию в фондах ПФР и ФСС, а также – выплачивать за свой счет страховые взносы с сумм вознаграждения или заработной платы (если был оформлен трудовой договор).

Конечно, на практике обычные физические лица редко регистрируются в фондах как страхователи и выплачивают за свой счет страховые взносы, но тем не менее, такая обязанность у них есть, так же, как и ответственность за ее нарушение.

Таким образом, еще раз подчеркнем, что для заказчика-физического лица со всех точек зрения выгоднее и безопаснее привлекать к оказанию услуг и выполнению работ индивидуального предпринимателя, а не обычное физическое лицо. ИП сам за себя платит страховые взносы, заинтересован в заключении письменного договора и несет большую, чем обычное физическое лицо, ответственность за свою работу. 

Источник: https://www.regberry.ru/dogovory/dogovor-mezhdu-fizicheskimi-licami

Когда собственники и директора должны оплачивать налоговые долги своей компании: разъяснения Конституционного суда

Как подтверждаются в суде действия руководителя юр фирмы по договору с физ лицом?

Под конец 2017 года Конституционный суд принял знаковое решение, которое должно несколько ограничить налоговиков в попытках взыскать налоговые долги компаний с их руководителей и учредителей (постановление от 08.12.

2017 № 39-П). Теперь на генерального директора и других первых лиц компании нельзя будет просто переложить долг юридического лица перед бюджетом. Кроме того, нельзя будет взыскать штраф за налоговые нарушения компании.

Судьи обозначили случаи, когда взыскание недоимок по налогам и сборам возможно с «физиков». Однако сделали это с такой оговоркой, что восторженно говорить о положительных последствиях решения суда преждевременно.

Средства массовой информации растиражировали новость о том, что решение Конституционного суда поменяет практику в лучшую сторону. Давайте разбираться, кто ответит за налоговые недоимки после выхода решения КС РФ № 39-П.

Взыскание недоимок по налогам, пеней и штрафов с «физиков» решил остановить… главбух

История началась с проверки ООО «Темп» в 2014 году. Налоговики посчитали, что компания незаконно применяла спецрежим (ЕНВД), и доначислили ей налоги.

Бухгалтер Галина Ахмадеева вела в этой компании учет по гражданско-правовому договору, но именно ее сделали виновницей «уклонения», завели на нее уголовное дело, которое позже было завершено по не реабилитирующим основаниям (закрыто по амнистии), т.е. приговор вынесен не был.

Позже налоговики приняли решение о взыскании недоимки по налогу с главбуха и обратились с гражданским иском в суд. В нем они потребовали взыскать 3 млн руб. ущерба, нанесенного бюджету, лично с главбуха. Причем компания, по которой была недоимка, продолжала существовать, ее никто не ликвидировал и по сути она сама должна была погасить задолженность.

Галина Ахмадеева обратилась в Конституционный суд с жалобой на нормы Гражданского, Налогового и Уголовно-Процессуального кодекса, которые позволяют судам по искам налоговиков взыскивать с физлиц, привлеченных к ответственности по «налоговым» статьям Уголовного кодекса, вред, причиненный государству неуплатой налогов не лично ими, а компаниями, в которых они работали.

Также неконституционными предлагалось признать положения законов, которые в силу неопределенности понятия «вреда» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом – руководителем компании, главбухом и др. Где она – фискальная справедливость?

Что сказал Конституционный суд?

Конституционный суд огласил свое решение 8 декабря 2017 года. мысль следующая: компании совершают налоговые «деяния» через физических лиц – как правило, руководителя и главного бухгалтера.

Действуя в собственных интересах, а также в интересах своей организации, эти должностные лица совершают налоговое правонарушение или преступление и несут административную либо уголовную ответственность.

При этом лица, чьи действия привели к неуплате налогов в бюджет, не освобождаются от обязанности возместить причиненный ими имущественный ущерб. Единственное «но» – с «физиков» нельзя взыскивать штрафы, наложенные на компанию, а основную сумму налогового долга – пожалуйста.

Важно!

Выдержка из постановления КС РФ 39-П

При определении размера ответственности физического лица суд вправе учитывать его имущественное положение, факт обогащения в результате совершения налогового преступления, степень вины, назначенное ему уголовное наказание, а также иные существенные обстоятельства дела.

Вместе с тем взыскание недоимки с гендиректора или главбуха возможно только в двух случаях:

  1. После внесения в ЕГРЮЛ сведений о прекращении деятельности компании, т.е. если компания ликвидирована.

  2. После признания компании фактически недействующей.

То есть если раньше компания не платила недоимку или же сами налоговики полагали, что она не в состоянии расплатиться (например, у нее нет или недостаточно активов) и они не смогут взыскать с нее долг, налоговики обращались в суд с гражданским иском, чтобы взыскать эти деньги с руководителя. Теперь такой номер не пройдет – надо, чтобы компания обанкротилась, либо была ликвидирована.

Если же компания продолжает работать, в нее поступает хоть какая-то выручка, за счет которой можно будет гасить недоимку, у налоговиков уже не будет достаточных оснований для того, чтобы с руководителя компании взыскивать налоговые недоимки (ответственность по уплате долга останется за компанией). Это явное ограничение для того, чтобы ИФНС предъявляла иски должностным лицам, и очень важный положительный момент в решении 39-П.

Важно!

Если когда-то компания по ошибке или по каким-то иным причинам выбрала не ту систему налогообложения, в результате чего недоплатила какой-то налог в каких-то годах, и налоговая насчитала ей недоимку (при этом компания продолжает работать по той системе, которую ей «назначила» ИФНС), на компании «висит» налоговый долг, но у нее на данный момент есть более важные траты. В данном случае ИФНС не может прийти к гендиректору и сказать: «Продавай квартиру и погашай!».

Итак, Конституционный суд четко выразил свою мысль инспекторам: должен быть приоритет: сначала используйте всевозможные способы взыскания долгов с юрлица, а потом уже идите к физлицу.

Таким образом, директор и другие должностные лица отвечают по налоговым долгам своей компании, только если сама организация уже не работает и не может заплатить налоговую недоимку (возместить ущерб, причиненный бюджету).

Ложка дегтя или Когда руководитель отвечает по налогам

Итак, Конституционный суд четко сказал: непосредственные руководители отвечают по налоговым недоимкам своей компании только в том случае, если она уже прекратила свою работу.

Но затем судьи сделали пикантную оговорку, которая фактически сводит на нет позитивное «послевкусие» этого утверждения: такое ограничение не действует, когда компания выступает лишь прикрытием для действий физлица.

То есть если «физик» руководил компанией, которая использовалась для проведения фиктивных сделок, вывода денег и ухода от налогов – все долги «однодневки» лягут на плечи ее учредителя или руководителя.

Важно!

Если юрлицо ликвидировано, признано банкротом, либо, если будет доказано, что это компания служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности. Налоговики вправе обратиться за взысканием долга с «физика» – то есть руководитель и бухгалтер отвечают по налогам.

По нашему мнению, несмотря на решение Конституционного суда, иски все равно будут предъявляться, поскольку суд не обозначил четко ситуации, когда налоги компании можно взыскивать с «физика» – только ликвидация/банкротство. Вместо этого судьи сделали оговорку, которая развязывает руки налоговикам: если налоговые органы усматривают, что это юрлицо – фикция. То есть опять «усмотрение» налоговиков.

Напрашивается вопрос: но кто это будет определять? Налоговики будут подавать исковые заявления в суд, и уже он будет решать – фиктивное юрлицо или нет? Иски все равно будут подаваться «физикам». То есть руководству и учредителям компании.

Самое страшное то, что «фиктивность» – достаточно оценочное суждение. Критерии фиктивности компании нигде не прописаны. И нет закрытого перечня лиц, которые должны отвечать за грехи юрлица. Поэтому в данной интерпретации «попадают» не только главбухи и руководители компании, попадают все.

Абсолютно любой «физик», кто так или иначе получает выгоду. Причем не важно – обогатился он или не обогатился. Просто от того, что он взаимодействовал с компанией, был взаимозависим с ней, либо контролировал ее. Неважно, на депозитах эти деньги лежат или человек реально их тратил на покупку чего-то, куда-то вкладывал.

Достаточно того, что его действия привели к неуплате налогов.

Налоговики могут взыскивать с «физика» долги, даже если нет «уголовного» приговора

Адвокаты Галины Ахмадеевой ссылались на то, что в соответствии с законами о налоговых органах, в соответствии с Налоговым кодексом РФ инспекторам не предоставлено право взыскивать ущерб, нанесенный государству, в рамках гражданского иска (когда уголовное дело не заведено или прекращено, т.е. приговора физлицу не было вынесено). На что Конституционный суд сказал: есть такое право, налоговики могут это делать, если компания ликвидирована, признана банкротом, либо, если будет доказано, что юрлицо нерабочее, служит лишь прикрытием какой-то незаконной деятельности.

ФНС уже выпустила инструкцию по взысканию долгов с «физиков»

Сразу после новогодних каникул и ровно через месяц после вынесения громкого решения Конституционного суда ФНС выпустила подробнейшую инструкцию для нижестоящих налоговых органов по взысканию налоговых долгов, неоплаченных компанией, с «физиков» (письмо от 09.01.2018 № СА-4-18/45@).

Появление такого письма было вполне предсказуемо, но ценные указания ФНС – не очень радостные. Похоже, налоговая служба решила по полной отыграться на выгодных для себя моментах решения КС РФ.

В частности, в документе ФНС разъяснила, что:

  • Налоговики вправе подать иск о взыскании вреда с гражданина, виновного в налоговых правонарушениях компании. Такой вред заключается в непоступлении в бюджет неуплаченных налогов и пеней. Нельзя взыскивать с физлица лишь наложенные на компанию штрафы за неуплату налогов. Однако штрафы можно взыскивать с физлица в качестве убытков в пользу компании-должника.
  • Личное обогащение гражданина за счет неуплаченных компанией налогов, инспекторы могут демонстрировать косвенными доказательствами. К примеру, признаками улучшения благосостояния его родственников.
  • Невозможность взыскания имеется не только в случае возвращения исполнительного листа, прекращения дела о банкротстве и т.п., но и путем анализа налоговиками финансово-хозяйственного состояния организации. Т.е. достаточно заключения самой инспекции.
  • Невозможность взыскивать вред с компании подтверждается не только возвращением исполнительного листа, прекращением дела о банкротстве или исключением компании из ЕГРЮЛ, но и путем анализа налоговым органом финансово-хозяйственного состояния юрлица.
  • Если у налоговиков недостаточно доказательств, чтобы взыскать долги компании с других лиц, то она может на это обстоятельство лишь указать, а доказывать не обязана. То есть «физик», с которого ИФНС пытается получить деньги, должен сам доказать, что для взыскания долга с компании у налогового органа есть все ресурсы и возможности.
  • Отдельно ФНС отмечает, что в решении 39-П отсутствуют правовые позиции о возможности взыскания с «физиков», если не было уголовного дела, но не указывает, что взыскивать в таких случаях «вред» с физика нельзя. Таким образом, эта возможность отдается на откуп налоговикам и судам на местах.

***

Таким образом, нельзя слишком радужно оценивать декабрьское решение КС РФ.

  • Нельзя сказать, что КС РФ разрешает взыскивать с директора только в тех ситуациях, когда фирма ликвидирована или фактически не работает. Еще одна причина для взыскания – «организация-налогоплательщик служит лишь прикрытием для действий контролирующего ее физического лица» – сформулирована слишком широко, оставляя ИФНС возможность по-прежнему обращать иски к руководителям компаний.

Допустим, в суде будет доказано, что руководитель контролирует оформление расходных документов (нормальная ситуация для небольшой компании), распоряжался об оформлении фиктивных счетов-фактур (основание – показания бухгалтера, печати, найденные в офисе руководителя и т.д.), выводил возмещаемый НДС на счета однодневок и пр. В подобной ситуации будет сложно опровергнуть «прикрывающую» функцию самой организации. Вот вам и взыскание с директора.

  • Формулировку КС РФ о том, что с физиков можно получить долги «фактически недействующей» компании – тоже не мешало бы раскрыть. Для примера: компания не работает, но сдает отчетность – является ли она фактически недействующей?
  • Конституционный суд не запрещает налоговикам доказывать, что выручка проверенной организации ушла иному зависимому лицу, с которого и надо взыскать налоги.

Так что небольшой «подарок» КС РФ сделал: взыскать налоги с директора все-таки будет сложнее. Но по-прежнему возможно.

Источник: https://1c-wiseadvice.ru/company/blog/kogda-sobstvenniki-i-direktora-dolzhny-oplachivat-nalogovye-dolgi-svoey-kompanii-razyasneniya-konsti/

Процессуальная революция от ВС РФ: представителем в суде может быть не только физическое, но и юридическое лицо

Как подтверждаются в суде действия руководителя юр фирмы по договору с физ лицом?

Гражданская коллегия ВС РФ поразила меня обычно не свойственной ей креативом и смелостью. Ни много ни мало, ВС РФ признал за юридическим лицом право быть представителем в суде.

судебного акта свидетельствует о том, что дело было передано именно для решения этого вопроса. То есть, данная правовая позиция не носила второстепенный характер и не была сказана «до кучи».

Выражаясь красивым юридическим языком, она является ratio decidendi (сущностью решения), а не obiter dictum (попутно сказанным).

Речь идет об Определении от 27.09.2016 г. № 36-КГ16-10: http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=1477734

Фабула дела, сводилась к следующему.

Гражданин Медведем А.С. выдал ООО «Юрколлегия» доверенность на представление интересов в суде. Для реализации своих полномочий ООО «Юрколлегия» оформило доверенность на имя Комарова А.С., уполномочив его совершать от имени ООО «Юрколлегия» процессуальные действия. Таким образом, сложилась следующая структура правовых связей:

1) лицо, участвующее в деле – Медведев А.С.;

2) представитель Медведем А.С. (по доверенности) – ООО «Юрколлегия»;

3) представитель ООО «Юрколлегия» (по доверенности) – Комаров А.С.

Комарова А.С., действуя как представитель ООО «Юрколлегия», подписал апелляционную жалобу Медведев А.С.

Суд апелляционной инстанции оставил жалобу без рассмотрения по существу. Суд указал, что по смыслу ст. 49 ГПК РФ представителями в суде могут быть только физические лица, в связи с чем, жалоба, подписанная представителем от имени юридического лица, которому выдана доверенность на представление интересов Медведева А.С., не соответствует требованиям ч. 3 ст. 322 ГПК РФ.

Однако ВС РФ не согласился с мнением суда апелляционной инстанции, мотивирую свою позицию следующим (текст выделен мной):

«Как предусмотрено ст. 49 ГПК РФ, представителями в суде могут быть дееспособные лица, имеющие надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Таким образом, положения ст. 49 ГПК РФ не содержат указания на то, что представителем в суде может являться только физическое лицо. Данная норма права предусматривает, что лицо, представляющее интересы в суде, должно быть дееспособным и его полномочия должны быть оформлены надлежащим образом.

Дееспособность юридического лица (способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их) возникает одновременно с его правоспособностью.

В соответствии с п. 3 ст. 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Ч. 1 ст. 37 ГПК РФ также наделяет организации гражданской процессуальной дееспособностью – способностью своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю.

Из общих принципов осуществления гражданского судопроизводства и содержания приведенных норм права следует, что если лицо способно своими действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности от своего имени, то оно способно делать это и от чужого имени (если ему прямо не запрещено быть представителем в силу его должностного положения).

Лица, которые не могут быть представителями в суде, указаны в ст. 51 ГПК РФ, ими являются судьи, следователи, прокуроры, за исключением случаев участия их в процессе в качестве представителей соответствующих органов или законных представителей. Данный перечень является исчерпывающим, юридические лица (организации) в нем не указаны.

Юридическое лицо, способное своими собственными действиями осуществлять процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности, не может быть ограничено в выборе: от своего или от чужого имени ему действовать, если оно наделено соответствующими полномочиями, оформленными в предусмотренном законом порядке.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что ООО “Юрколлегия” не может быть представителем в суде, является неверным».

Заслуживает ли одобрения позиция, на которую встал ВС РФ?

В принципе, серьезных теоретических препятствий для признания за юридическим лицом возможности быть представителем в суде (процессуальная трансдееспособность) я не вижу. При желании конструкция юридического лица может найти свое применение и в институте судебного представительства. Но существует ли в этом необходимость?

Появление такого субъекта права как юридическое лицо во многом было обусловлено потребностями имущественного оборота. На определенном уровне экономического развития стало удобно или точнее просто необходимо появление субъекта, отличного от физического лица.

В то же время нельзя забывать, что конструкция юридического лица служит сугубо утилитарным целям, а допустимость ее использования в тех или иных отраслях права зависит о того, насколько специфика тех или иных общественных отношений подразумевает целесообразность ее использования.

Например, сегодня в гражданском праве такой субъект как юридическое лицо является необходимым, но в уголовном праве мы легко без него обходимся и еще долго будем обходиться.

Применительно к процессуальному праву я придерживаюсь мнения, что появление представителя-юридического лица является нецелесообразным, за исключением редких случаев прямо предусмотренных законом.

Конечно, можно привести примеры, свидетельствующие о возможных преимуществах и удобствах как для самого представляемого, выдавшего доверенность процессуальному представителю-юридическому лицу, так для такого юридического лица.

Однако вряд ли эти примеры являются настолько важными и широко распространёнными, чтобы ради этого признавать за юридическим лицом процессуальную трансдееспособность. Представление интересов в суде неразрывно связано с деятельностью определенного физического лица.

Какое бы юридическое лицо ни было указано в доверенности, в суд придет человек и прилагая свои усилия, будет отстаивать интересы участвующего в деле лица. На качество его деятельности никак не повлияет тот факт, выдал ли доверитель доверенность непосредственно на него или связанное с ним юридическое лицо.

В равной степени, появление процессуальных представителей-юридических лиц не способно сыграть какую-либо положительную роль для повышения качества правосудия. В такой ситуации искусственно  умножать юридические сущности и усложнять институт судебного представительства, на мой взгляд, нет никакого смысла. Также не следует забывать, что, допустив в процесс представителя-юридическое лицо, мы создаем дополнительные трудности, связанные с проверкой полномочий физических лиц, действующих от имени такого юридического лица.

Однако выбирая между ограничительным и буквальным толкованием ст.

49 ГПК РФ судьи ВС РФ предпочли буквальное толкование, хотя, на мой взгляд, более правильным было бы исходить из ограничительного толкования, признавая, что законодатель имел в виду не просто «дееспособное лицо», а именно «дееспособное физическое лицо». Более того, я уверен, что ни разработчики ГПК РФ, ни сами законодатели даже представить себе не могли, что в ст. 49 ГПК РФ они открыли дорогу представителю-юридическому лицу.

Вместе с тем, нельзя не признать, что ВС РФ правильно разрешил спор по существу. Ведь суд апелляционной инстанции фактически лишил заявителя права на судебную защиту.

Можно предположить, что именно желание исправить фундаментальную ошибку и восстановить справедливость сподвигло ВС РФ на столь смелую правовую позицию.

Но если бы я оказался на месте судей ВС РФ, я всё же привел иные мотивы для отмены судебного акта.

Очевидно, что апеллянт стал заложником неопределённости положений ст. 49 ГПК РФ и безответственности судей апелляционной инстанции. Обжалуя решение, апеллянт предпринял все необходимые от него действия, чтобы соблюсти требования ГПК РФ и порядку подачи  апелляционной жалобы.

Между тем, апелляционный суд, вместо того, чтобы устранить сомнения относительно полномочий лица, подписавшего апелляционную жалобу, возвратил ее без рассмотрения по существу. В такой ситуации суд апелляционной инстанции, вопреки задачам гражданского судопроизводства, своими действиями лишил апеллянта права на пересмотр решения суда первой инстанции в апелляционном порядке.

Хотя по смыслу ст.

49 ГПК РФ юридическое лицо не может являться представителем, при наличии имеющейся в материалах дела доверенности, суду апелляционной инстанции следовало разъяснить апеллянту положения указанной нормы, выяснить его мнение относительно подачи апелляционной жалобы и при необходимости предоставить ему разумной срок для оформления полномочий представителя в установленном законом порядке. Поскольку этого сделано не было, определение об оставлении апелляционной жалобы без рассмотрения подлежало отмене.

Источник: https://zakon.ru/Blogs/processualnaya_revolyuciya_ot_vs_rf_predstavitelem_v_sude_mozhet_byt_ne_tolko_fizicheskoe_no_i_yurid/45833

Верховный суд разъясняет… Или всё о доверенности

Как подтверждаются в суде действия руководителя юр фирмы по договору с физ лицом?
ВСЕГДА ЛИ ОФОРМЛЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ДОЛЖНО СОДЕРЖАТЬСЯ В ОТДЕЛЬНОМ ДОКУМЕНТЕ (ДОВЕРЕННОСТИ)? 

Ответ: В соответствии с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации (далее – Верховный Суд РФ) под доверенностью необходимо понимать письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами1. При этом Верховный Суд РФ подчёркивает, что уполномочие на представление интересов в суде может содержаться как в отдельном документе (доверенности), так и в договоре, и в решении собрания, если иное не установлено законом. Таким образом, если в договоре наряду с его условиями содержится письменное уполномочие работника организации на  представление интересов юридического лица, подписанное генеральным директором, доверенность  в виде отдельного документа оформлять не нужно. 

Однако для представления интересов организации в  ряде государственных органов необходима отдельно оформленная доверенность. Обязанность организации выдавать своим работникам доверенность на представление  интересов в налоговой инспекции  и внебюджетных фондах напрямую закреплена в федеральных законах2. 

Что касается представления интересов юридического лица в суде, то в соответствии с арбитражно-процессуальным законодательством полномочия представителя могут быть выражены в заявлении представляемого, сделанном в судебном заседании, на что указывается в протоколе судебного заседания3.

Таким образом, для участия работника компании в судебном разбирательстве для представления интересов юридического лица необходима либо письменная доверенность, заверенная подписью генерального директора, либо генеральный директор вправе устно в судебном заседании заявить о наделении полномочий данного работника представлять интересы организации в суде.

Необходимо заметить, что доверенность на право участия в рассмотрении дела не требует нотариального удостоверения4.

МОЖЕТ ЛИ ДОВЕРЕННОСТЬ БЫТЬ ВЫДАНА НА ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ИНТЕРЕСОВ ДОВЕРИТЕЛЯ НЕСКОЛЬКИМИ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ОДНОВРЕМЕННО?

Ответ: По мнению Верховного Суда РФ, законодательство позволяет выдавать одному лицу доверенность нескольким лицам5.

При этом необходимо учитывать, что, если в доверенности отсутствует прямо выраженная оговорка о совместном представительстве, представители осуществляют полномочия раздельно.

В этом случае отказ от полномочий одного из представителей или отмена его полномочий представляемым влечёт прекращение доверенности только в отношении указанного представителя. Доверенность в отношении остальных представителей действительна.

Если в доверенности содержится условие, что полномочия должны осуществляться совместно, то отказ одного из представителей влечёт за собой прекращение доверенности в целом6. Кроме того, в случае, когда  доверенностью о совместном осуществлении полномочий предусмотрено передоверие, его осуществление возможно только всеми представителями совместно7.

НЕОБХОДИМО ОФОРМЛЯТЬ ДОВЕРЕННОСТЬ НА РУКОВОДИТЕЛЯ ФИЛИАЛА ИЛИ ДОСТАТОЧНО ССЫЛКИ НА НАДЕЛЕНИЕ ПОЛНОМОЧИЙ В ПОЛОЖЕНИИ О ФИЛИАЛЕ?

Ответ: Верховный Суд РФ в своём постановлении указал, что полномочия руководителя филиала (представительства) должны быть удостоверены доверенностью и не могут основываться лишь на указаниях, содержащихся в учредительных документах юридического лица, положении о филиале (представительстве), либо явствовать из обстановки, в которой действует руководитель филиала8.

При этом руководитель филиала может передать свои полномочия иному лицу, например, сотруднику филиала, в том случае, когда передоверие разрешено доверенностью на наделение полномочий руководителя филиала. Положение о том, что передоверие руководителем филиала оформляется в простой письменной форме и не требует нотариального удостоверения, является новеллой гражданского законодательства9.

В случае подписания договора от имени компании его сотрудником, действующим на основании доверенности, выданной в порядке передоверия руководителем филиала юридического лица, необходимо предоставить другой стороне сделки две доверенности: первоначальную на руководителя филиала и доверенность, выданную в порядке передоверия.

КАК ОФОРМЛЯЕТСЯ ПЕРЕДОВЕРИЕ ПОЛНОМОЧИЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ В СУДЕ?

Ответ: По общему правилу передоверие полномочий осуществляется посредством выдачи доверенности новому представителю. При этом доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, должна быть нотариально удостоверена.

Однако, учитывая положение арбитражного законодательства, согласно которому полномочия представителя могут быть определены в устном или письменном заявлении доверителя, нужно иметь в виду, что полномочия нового представителя могут быть определены в устном или письменном заявлении первоначального представителя в суде10.

НЕОБХОДИМО ЛИ ПРОСТАВЛЯТЬ ПЕЧАТЬ ОРГАНИЗАЦИИ НА ДОВЕРЕННОСТИ ПРИ ПРЕДСТАВЛЕНИИ ИНТЕРЕСОВ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА В СУДЕ?

Ответ: В связи с отменой печати хозяйственных обществ11 Верховный Суд РФ пояснил, что доверенность на представление интересов организации в суде должна быть удостоверена печатью организации только в двух случаях: 

  • если федеральный закон содержит требование о наличии печати для юридического лица определённой организационно-правовой формы (например, такая обязанность установлена для унитарных предприятий12); 
  • если в учредительных документах организации содержатся сведения о наличии у данного юридического лица печати.

В остальных случаях удостоверение доверенности на представление интересов в суде печатью не требуется13.

В КАКИХ СЛУЧАЯХ НЕОБХОДИМА НОТАРИАЛЬНАЯ ФОРМА ДОВЕРЕННОСТИ ПРИ СОВЕРШЕНИИ СДЕЛОК ОТ ИМЕНИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА?

Ответ: По общему правилу доверенность, выдаваемая от имени юридического лица, не требует нотариального удостоверения14. Однако доверенности на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами должны быть нотариально удостоверены15.

Верховный Суд РФ в своём постановлении приводит примерный перечень сделок юридического лица, на совершение которых необходима нотариальная доверенность.

Так, к ним относятся доверенности, уполномочивающие представителя на отчуждение имущества, права на которое зарегистрированы в реестре (например, заключение договоров купли-продажи, мены, дарения в отношении такого имущества), а также на установление ограниченных вещных прав на него (в частности, установление сервитута или ипотеки)16.

ВПРАВЕ ЛИЦО, ВЫДАВШЕЕ ДОВЕРЕННОСТЬ В ПОРЯДКЕ П. 3 СТ. 185.1 ГК РФ,  ЗАВЕРИТЬ СВОЮ ПОДПИСЬ?

#FOOTNOTE# Ответ: В соответствии с п. 3 ст. 185.1 ГК РФ доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, может быть удостоверена организацией, в которой доверитель работает.

Однако в силу правовой позиции Верховного Суда РФ удостоверение подписи доверителя состоит в подтверждении организацией, где работает доверитель, того, что подпись на доверенности проставил именно он, а не какое-либо иное лицо.

Удостоверение своей подписи самим доверителем противоречит смыслу указанного пункта. Лицо, выдавшее доверенность, не может заверить свою подпись. Такое удостоверение подписи не гарантирует третьим лицам, которым впоследствии предъявляется доверенность, достоверность подписи доверителя.

Таким образом, удостоверять подпись работника, выдавшего доверенность, должен руководитель организации или нотариус17.

КАКОВ ПОРЯДОК ВЫДАЧИ ДОВЕРЕННОСТИ ИНДИВИДУАЛЬНЫМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ?

Ответ: Представлять интересы индивидуального предпринимателя может любое лицо, уполномоченное на это доверенностью. Порядок оформления доверенности индивидуальным предпринимателем отличается от выдачи доверенности юридическим лицом.

В соответствии с процессуальным законодательством доверенность от имени индивидуального предпринимателя должна быть им подписана и скреплена его печатью.

В случае отсутствия печати у индивидуального предпринимателя представление его интересов возможно только на основании нотариальной доверенности18.

В Налоговый кодекс Российской Федерации были внесены изменения, согласно которым  счета-фактуры, выставленные от имени предпринимателя, вправе подписать иное лицо, которое уполномочено доверенностью от имени индивидуального предпринимателя, с указанием реквизитов свидетельства о государственной регистрации этого индивидуального предпринимателя19. Однако при представлении интересов индивидуального предпринимателя в налоговом органе, в том числе при подписании счетов-фактур иным лицом, в силу разъяснений Высшего арбитражного суда Российской Федерации, необходимо оформлять нотариально удостоверенную доверенность20.

В КАКИХ СЛУЧАЯХ ДОВЕРЕННОСТЬ ПРЕКРАЩАЕТ СВОЁ ДЕЙСТВИЕ?

Ответ: Доверенность прекращает своё действие, если срок доверенности истёк, если доверенность отменена доверителем или поверенный отказался от неё, а также в случаях, предусмотренных законом.

Действующее законодательство не ограничивает срок действия доверенности. Однако, если  в доверенности не указан срок её действия, она действительна в течение года со дня её совершения21. По истечении срока, на который выдана доверенность, её действие прекращается.

Во время действия доверенности доверитель вправе отменить её.

В соответствии с  нормами гражданского законодательства отмена доверенности происходит путём публикации в официальном издании, в котором опубликовываются сведения о банкротстве22.

При этом третьи лица считаются извещёнными об отмене доверенности по истечении месяца со дня указанной публикации, если они не были извещены об отмене доверенности ранее.

Однако в случае, когда доверенность была выдана на совершение сделки с конкретным контрагентом, кроме публикации об отмене доверенности, юридическому лицу необходимо одновременно известить данного контрагента о том, что доверенность отменена. 

Также Верховный Суд РФ уточнил, что правила о публикации сообщения об отмене доверенности применяются также при отмене доверенности на представление интересов в суде. В ходе судебного разбирательства заинтересованное лицо вправе ссылаться на наличие такой публикации.

Однако суд в отсутствие соответствующей ссылки заинтересованного лица при проверке полномочий представителей  не обязан проверять наличие публикаций об отмене доверенности.

Суд принимает во внимание факт прекращения полномочий представителя только при получении уведомления об отмене доверенности23.

Что касается прекращения полномочий в порядке передоверия, то с прекращением основной доверенности теряет силу и передоверие24.

Однако Верховный Суд РФ подчеркнул, что если третьему лицу предъявлена доверенность, выданная в порядке передоверия, о прекращении которой оно не знало, права и обязанности, приобретённые в результате действий лица, полномочия которого прекращены, сохраняют силу для представляемого и его правопреемников25.

В силу закона доверенность прекращает своё действие с даты введения процедуры внешнего управления.

В соответствии с законодательством о банкротстве26 полномочия руководителя должника прекращаются с даты введения внешнего управления, а с открытием конкурсного производства прекращаются полномочия как руководителя должника, так и иных органов управления. В связи с эти  действие доверенностей, выданных указанными лицами для представления интересов юридического лица, также прекращается27.

Следует заметить, что оформление полномочий представителя юридического лица без учёта указанных в настоящей статье позиций Верховного Суда Российской Федерации может повлечь ряд правовых рисков.

Так, при нарушении порядка выдачи доверенности сделка может быть признана недействительной  в связи с совершением её неуполномоченным на то лицом. Государственные органы также могут отказать в предоставлении запрашиваемой информации, если за ней обратится лицо с ненадлежаще оформленными полномочиями.

Поэтому грамотное оформление полномочий поверенного на представление интересов компании позволит сэкономить время и средства на оформление дополнительных документов.

Источник: https://www.4dk.ru/news/d/verkhovnyy-sud-razyasnyaet-ili-vse-o-doverennosti-45156

Административное право
Добавить комментарий