Какой налог платить с продажи цифрового товара?

Какой VAT-налог на цифровые товары в разных странах

Какой налог платить с продажи цифрового товара?

Хотите узнать больше об Etsy? Читайте Настольную книгу Etsy-продавца.

Если вы продаёте цифровые товары, то наверняка замечали, что от заказа к заказу величина комиссии, которую нужно заплатить Этси, меняется. Всему “виной” VAT-налог, который Etsy автоматически собирает с покупателей.

К слову сказать на написание этой статьи меня натолкнули вопросы Натальи – мы вместе искали объяснение разной величине комиссий в её Etsy-магазине.

Как это работает

Допустим, вы живёте в Украине или России и продаёте на Этси цифровые товары (схемы выкроек или вязания, картины/рисунки для распечатки или клипарты, и т.п.).

Стоимость одного из ваших товаров 10 долларов.

  • если этот листинг купит житель США или Канады, то он заплатит те же 10 долларов
  • если покупатель из Австралии, то он заплатит 11 долларов США
  • а гражданин Швеции будет вынужден оплатить 12.5 долларов США

Это значит, что я заработаю больше?

“Лишние” деньги сверх указанных вами десяти долларов поступают также на ваш счёт (например, PayPal).

Но это не ваш дополнительный заработок.

Первого числа нового месяца Etsy выставит вам счёт за все услуги (добавление/обновление листингов, комиссия с продаж, реклама), где в том числе учтёт эти дополнительно собранные доллары и попросит их вернуть.

Эти деньги Etsy отчисляет в бюджет страны покупателя, поскольку это VAT-налог (или НДС, GST).

Сколько “переплачивают” в разных странах

VAT-налог есть в разных странах мира. А это значит, что покупатели на Этси покупают наши товары дороже, чем мы их выставили в личном кабинете.

Если VAT равен, например, 20%, то покупатель заплатит: (цена товара * 1.20). Если налог равен 18%, то покупатель заплатит (цена товара * 1.18). Если 15%, то (цена товара * 1.15). И так далее.

Например, цена товара 10 долларов. VAT равен 15%. Значит покупатель заплатит 10*1.15 = 11.50 долларов. Из них “лишние” 1.5 доллара вы должны вернуть Этси.

Вот список процентных ставок VAT для разных стран (в том числе Евросоюза):

СтранаVAT
Австралия10%
Австрия20%
Бельгия21%
Болгария20%
Великобритания20%
Венгрия27%
Германия19%
Дания25%
Голландия21%
Греция24%
Индия18%
Ирландия23%
Италия22%
Испания21%
Кипр19%
Латвия21%
Литва21%
Люксембург17%
Мальта18%
Новая Зеландия15%
Норвегия25%
Польша23%
Португалия23%
Россия18%
Румыния19%
Словакия20%
Словения22%
Финляндия24%
Франция20%
Хорватия25%
Чехия21%
Швейцария8%
Швеция25%
Эстония20%
ЮАР14%
Южная Корея10%

Как можно заметить, в этом списке есть и России. Это значит, что россияне “видят” цены на цифровые товары на 18% дороже, чем их выставил продавец (даже если продавец – это вы сами). Подробнее об этом я писала в этой статье.

Жители США (а также всех остальных стран, которых нет в таблице) платят ровно столько, сколько вы указали в параметрах листинга.

PayPal и Etsy Payments

Если у вас подключен Etsy Payments, то Etsy автоматически удерживает VAT при оплате покупателя – и вам дополнительно не придётся перечислять Этси этот сбор от клиентов.

https://www.youtube.com/watch?v=bF9QKGTA3XY

Если же вы принимаете оплату на свой PayPal аккаунт, то “лишние” деньги, которые заплатил покупатель, вам нужно будет вернуть Этси вместе со всеми комиссиями магазина. То же самое касается метода Other.

При этом комиссию PayPal вы заплатите со всей суммы, которая поступила на ваш счёт. Т.е. не с реальной стоимости, которую вы выставили в Этси магазине, а с той цифры, которую вы получили от покупателя. В случае, если цифровые товары стоят небольших денег – такая комиссия не будет сильно ощутимой. Но тем не менее, я думаю, что есть смысл учесть эти расходы в момент ценообразования.

Если перейти в список комиссий за текущий месяц, то VAT с покупателей показываются в списке как Digital VAT.

Чтобы перейти на эту страницу, выберите Shop Manager – Finances – Your bill и нажмите на интересующий вас месяц.

Если вы живёте в стране Евросоюза

Если вы живёте в одной из стране ЕС и ваш покупатель также из Евросоюза, то он всё равно платит VAT налог и покупает по более высокой цене.

Пример этого на картинке выше: магазин из Голландии продаёт цифровой товар, но по “оригинальной” цене $8.95 платят только американцы, а жители Евросоюза дополнительно платят свой VAT-налог (даже жители самой Голландии, откуда продавец).

Заключение

Etsy собирает дополнительный VAT-налог на цифровые товары с покупателей Евросоюза, России, Норвегии, Швейцарии, Австралии, Новой Зеландии, Южной Кореи и ЮАР.

Если у вас будут заказы от жителей этих стран, то теперь вы знаете, что должны вернуть Etsy несколько дополнительных долларов (в случае, если принимаете оплату на свой PayPal). Этот налог оплачивает покупатель, а не продавец. Вы лишь возвращаете Этси удержанную с покупателя сумму.

Поделитесь, пожалуйста, много ли у вас продаж в указанные в статье страны? Жаловались ли покупатели на то, что вынуждены платить больше? И снижаете ли вы свои цены (или даёте какой-то купон), например, гражданам ЕС?

Основатель и автор блога ПроЭтси. Люблю Etsy всем сердцем за невероятное количество талантливых мастеров. И за возможность общаться с покупателями со всего света. Стараюсь рассказывать читателям блога обо всех новинках на Etsy и о своём опыте взаимодействия с этой площадкой.

Источник: https://proetsy.ru/vat-nalog-digital-tovary/

Цифровой налог сеет международный раздор

Какой налог платить с продажи цифрового товара?

Многие недовольны, что такие компании, как Alphabet, Apple и , аккумулируют прибыль в налоговых гаванях, а не там, где находятся пользователи. На фото: протесты во время встречи министров финансов ЕС /Yves Herman / Reuters

Обычно западные страны придерживаются многостороннего подхода к решению международных проблем. Но последние события подчеркивают, что в вопросах торговли и налогов все чаще предпочитают защищать свои интересы в одиночку, ставя под угрозу порядок, который сами же создали. 

США 2 декабря пригрозили ввести пошлины до 100% на импорт товаров из Франции стоимостью $2,4 млрд в ответ на ее налог на выручку крупных технологических компаний.

Париж назвал это неприемлемым и предупредил, что ЕС готов ответить.

В последующие дни Великобритания, Канада, Австрия и Индонезия пообещали тоже ввести налог на выручку технологических гигантов, несмотря на угрозы США в адрес Франции. 

Причиной спора стало налогообложение крупных технологических компаний. Многие государства недовольны, что такие компании, как Alphabet, Apple и , аккумулируют прибыль в юрисдикциях с низкими налогами, а не там, где находятся пользователи.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) уже несколько лет изучает эту проблему. В феврале 2018 г. она представила на рассмотрение три варианта ее решения, а в октябре 2019 г.

в общих чертах описала основной предлагаемый ею подход – компании должны платить налоги в странах, где получают прибыль, а не только по месту их регистрации. Прийти к соглашению ОЭСР планирует к концу 2020 г. Но не все согласны ждать так долго.

Франция в июле приняла закон о 3%-ном налоге с дохода, который технологические гиганты получают в стране. Она начала взимать его задним числом с 1 января 2019 г., но пообещала отменить, когда ОЭСР найдет решение.

Но переговоры ОЭСР по-видимому «продвигаются не очень хорошо», предполагает Майкл Деверё из Saïd Business School при Оксфордском университете. По его мнению, угроза Вашингтона вызвана тем, что он потерял надежду достичь консенсуса по цифровому налогу. 

Управление торгового представителя США, предложившее вести пошлины на французские товары, пожаловалось, что цифровой налог Франции нечестно направлен именно против американских компаний. Французский министр финансов Брюно Ле Мэр настаивает, что цель налога – заставить остальной мир поскорее найти общее решение: «Ситуация изменится, когда Франция продемонстрирует свою решимость». 

Ряд других государств собираются сделать то же самое. Британский премьер Борис Джонсон 3 декабря подтвердил намерение ввести 2%-ный налог на выручку технологических гигантов.

По словам Джонсона, ему не нравятся торговые войны, но необходимо сделать так, чтобы эти компании платили «более честные» налоги. Аналогичным образом на этой неделе высказались правительства Канады, Австрии и Индонезии.

Причем Австрия пообещала ввести 5%-ный налог на выручку с цифровых услуг уже с 1 января, хотя она «серьезно» осознает угрозу пошлин США. Италия намерена с января же ввести 3%-ный налог.

Если Великобритания примет цифровой налог, у США могут возникнуть к ней точно такие же претензии, как к Франции, предупреждает Джулиан Дэвид, руководитель лоббистской организации TechUK.

Но «если ее налог на цифровые услуги вступит в силу, другие страны тут же последуют ее примеру», цитирует Financial Times Ченнинга Флинна из EY: «Это может на неопределенный срок обременить компании двойным налогообложением». 

В спор 5 декабря вмешался и новый еврокомиссар по вопросам экономики Паоло Джентилони. Он заявил FT, что при отсутствии консенсуса в ОЭСР Брюссель снова начнет рассматривать идею о введение цифрового налога на всей территории блока. ЕС отказался от нее в 2018 г., потому что ее не поддерживали Дания, Швеция, Ирландия и ряд других стран. 

Некоторые официальные лица США поддержали позицию USTR в отношении Франции. «Мы призываем все страны отказаться от намерений ввести цифровой налог, чтобы позволить ОЭСР успешно достичь многостороннего соглашения», – написал министр финансов Стивен Мнучин в письме к ОЭСР. 

Забавно слышать такое от представителя администрации президента Дональда Трампа, которая в начале 2018 г.

ввела 25%-ные пошлины на сталь и 10%-ные на алюминий, а за день до заявления Мнучина распространила их на Бразилию и Аргентину, пишет экономический обозреватель The Wall Street Journal Грег Ип.

С помощью этих пошлин США пытаются, как и Франция, решить глобальную проблему: в случае с металлургией избыточные производственные мощности Китая наводнили мировой рынок дешевой продукцией.

ОЭСР пытается найти международное решение этой проблемы, как и с цифровым налогом, но пока не достигла заметного прогресса. Поэтому Вашингтон стал действовать в одиночку, введя пошлины под предлогом обеспечения национальной безопасности. На что ЕС в 2018 г. ответил 25%-ными пошлинами на мотоциклы, сталь, алюминий, кукурузу, бурбон и джинсы и другие американские товары стоимостью 2,8 млрд евро. 

Если бы США пожаловались на Францию в ВТО, то скорее всего выиграли бы этот спор, считает Дженнифер Хиллман, торговый эксперт Совета по международным отношениям, а в прошлом – судья в ВТО. «Но администрация [Трампа] предпочитает пошлины и односторонний подход», – приводит ее слова WSJ.

Все более активное использование таких односторонних мер приближает мир к ситуации, где «по закону джунглей» правда оказывается на стороне сильных, считает Хиллман. По ее мнению, результатом станет «полный хаос», который негативно повлияет на мировой экономический рост: «Раньше можно было полагаться на верховенство закона, теперь – нет».

Источник: https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2019/12/07/818109-tsifrovoi-nalog-razdor

Сложности оптимизации: как цифровой налог положит интернет-торговлю «на лопатки»

Какой налог платить с продажи цифрового товара?
фото www.flickr.com/photos/53484516@N00

После большого саммита стран G20, который состоялся в конце июня этого года, его участники сошлись во мнении, что пора большим интернет-компаниям платить налоги в полном объеме. Страны договорились в 2020 году ввести цифровой налог, который в частности коснется таких ведущих компаний, как Google, Apple, и Amazon.

Однако, если страны – члены G20 не успеют договориться о его введении, то в ЕС отметили, что введут его самостоятельно. Так, процесс уже запущен во Франции. На днях же стало известно, что налогообложение интернет-гигантов будет введено и в Италии.

Как же эта система налогообложения будет работать в мире, каковы перспективы у Украины ввести новый налог и к чему готовиться игрокам интернет-торговли, рассказала Mind адвокат Юлия Курило.

Термин «диджитальная экономика» и диджитализация на слуху в Украине уже давно. Украина – вторая по темпам роста рынка электронной коммерции  в Европе, ее объем составил в 2018 году 31%.

Уровень развития диджитализации и ее масштабы стали причиной, по которой эта отрасль привлекает все большее внимание со стороны государства.

Регулирование e-commerce, новые правила защиты прав потребителей, защита персональных данных, кибербезопасность – все это та часть, которая была и остается важной составляющей государственной политики. Но есть еще один не менее важный аспект, не менее озаботивший государства  – уплата налогов.

Что говорят интернет-гиганты

Ныне развитые страны особое внимание уделяют тому, как будет работать так называемый географически мобильный бизнес, который исторически предпочитает уходить в страны с низкими налогами. В мейнстриме такие гиганты, как или Google, Amazon, которые долгое время декларировали прибыль в странах с низкими налогами независимо от фактического места ведения бизнеса.

Однако «колокол зазвонил» и для гигантов. Европейская комиссия взялась за страны, предоставлявшие транснациональным компаниям льготы. В частности, она заявила, что в свое время Ирландия приняла налоговые постановления, установившие крайне низкую налоговую ставку (0,005%) для Apple.

Налог доначислили, но теперь компания намерена оспорить это решение в Европейском суде справедливости. В Apple уверяют, что соблюдали налоговое законодательство Ирландии и США и платят основную налоговую нагрузку в США, где продукция разрабатываетя и где формируется большая часть ее стоимости. Но так было не всегда.

Не отделавшись большими штрафами, компании предпочли договориться с налоговыми службами. Теперь и этого оказалось мало.

Технологии сделали рынок «плоским». Электронная коммерция находит своих клиентов по всему миру, при этом налоги, как правило, уплачиваются там, где компания, которая осуществляет деятельность в интернете, зарегистрирована как плательщик налогов. Очень часто это юрисдикции с низкими ставками налогообложения.

Но даже если не с самыми низкими, тем не менее налог с оборота, а также налог на прибыль не уплачивается в стране, где компания свою деятельность фактически ведет (там где покупают ее товары, работы, услуги).  

Это особенно характерно для бизнеса с высоким уровнем диджитализации. Примером, может служить Google, Netflix, Uber, Booking и т. д. Их продукты востребованы во всем мире. Действующие правила налогообложения прибыли предполагают привязку к физическому присутствию бизнеса в соответствующей юрисдикции.

Присутствие определяется степенью вовлеченности активов, принятием рисков, объемом вовлеченности в создание добавленной стоимости, сосредоточенных в конкретной стране (то есть nexus).  Возьмем «Фейсбук». У компании нет офиса в Украине, основная добавленная стоимость формируется за ее пределами, нет тут и каких-либо активов, принадлежащих «Фейсбуку».

  Но прибыль от рекламы и других платных услуг компания генерирует немалую.

Что уже сегодня готовят страны G20

OECD (Организация экономического сотрудничества и развития) работает над унификацией подходов к налогообложению диджитальной экономики.

Международное сотрудничество в рамках реализации плана BEPS, с подачи OECD, уже принесло свои плоды – деофшоризация «в полный рост» делает экономически неоправданными схемы по размыванию налоговой базы с использованием различных инструментов международного налогового планирования.

Воодушевившись успехом вышеупомянутого глобального проекта, OECD взялась за не менее важную глобальную проблему – налоги от деятельности в интернете.

В июне 2019 года  на суд министров финансов стран G20 и глав государств в ходе их встречи в Осаке был представлен проект концепции, который положен в основу рекомендаций, направленных на унификация подхода к налогообложению деятельности в интернете. Концепция была в целом одобрена, и в настоящий момент находится в стадии обсуждения в экспертной среде.

Следующий этап – в январе OECD утвердит основные параметры и структуру консенсусного  подхода, а в последствии окончательный текст конвенции будет передан для выполнения формальных процедур присоединения. Предполагается, что это произойдет в конце 2020 года. 

Тренд очевиден. Наиболее мощные экономики с большим спросом на товары в интернете хотят получать налоги от деятельности, которая де-факто проходит на их территории.

По данным аналитического портала Statista, доля электронных продаж относительно всего объема мирового рынка коммерции в прошлом году составила более 15%, в денежном эквиваленте это $3,1 трлн.

А глобальные маркетплейсы (общие площадки для размещения информации от продавцов типа Amazon, eBay или Alibaba),  сгенерировали половину всех онлайн-продаж.

Доля онлайн-покупок будет расти, затрагивая различные сферы услуг. Это не только товар в классическом понимании, но и покупка онлайн-книг, тренингов, консультаций и т. д. В представленном в 2015 году ОЭСР плане Base Erosion and Profit Shifting отмечена необходимость облагать налогами интернет-торговлю. Это касается и Украины.

В 2017 году Франция и Германия выступили с инициативой обязать интернет-продавцов платить налоги не в странах своей регистрации, а там, где такие предприниматели получают фактическое вознаграждение.

А Италия тогда же на законодательном уровне ввела web-налог – 3% от стоимости каждой интернет-покупки.

В Германии с начала 2019 года действует правило об обязательной регистрации плательщиком НДС иностранных продавцов e-commerce, а контроль за наличием такого статуса возложен на маркетплейсы.

В OECD предлагают пойти дальше. Налогообложение прибыли от продаж в интернете будет осуществляться уже не по принципу физического присутствия продавца, а по принципу места покупки его товара (работы, услуги).

Как планируют осуществлять сбор цифрового налога

Прибыль от продаж будет облагаться налогами на основании новых правил аллокации, которые позволят усовершенствовать подходы, ранее адаптированные в трансфертном ценообразовании («Правило вытянутой руки»).

По сути, будет предложена некая формула, которая станет определять долю прибыли, которая будет облагаться налогом в той или иной стране, независимо от того, действует продавец через свою дочернюю компанию или присутствует в стране иным способом.

Максимального результата предполагается достичь за счет внедрения трехуровневого механизма:

  • На уровне конвенции будет определено, в каком процентном соотношении прибыль от продаж в интернете будет распределяться между странами, где с такой прибыли будут в дальнейшем уплачены налоги. В расчет будет приниматься мировая прибыль компании или группы компаний, а доля прибыли, подлежащая налогообложению в соответствующей стране, с высокой долей вероятности будет зависеть от доли данной страны в структуре продаж. Прибыль по месту регистрации компании будет исчисляться как разница между прибылью компании в целом и прибылью, которая аллоцирована по месту фактического осуществления деятельности.
  • Наиболее спорная позиция в текущем правовом регулировании – налогообложении прибыли от деятельности по маркетингу и дистрибуции. Здесь работают базовые принципы трансфертного ценообразования, на него предлагают полагаться и дальше. Однако с целью минимизации конфликтов с плательщиками, а также с учетом принципа правовой определенности, рассматривается возможность установить фиксированные суммы вознаграждения за такие услуги и использовать их как основу для исчисления налогооблагаемой базы.
  • Конвенция будет предусматривать эффективный механизм разрешения споров, которые касаются всех элементов международного налогообложения электронной торговли.

О рисках налогоплательщиков

Обсуждался вопрос установления минимального порога мировой выручки (750 млн евро) компании, для того чтобы она подпадала под действие конвенции. Однако высока вероятность, что подобный принцип постепенно будет распространен и на бизнес с меньшей выручкой.

Особенно, если подобный подход будет адаптирован на уровне налогового законодательства отдельных стран.

Украина, являясь частью Inclusive Framework on BEPS, не останется в стороне от раздела мировой прибыли компаний, продающих свои услуги в интернете, и с высокой долей вероятности имплементирует международную практику в национальное законодательство.

Исходя из опыта внедрения практики трансфертного ценообразования, наибольшими вызовами при реализации концепции являются:

  • чрезмерная административная нагрузка на бизнес;
  • трудности реализации фискальной функции в отсутствие плательщика налога в соответствующей юрисдикции;
  • необходимость параллельно вносить изменения в существующее налоговое законодательство, а также в международные договоры, касающиеся избежания двойного налогообложения;

Консенсус стран «Большой двадцатки» по поводу предложенного механизма распределения прибыли в зависимости от места концентрации клиентов диджитального бизнеса свидетельствует об одном. Те страны, которые «делает погоду» на рынке, будут диктовать условия, и эти условия поставят интернет-бизнес в жесткие фискальные рамки.

В стороне могут оказаться США, которые в глобальных изменениях участие принимают лишь отчасти, яростно охраняя свои интересы и бюджет. И тут конфликт с европейскими странами неизбежен. А на фоне и так усиливающейся торговой войны, ставки повысятся, что поставит американские компании с присутствием на рынках Европы, и европейские компании с присутствием на рынке США в щекотливые условия.

То, что глобальные изменения коснутся в той или иной степени украинского сегмента электронного бизнеса, сомневаться не приходится. Ведь, если налогообложение будет введено, оно будет касаться всех субъектов, которые хотят получить доступ на международные рынки.

Уверена, что в рамках курса на сотрудничество с  OECD Украина поддержит все указанные инициативы в той редакции, которая будет предложена, и будет внедрять их в местное налоговое законодательство максимально жестко.

Следите за актуальными новостями бизнеса и экономики в наших Telegram-каналах Mind.Live и Mind.UA, а также Viber-чате

Источник: https://mind.ua/ru/openmind/20203418-slozhnosti-optimizacii-kak-cifrovoj-nalog-polozhit-internet-torgovlyu-na-lopatki

Налогообложение digital: Какой путь выберет Украина

Какой налог платить с продажи цифрового товара?

Уже давно интернет перестал быть просто способом обмена информацией между его пользователями. Сейчас это еще и площадка для построения, продвижения и ведения бизнеса. Вряд ли кто-то может спорить с тем, что первое, что приходит на ум при мысли предпринимательства на просторах всемирной паутины — это “интернет торговля”.

В ней уже сформировался свой рынок и секторы такого рынка:

1. “Реальная” торговля — более традиционная. Ее суть в том, что интернет используется исключительно, как средство связи между продавцом и покупателем, а предмет их сделки реален, и его можно “потрогать” в реальном мире.

Кратко и по делу в Telegram

2. Цифровая или digital торговля — относительно новая отрасль мировой экономики. Само название говорит за себя — обе стороны сделки не имеют в начале и не получают в итоге сам предмет сделки в каком-то осязаемом виде вне сети.

Естественно, что первый тип торговли, являясь более классическим, понятнее и привычней. Самые значимые игроки — мировые Walmart и Amazon, или украинская “Розетка”.

В мире за 2016 год совершили покупки в интернете 1,61 миллиарда пользователей сети, а сумма средств, потраченных за этот период на такие покупки, достигла $1,9 трлн.

И что самое важное для государства, — такие продажи и покупки можно хоть как-то контролировать и облагать налогами. Хотя это не простой вопрос.

А что же с цифровой торговлей? Ведь именно в ней сейчас отмечается скопление большей части финансов мира, которые направлены на рекламу. Тут же и покупка онлайн-книг, тренингов, музыки, консультаций и другого.

С этой категорией интернет-торговли все сложнее. Цифровые продажи ряда компаний оставались или вне действия фискальных органов, или компании смогли выбрать налоговую резидентность, законодательство, и контролирующие орган, структурируя свой бизнес соответственно.

Сегодня ситуация начинает кардинально меняться.

Стоит напомнить, что еще в 2015 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) после консультаций и совещаний с министрами финансов стран “большой двадцатки” представила заключительный доклад по методам борьбы с уменьшением налоговой базы и выведением прибыли из-под налогообложения, известный как “План BEPS”.

В Плане закреплены 15 необходимых мер для пересмотра условий международного налогообложения, в том числе и касательно возможности контролировать “цифровые” налоговые преступления.

Так и звучит первая мера Плана — “Справиться с вызовами цифровой (digital) экономики”.

Ее суть в том, что государства должны совместными усилиями эффективно облагать налогами интернет-продажи, в том числе контролировать оплату НДС по месту предоставления товара покупателю.

В ноябре 2017 года идея цифрового налогообложения снова стала первой на порядке дня ОЭСР. В США на протяжении шести часов проводилась публичная консультация на тему “Как бороться с интернет вызовами для целей налогообложения”.

А всего месяцем ранее, в сентябре 2017 года, на встрече министров финансов стран-членов Европейского Союза в Таллине, Франция и Германия выступили с инициативой обязать интернет-продавцов платить налоги не в странах своей регистрации, а там, где такие предприниматели получают фактическое вознаграждение. Главными “неплательщиками налогов” были объявлены Google и .

Сама идея о месте уплаты налогов уже не первый год обсуждается в ЕС и не только. Чего стоит хотя бы одно из громких судебных разбирательств Италии и сайта Amazon на сотни миллионов долларов якобы неуплаченных компанией налогов в Италии.

Идея не была поддержана всеми государствами. Так, Люксембург и Ирландия выступили против, хотя они и являются чаще всего “налоговыми убежищами” для цифровых интернет-продавцов.

И теперь ЕС пытается найти компромисс между необходимостью реформирования налогового законодательства Содружества и отказом части стран-членов от таких реформ. Пока без заметных результатов — все проходит в формате встреч и диалогов.

Новатором в этом вопросе можно назвать Италию. Страна приняла первой не только в ЕС, но кажется, и в мире, закон про интернет или так называемый web налог 29 декабря 2017 года (как подарок под елку для бюджета).

Предложенная ставка налога относительно невысока — всего 3% от стоимости каждой интернет-покупки.

Италия до конца не определилась с субъектами налогообложения, но озвучила план, согласно которому в апреле 2019 года система сбора этого налога заработает.

Планируется, что за год ее работы получится собрать таким образом больше 200 миллионов долларов США в бюджет страны. Инициативу можно назвать вызовом для компаний-гигантов Amazon, Apple, и Google.

К слову, родина Google, США, тоже не осталась в стороне.

В ответ Италии, или просто приняв реалии нового мира, Верховный Суд США 12 января 2018 года вынес уникальное решение, которое создало новый в истории американского налогового права прецедент.

А именно, суд решил, что налоговая служба штата может облагать налогом продавца товаров в интернете, если он получил выручку в этом штате, даже если и зарегистрирован как налогоплательщик в другом штате страны. Такой прецедент многое меняет.

Получается, что налоги добрались и до интернета, и возможность увеличения поступлений в государственный бюджет оправдывает связанные с внедрением новой системы налогообложения расходы.

Фактически путь на поиск налогов в сфере цифровой торговли взят контролирующими органами многих стран. Как было сказано выше, в США и Италии уже сделаны законодательные либо прецедентные шаги, а Германия, Франция и Испания заявили, что собираются последовать их примеру.

Учитывая нынешние евроинтеграционные процессы Украины, можно уверенно ждать заявлений от Министерства финансов или Государственной фискальной службы Украины про принятое решение поработать над законодательством в этом направлении.

С другой стороны, вряд ли можно говорить уверенно о реальных перспективах в Украине развития интернет-налогообложения. Необходимость внедрения таких уже сейчас требует анализа.

Если же говорить о текущей ситуации украинских интернет-предпринимателей, то занятые в реальных продажах уже оплачивают налоги, а те, которые работают в цифровых продажах, нуждаются в развитии, чтобы достигнуть уровня оборота западных конкурентов. Интернет-сборы только помешают такому развитию, как возможно, и всему цифровому рынку Украины.

Ведь именно невысокая цена за качественный продукт делает украинских производителей digital продукции конкурентоспособными на европейском и американском рынках. Что и делает нашу страну фактически лидером по продажам за рубеж такой продукции среди стран постсоветского пространства.

Пойдя по пути налогообложения интернет-торговли стран с развитой экономикой, Украина скорее потеряет, чем найдет. Даже без таких возможных обременений, так и не состоялась сделка по покупке мировым гигантом Amazon крупного в Украине игрока “Розетка”.

Одной из главных причин, озвученных в связи с таким решением, было и нежелание Amazon подвергать всю свою сеть таким затратам, что возникли бы уже после самой покупки из-за сложной и не самой благоприятной для иностранного инвестора системы налогообложения и контроля бизнеса.

Таким образом, интернет-бизнесу в Украине остается только гадать, какой вектор выберет власть.

Естественно, для бизнеса привлекательней является позиция Ирландии, Мальты или Люксембурга, которые решили создавать максимально приятные условия для развития интернет-бизнеса.

Но даже если будет принято другое решение, есть надежда на то, что ставка будет невысока, и система оплаты такого интернет налога будет проста.

Источник: https://delo.ua/econonomyandpoliticsinukraine/nalogooblozhenie-digital-338525/

Информация о налогах на покупки в Google Play

Какой налог платить с продажи цифрового товара?

На экране оформления заказа всегда указывается налог, начисленный на вашу покупку в Google Play. Способ его расчета и взимания зависит от типа контента.

Приложения и игры

Покупка осуществляется у разработчика приложения. В большинстве стран именно они несут ответственность за взимание налогов. В странах ЕС за начисление, сбор и перечисление НДС с продаж отвечает компания Google.

Книги, фильмы, сериалы, музыка и журналы

Размер налогов на эти товары определяется на основании закона о налогообложении цифровых товаров вашей страны.

Устройства

Устройства в Google Play больше не продаются. Подробнее о налоге с продаж…

Налог c продаж

Google

Если зарегистрированным продавцом в Google Play является Google, размер налога устанавливается в соответствии с налоговым законодательством штата.

Если товар облагается налогом, его сумма будет рассчитана на основании платежного адреса покупателя. Как правило, налог вычисляется исходя из цены товара. В некоторых штатах в нее входит стоимость доставки, погрузки и разгрузки.

В настоящее время Google имеет право официально взимать налоги в перечисленных ниже штатах.

Алабама (отдельные города)АйдахоМассачусетсНью-ЙоркТеннесси
Аризона (отдельные города)ИллинойсМичиганСеверная КаролинаТехас
АрканзасИндианаМиннесотаСеверная ДакотаЮта
КалифорнияАйоваМиссисипиОгайоВермонт
Колорадо (отдельные города)КанзасМиссуриОклахомаВиргиния
КоннектикутКентуккиНебраскаПенсильванияВашингтон
Округ КолумбияЛуизиана (отдельные города)НевадаРод-АйлендЗападная Виргиния
ФлоридаМэнНью-ДжерсиЮжная КаролинаВисконсин
ДжорджияМэрилендНью-МексикоЮжная ДакотаВайоминг

Сторонние продавцы

Сторонние продавцы устанавливают размер налога на приложения, книги и другой цифровой контент самостоятельно, основываясь на виде своей деятельности и положениях в налоговом законодательстве соответствующего штата. По этой причине налоги на продажу, взимаемые частными продавцами, могут отличаться от налогов, взимаемых компанией Google в качестве зарегистрированного продавца.

Google не возвращает налоги, уплаченные другим продавцам, и не принимает свидетельства об освобождении от налогообложения для приобретения их товаров. С вопросами относительно возврата уплаченных налогов и налогообложения обращайтесь непосредственно к продавцу.

По всем вопросам, связанным с продажами и отчетностью, обращайтесь в налоговую инспекцию штата или к консультанту.

Налог на добавленную стоимость (НДС)

Если зарегистрированным продавцом в Google Play является Google, товар может облагаться налогом на добавленную стоимость (НДС) или его эквивалентом. НДС применяется во всех странах, кроме США.

Если товар облагается НДС, налог будет рассчитан с учетом правил в отношении контента.

Жители стран Европейской экономической зоны, Швейцарии и Марокко могут запросить счет с НДС для покупок, которые облагаются этим налогом. Вот как это сделать:

  1. Откройте страницу pay.google.com и войдите в аккаунт.
  2. Выберите нужную транзакцию.
  3. Нажмите Скачать счет-фактуру.
  4. Если потребуется, введите свои личные данные, например полный адрес и ИНН.
  5. Нажмите Сохранить.
  6. Появится ссылка. Нажмите на нее, чтобы скачать счет.

Примечание. Счет за текущий месяц можно запросить в первых числах следующего. На обработку запроса может потребоваться до 24 часов.

Покупатели, освобожденные от уплаты налогов

При покупке контента в Google Play вам нужно будет заплатить налоги, однако вы сможете запросить их возврат. Чтобы узнать больше о возврате, выберите тип контента ниже.

Учтите, что освобождение от налогов действует не во всех странах, а все запросы на возврат подлежат тщательной проверке.

Приложения и игры

Чтобы запросить возврат налогов на покупку приложения в Google Play, свяжитесь с его разработчиком. О том, как найти контактную информацию разработчика, рассказано здесь.

Книги, журналы, фильмы, сериалы, музыка

Чтобы запросить возврат налогов, заполните форму, указав следующие данные:

  • ваше имя;
  • официальную справку/письмо о налоговых послаблениях;
  • копию кредитной карты, которой была оплачена покупка (в целях безопасности номер карты не должен быть виден);
  • номер заказа;
  • платежный адрес;
  • приобретенные товары;
  • сумму налога для возврата.

Налоговые каникулы

Для покупателей в США: в некоторых штатах существуют периоды временного освобождения от уплаты налогов. Чтобы узнать, можно ли вернуть налоги на покупку в такой период, обратитесь в департамент по налогам и сборам. Ссылки на сайты департаментов можно найти здесь.

Примечание. В Европейский союз входят Австрия, Бельгия, Болгария, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Кипр, Латвия, Литва, Люксембург, Мальта, Нидерланды, Польша, Португалия, Румыния, Словакия, Словения, Финляндия, Франция, Хорватия, Чехия, Швеция, Эстония.

Источник: https://support.google.com/googleplay/answer/2850368?hl=ru

Минфин предложил изменить подход к налогообложению Google и :: Экономика :: РБК

Какой налог платить с продажи цифрового товара?

Интернет-гиганты, такие как Google и , должны начать делиться доходами от деятельности в России, считает российский Минфин. Сейчас они уводят эти прибыли от налогообложения и бюджет несет потери, утверждает ведомство

John G. Mabanglo / EPA / ТАСС

Минфин в поисках новых источников пополнения казны начал прорабатывать варианты ужесточения налоговой нагрузки на глобальных поставщиков цифровых услуг.

Ведомство хочет изменить подходы к налогообложению так, чтобы цифровые корпорации вроде Google, и Apple делились доходами от российской аудитории с российским бюджетом, а не платили налог на прибыль только по месту регистрации головного офиса.

Такое положение появилось в документе «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020 год и плановый период 2021 и 2022 годов», опубликованном на этой неделе.

Технологические гиганты (социальные сети, поисковые сервисы, маркетплейсы) работают по всему миру, но в общем случае платят налог на прибыль, которую генерирует клиентская база из разных стран, по месту регистрации штаб-квартиры.

Именно поэтому многие компании переносят штаб-квартиры в низконалоговые юрисдикции. Например, европейские офисы Google, , Microsoft зарегистрированы в Ирландии, где ставка налога на прибыль составляет всего 12,5%.

Туда же перенес штаб-квартиру российский разработчик компьютерных игр Playriх.

Транснациональные компании перевели в низконалоговые юрисдикции практически 40% прибыли, или $600 млрд, в 2015 году, причем одной только Ирландии досталось более $100 млрд, оценивало американское Национальное бюро экономических исследований.

Минфин предлагает изменить российское законодательство таким образом, чтобы цифровые компании декларировали доходы для налогообложения в тех юрисдикциях, где находятся их пользователи. Это позволит справедливо распределять налоги и не допустить бюджетные потери, отмечают в Минфине.

«Существенные недостатки в принципах налогообложения цифровых компаний приводят в настоящее время к тому, что эффективная ставка обложения прибыли таких компаний оказывается значительно меньше, чем для компаний других отраслей», — указывают в министерстве.

Пресс-служба Минфина не ответила на вопрос РБК, когда ожидать конкретных законодательных инициатив. «Этот вопрос еще предстоит детально прорабатывать», — ответили там. РБК запросил мнение об этой инициативе у представительств ИТ-холдингов в России. Пресс-служба «Google Россия» воздержалась от комментариев, остальные не ответили оперативно.

Пока налог на прибыль в России платят только российские «дочки» транснациональных компаний. В последних открытых данных ФНС за 2017 год приводятся данные по меньшей мере пяти из них.

ОЭСР подняла проблему несправедливого распределения налогов транснациональных ИT-корпораций еще в 2015 году. Выработка новых подходов стала задачей № 1 плана G20 по противодействию размыванию налогооблагаемой базы (BEPS).

ОЭСР рассматривает три варианта решения проблемы:

  • Обязать компании показывать часть прибыли в странах проживания пользователей, даже если у них там нет офиса. Проблема в том, как точечно определить, какая доля прибыли приходится на ту или иную страну.
  • Признавать нематериальные активы как созданные в той стране, где работает компания. Страна сможет облагать налогом всю или часть прибыли от таких активов. Оставшаяся будет распределяться между подразделениями компании по правилам трансфертного ценообразования.
  • Определять степень экономического присутствия компании в конкретной стране в зависимости от размера выручки, наличия базы местных пользователей, поддержки сайта на национальном языке, онлайн-продаж и т.д. Доходы компаний с существенным экономическим присутствием могут быть обложены налогом у источника их выплаты, но так, чтобы не возникало двойного налогообложения.

Пока ОЭСР не выработала единый подход для регулирования стремительно растущей цифровой экономики, в некоторых странах принимают самостоятельные решения.

Еврокомиссия в 2018 году предложила ввести в ЕС трехпроцентный цифровой налог с местной выручки цифровых гигантов. Первой страной, которая ввела такой налог, стала Франция (ретроспективно с 1 января 2019 года).

Налог по ставке 3% платят цифровые компании с суммарным доходом по всему миру от €750 млн, более €25 млн из которых принесли французские пользователи.

Облагается не весь глобальный доход, а только та его часть, которую генерируют клиенты конкретного цифрового сервиса во Франции.

Для определения местоположения пользователей цифровые компании должны отслеживать их IP-адреса, пояснил РБК партнер КПМГ в России и СНГ Иларион Леметюйнен. Ожидается, что налог принесет в бюджет Франции более €500 млн в 2019 году.

«Это своеобразный налог за контакт с потребителями, которые с экономической точки зрения фактически приравниваются к нематериальным активам», — объяснил эксперт. Неважно, в какой стране штаб-квартира цифровой компании, — важно, где находится потребитель ее товаров и услуг.

В Великобритании цифровой налог начнут взимать с апреля 2020 года, в Италии — с января 2021 года. «С высокой долей вероятности успешный опыт будет тиражирован другими государствами, в том числе и Россией», — ожидает эксперт.

Проблема локализации прибыли

ОЭСР не одобряет несогласованные односторонние меры разных стран, которые могут сдерживать инвестиции и экономический рост, и выступает за единый международный подход. Организация планирует прийти к согласию к концу 2020 года.

«Во многом выработку единого подхода подрывают такие низконалоговые страны, как Ирландия и Люксембург, где аккумулируют прибыль многие ИТ-гиганты.

Они не хотят добровольно отказываться от таких инвестиций», — отмечает главный аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян. «Проблема порождает огромное количество споров.

Страны будут сражаться за налоги», — констатирует партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

сложность в том, как рассчитать, какая доля прибыли мультинациональной корпорации приходится на ту или иную страну. «Что важнее при определении стоимости нематериальных активов: в какой стране был написан исходный код или где он был существенно доработан? Это все равно что решать, что важнее в машине — двигатель или корпус», — рассуждает Захаров.

Одним из инструментов решения этой проблемы может стать международный обмен данными об операциях транснациональных компаний CbCR (Сountry-by-Country reporting).

Эти отчеты, которые получает и ФНС России, призваны раскрывать финансовые показатели в разбивке по странам их присутствия. Однако страны обмениваются отчетами только о деятельности групп с общим годовым оборотом более €750 млн.

«Это огромный порог, и данные многих цифровых компаний не попадают в отчеты», — отмечает партнер Deloitte Юлия Орлова.

«Никто, кроме корпораций, не располагает информацией о разбивке прибылей по странам. Поэтому единственное решение, на мой взгляд, если сами ИТ-гиганты будут добросовестно раскрывать, сколько заработали на пользователях в той или иной стране», — считает Захаров.

Решение России в любом случае будет в русле концепции ОЭСР. «Но в России любые подходы могут перейти в крайности и привести к двойному налогообложению», — предупреждает Захаров.

Например, с 2017 года в России ввели «налог на Google» — обязанность иностранных продавцов цифровых услуг платить НДС в России, и тысячи иностранных компаний встали на учет в российских налоговых органах.

«Но все бизнес-сообщество взбудоражено новым режимом, потому что во всем мире «налогом на Google» облагаются только услуги третьим лицам, а в России в том числе поставки внутри группы», — отмечает Орлова.

Ольга Агеева

При участии: Дада Линделл

Источник: https://www.rbc.ru/economics/03/10/2019/5d946e0d9a79470aa64f9ffe

Административное право
Добавить комментарий