Куда можно обратиться, если отказали в обеспечении жильем взамен сгоревшего в 1998 году дома?

«Теперь только круглосуточная оборона!»: судьба «трущобников» Зеленодольска в 25 фото

Куда можно обратиться, если отказали в обеспечении жильем взамен сгоревшего в 1998 году дома?

ONLINE-Новости

Брат Хайруллина прибыл на место крушения вертолета +1 комментарии 19:53 Еще новости

Афиша

Поможем детям

  • Забыть о косолапости

Антиаварийная программа в объективе «БИЗНЕС Online»: разруха, мародерство и борьба несогласных с переселением в «курятники» и «клетушки»

«Не испытывай судьбу!» — гласит надпись на двери зеленодольской бабки-самогонщицы. В ее бывшем доме уже бардак. Сама она получила новую квартиру, но возвращается на заработки, «окормляя» страждущих.

А тем временем градус страстей вокруг жилья для собственников дошел до Александра Бастрыкина.

Корреспонденты «БИЗНЕС Online» оценили масштабы реновации, побывали там, где вовсю трудятся мародеры, заглянули в квартиры несогласных и в те 19-метровые «хоромы», куда выселяют из «двушек» и «трешек».

Масштабная программа по расселению аварийного жилья стартовала в Зеленодольском районе в 2013 году: тогда непригодными для проживания признали 314 домов.

Под бульдозер планировали пустить треть всех зеленодольских зданий в старой части города. Усилиями жителей и бизнеса список сократился до 190 домов.

И к 2019 году власти расселили и отключили от коммуникаций их большую часть — 147 объектов, снесли же пока только 10.

Но есть проблемы. Если коротко, то ситуацию можно описать знаменитым латинским выражением dura lex, sed lex (закон суров, но таков закон). Следует понимать, что есть две категории жителей «аварийки». Первая — люди, жившие по соцнайму.

В соответствии с законом им полагается равноценная жилплощадь вместо квартир под снос — условно, по принципу «метр в метр». Вторая категория — собственники. Им по закону полагается компенсация (согласно программе расселения аварийного жилья, это 11 тыс.

рублей за метр), а также может быть предложена другая квартира с зачетом стоимости старой. Разработчики республиканской программы решили, что это — жилье в соципотечных домах.

Эти условия не устраивают 254 семьи из 112 домов, рассказали «БИЗНЕС Online» в пресс-службе совета Зеленодольского муниципального района. Из них примерно сотня собственников (94 семьи в 42 домах), несогласных с расселением, остаются в своих квартирах.

Остальные чаще всего ютятся в съемном жилье. Они уже не раз выходили на многолюдные митинги.

Впрочем, устами официального представителя казанского Кремля Лилии Галимовой ситуация объясняется так: у каждого собственника есть право обратиться в суд, и они этим правом активно пользуются.

Но судебные тяжбы по большей части владельцы проигрывают (по данным исполкома Зеленодольского района, по решению суда из программы вывели 22 дома), оставаясь фактически на улице с правом на получение скромной компенсации, на которую равноценное жилье купить невозможно.

Что же происходит в аварийных (и, на первый взгляд, не очень!) квартирах Зеленодольска?

  1. Это дом на улице Декабристов, 3. Визуально аварийность незаметна. Из 18 квартир жилыми остаются только три: их владельцы не согласны с условиями расселения.

  2. А вот и «аварийная квартира» в этом доме. Семья Марины и Владимира Сапуновых тут с 1990 года, здесь выросли трое их детей. Помимо борьбы в судах, сейчас им приходится бороться с жуликами, вскрывающими пустующие квартиры ради чугунных радиаторов. Мародеров не останавливает даже то, что система отопления дома все еще находится под давлением.

    Сапуновы не согласны с предложенной компенсацией. Вместо «трешки» в 72 кв. м предложена квартира общей площадью 19 кв. м, жилая — 7,3 кв. метра. В этом же доме у Марины проживает 85-летний отец — бывший главный конструктор Завода им.

     Серго Альберт Кокорин. Ему из двухкомнатной квартиры в 53 кв. м предлагают переселиться в 17,9 «квадрата».

     Владимир и Марина, как выпускники КГАСУ, удивляются, почему их дом 1940 года постройки признан аварийным, а соседний (улица Декабристов, 1) этого же года постройки — нет.

  3. На фото почти целиком (за исключением прихожей и санузла) уместилась квартира площадью 19 кв. м в соципотечном доме на улице Гагарина, 12, которую предлагают Сапуновым взамен их «трешки».

    Такие квартиры «аварийщики» между собой называют «клетушками», а сам дом — «курятником».

    Всего для расселения аварийного жилья в городе возвели 11 таких многоквартирных жилых домов, включая первую в городе 18-этажку.

    Республиканскую адресную программу по переселению граждан из аварийного жилья утвердили в 2013 году. Изначально объем финансирования предусматривался на уровне 9,7 млрд рублей. 4,3 млрд рублей должен был выделить фонд реформирования ЖКХ, а республиканский бюджет — добавить 5,4 млрд рублей.

    Федеральные средства выделили. А республиканский вклад в последний момент был сокращен до 198 млн рублей. В результате цена, по которой «трущобникам» предлагали выкупить их старое жилье, рухнула почти вдвое: с 20 до 11 тыс. рублей за метр.

    Остальное людям предложили вносить через соципотеку, в том числе по схеме займа. Это теоретически.

  4. О том, что дом аварийный и подлежит сносу, Сапуновы узнали в 2016-м — тогда они активно вели ремонт. Хотя экспертиза была датирована 2011 годом. «Как гром среди ясного неба, ремонт встал, все планы полетели.

    Теперь только круглосуточная оборона, неравная борьба!» — говорит Владимир. Сапуновых устроило бы жилье по принципу «метр в метр».

    Но сейчас им не дают выбора — квартир большей площади (даже с согласием на соципотеку) в наличии просто нет.

  5. Пока некоторые владельцы ведут борьбу в судах, на других улицах неизвестные лица активно растаскивают бесхозные строения. Это десятки двухэтажных домов на улице Гоголя, Украинской, Мира, Паратской, Тургенева, Комсомольской, Мира, Солнечной.

    На фото — «скелет» крыш домов на улице Гоголя в знаменитом районе «Шанхая» (в 1950-е годы здесь жили рабочие из Китая, перенимавшие опыт на зеленодольских предприятиях).

    Железо уже растащили: в объектив «БИЗНЕС Online» попал один из авторов этого «погрома».

  1. Так сейчас выглядит читальный зал центральной библиотеки Зеленодольска на улице Гоголя, 18. Стеклопакеты разбиты, в помещениях разбросаны разломанные книжные стеллажи. Сама библиотека переехала ближе к окраине города, на первый этаж хрущевки на улице Тургенева, 6.

  2. Дом, где ранее располагалась библиотека, уже без металлической кровли. А рядом с ним на месте бывших сараев уже строится 9-этажка из силикатного кирпича.

  3. В одном из пока еще относительно целых домов на улице Паратской (есть электричество!) процветает активная торговля самогоном. Дорога к одному из подъездов заметно протоптана в отличие от других. За дверью с надписью «Не испытывай судьбу!» клиентов встречает пожилая женщина. Она плохо слышит и на все вопросы корреспондента «БИЗНЕС Online» громко отвечает: «Чево?!»

  4. По словам клиентов, пришедших в данную квартиру за горячительным местного разлива, ее хозяйка уже получила новую жилплощадь. Но уж больно намоленным у клиентуры было это место…

  5. Уже расселенные дома на улице Паратской также активно разбираются: пластиковые рамы выставлены, деревянные выломаны или разбиты. Где-то уже горело — следы пожаров видны прямо на первой линии.

  6. В большинстве расселенных квартир — пустота и бардак. В некоторых владельцы оставляли отслужившую свой век мебель.

  7. Кое-где внутри валяются компакт-диски, но это редкость. Зато в изрядном количестве пустые бутылки из-под спиртного.

  8. Местами мародеры уже вырвали электропровода. Но это полбеды: главное, что регулярно режут интернет-кабели, паутина которых тянется от дома к дому. В результате без связи остаются другие, еще жилые объекты. На фото специалисты «Таттелекома» восстанавливают поврежденную линию.

  1. 5–6 лет назад начался снос исторического квартала «Полукамушки» — на месте снесенных объектов были построены дома №12 на улице Гагарина и №21 на улице Карла Маркса. Оба 10-этажные.

    Пенсионерка, 68-летняя Зайтуна Короткова вместе с мужем Борисом купила в 1990 году квартиру в доме на улице Красный переулок, 12. Сейчас она живет одна, муж, работавший водителем на заводе им.

     Горького (в городе его кратко называют «Металлист»), умер в 2015 году от рака крови. Именно к Коротковой в 2016-м заходил в гости президент РТ Рустам Минниханов вместе с Олесей Балтусовой.

    «Он только зашел и сказал, что у меня не аварийный дом, — прямо, резко и без затей говорит Зайтуна-апа (в прошлом — молотобоец „Металлиста“) об историческом визите. — На вертолете прилетел, на нем и улетел…»

  2. Взамен нынешних 35 кв. м Коротковой предлагают 389 тыс. рублей (11 тыс. рублей за квадратный метр). Покидать обжитое место ей не хочется — здесь у нее свой небольшой огород, погреб, веранда.

    В двухэтажном доме из четырех квартир пока остаются два хозяина, двое других согласились на переселение. В квартире Коротковой все свободное место в шкафу занимают бумаги. «У меня уже два мешка макулатуры. Скоро будет ровно три года, как я сужусь», — говорит она.

    Прибитую табличку со сроками сноса дома в 2015–2017 годах она оторвала лично.

  3. О расселении Зайтуна-апа узнала в 2015-м, но экспертиза была датирована 2011 годом. В документе указано, что износ дома составляет 70%, на первом этаже сквозные трещины, обнаружен грибок.

    После визита Минниханова «Татинвестгражданпроект» провел собственную экспертизу и подтвердил износ всего в 22%: жить можно. Впрочем, органы власти заявляют, что экспертиза ТИГП — для служебного пользования.

    На фото — дом в «Полукамушках», а за ним — тот самый 10-этажный «курятник» на улице Гагарина с «клетушками» по 19 м, куда расселяют «аварийщиков».

  4. А это трехкомнатная квартира, в которой вместе с дочерью Данией живет труженица тыла, 93-летняя Марфуга Гадиева. Квартиру в доме 1938 года постройки на улице Декабристов, 9 ее дочь купила в 2012-м после того, как вернулась для ухода за мамой из Москвы.

    В столице она окончила институт, а затем осталась там и работала дизайнером.

    Ранее председатель следственного комитета РФ Александр Бастрыкин поручил руководству следственного управления СКР по РТ проверить информацию СМИ о нарушении жилищных прав Гадиевой, которой вместо трехкомнатной квартиры предлагают жилье в 19 «квадратов».

  5. «Это я хотела сделать ремонт в стиле прованс, домик у моря, такая имитация деревни. Сейчас руки опустились», — рассказывает Дания и не понимает, почему такой же соседний дом (Декабристов, 11) не признан аварийным, а ее — признан. 9-й дом на улице Декабристов той же серии, что и третий, в котором живет семья Сапуновых. Но на условия выселения пока согласились только 2 собственника из 18.

  6. Марфуга-апа передвигается с трудом, плохо видит, но регулярно читает намаз. После того как ситуацией заинтересовался Бастрыкин, Галимова заявила о некоем спонсоре.

    Имени его Дание в администрации города не называют, но он оплатит полную стоимость квартиры площадью 50 кв. м и даже не воспользуется выплатой по 11 тыс. рублей за квадратный метр. От лица мецената выступает мэр Зеленодольска Александр Тыгин.

    Дочь Марфуги-апы попросила предоставить жилье в другом городе, окончательного решения пока нет.

    Несогласные «аварийщики» также не понимают, почему к собственникам и тем, кто жил по соцнайму, закон подходит по-разному. Первым предлагают выкупать будущее жилье через соципотеку.

    Вторым же бесплатно выдали жилье «метр в метр». В том числе и тем, кого принято причислять к «деклассированным элементам» — они, по словам переселенцев, новые квартиры уже успешно приватизируют и продают.

    Видимо, это опять-таки dura lex?

  1. Те, кто уже переселился в новое жилье из числа «аварийщиков», не в восторге от его качества. Об этом рассказывает 35-летний Алексей Веревкин, менеджер по продажам и старший по дому №17 на проспекте Строителей. Сам он ранее жил в аварийном доме на улице Украинской.

    Напомним, что дом №17 на проспекте Строителей «с историей» — это его в 2016 году заселяли в присутствии Минниханова, а после его отъезда у соципотечников отобрали ключи.

    Президент РТ затем потребовал от Тыгина и главы ГЖФ Талгата Абдуллина извиниться перед новоселами за показуху.

  2. По словам Веревкина, дом только снаружи относительно красивый, но в подъездах на стенах трещины, штукатурка сыпется как в квартирах, так и в местах общего пользования.

    Окна установлены с нарушениями технологии (регулировка не помогает, поэтому во многих квартирах они проклеены малярным скотчем). Но это мелочи: куда хуже, что ряд жильцов жалуются на промерзание стен.

    Подрядчиком ГЖФ на строительстве этого дома выступало ООО «Народный дом».

  3. Но главный бич — новые соседи, собранные со всех «гнилых углов» Зеленодольска. По словам Веревкина, поначалу кое-кто из переселенцев не гнушался справлять в подъездах нужду, а уж о сломанных почтовых ящиках говорить не стоит. Пришлось ставить видеокамеры: помогло, но все равно не до конца.

  4. А это первые в городе 18-этажки, построенные на окраине города по программе социальной ипотеки, куда также переселяют людей из аварийного жилья. Там новые жильцы уже бьют стеклянные двери, снимают светильники и тоже используют подъезд под общественный туалет.

  5. В городе продолжается протестная активность несогласных «аварийщиков». Прошедший 10 марта митинг на площади у ДК «Родина» собрал, по данным полиции, около 150 человек, организаторы же насчитали примерно 400 участников.

    Участники митинга демонстрировали паспорта без прописки и взывали к полицейским в надежде спасти от разрушения собственные дома: кое у кого мародеры принялись снимать крыши по соседству, пока собственники высказывались с трибуны.

  6. Активная борьба с аварийным жильем в Зеленодольске еще в прошлом году поставила вопрос о новом генплане города. Где-то уже ведется застройка, но чаще всего земля под уже снесенными домами пустует. К слову, все земельные участки передаются Госжилфонду РТ — на месте «аварийки» построят жилые дома.

Отправить нам новость

Источник: https://www.business-gazeta.ru/article/418405

Вс разъяснил права граждан в программе по расселению аварийного жилья

Куда можно обратиться, если отказали в обеспечении жильем взамен сгоревшего в 1998 году дома?

Расселение бараков и прочих плохо пригодных для проживания людей зданий – процесс сложный. Расселение нередко порождает конфликты жильцов аварийных квартир с чиновниками. Какие права есть в таком случае у будущих новоселов и какие у чиновников, разъяснила Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ.

Толкование норм закона высокой судебной инстанцией очень актуально, так как по статистике подобных исков немало по всей стране. Один из них – иск жительницы Якутска к городским чиновникам.

В суде гражданка потребовала от местной администрации предоставить ей в собственность жилье взамен того, что идет под снос. Истица рассказала, что многоквартирный дом, в котором она живет, распоряжением администрации города признан аварийным и подлежащим сносу.

Дом включен в региональную программу по переселению граждан из аварийного жилого фонда. Но то жилье, что ей предложили, ее не устраивает.

В ответ на иск в суде чиновники рассказали, что администрация просто приняла решение изъятия квартиры истицы, так как все сроки расселения прошли, а женщина не переезжает. Выход, на их взгляд, – выселить. Истица же была уверена, что ей должны выделить “равнозначное занимаемому благоустроенное жилое помещение”.

Но городской суд Якутска принял решение не в пользу жительницы аварийного жилья и в иске отказал. Судебная коллегия Верховного суда республики поддержала коллег. Пришлось истице обращаться в Верховный суд РФ.

ВС разъяснил, как победить застройщика, сдавшего жилье с дефектами

В Верховном суде РФ спор изучили и с доводами гражданки согласились, так как, по мнению высокой инстанции, в деле “имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений”. Нарушения Верховный суд РФ нашел в решениях и городского суда, и в апелляции.

Вот что увидел в материалах дела Верховный суд. Наша героиня купила квартиру в доме в 2014 году. За несколько лет до этого здание было признано аварийным и попало в республиканскую программу переселения. Вместе с истицей в квартире была зарегистрирована ее дочь.

В документах суда есть распоряжение администрации города о выделении гражданке квартиры, куда она должна была переселиться. Это жилье давалось взамен “подлежащего изъятию для муниципальных нужд” квадратных метров в аварийном доме. Но истица не согласилась переселяться в предложенное жилье.

И захотела другую квартиру, оговорив, что жилье хочет “без дополнительной платы”. Городской суд, отказывая истице, исходил из того, что предоставление собственникам жилья взамен изымаемого “допускается только по соглашению с органом местного самоуправления”. А такое соглашение “достигнуто не было”, так как гражданка от предложенного помещения отказалась.

Апелляция с формулировкой отказа согласилась. А вот Верховный суд РФ оказался не согласен.

Сначала Верховный суд РФ напомнил жилищные права собственника в доме, который признан аварийным. Об этих правах написано в статье 32 Жилищного кодекса.

И там сказано следующее – в случае, когда собственник жилья в аварийном доме “не осуществили его снос или реконструкцию, органом местного самоуправления принимается решение об изъятии земельного участка, на котором стоит аварийный дом, для муниципальных нужд и соответственно об изъятии каждой квартиры в доме”.

Возмещение за аварийное жилое помещение, сроки и другие условия изъятия определяются соглашением с собственником.

Верховный суд РФ процитировал еще раз статью 32 Жилищного кодекса, в которой сказано – принудительное изъятие жилого помещения на основании решения суда возможно только при условии предварительного и равноценного возмещения.

Другое жилое помещение взамен изымаемого в таком случае может быть предоставлено собственнику только при наличии соответствующего соглашения, достигнутого с органом местного самоуправления, и только с зачетом его стоимости при определении размера возмещения за изымаемое жилье. Это опять Жилищный кодекс, статья 32.

Если жилой дом, признанный аварийным, включен в региональную программу по переселению, то собственник жилья в таком доме по закону “О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства” имеет право на предоставление другого жилого помещения в собственность либо его выкуп. При этом, подчеркивает Верховный суд РФ, собственник имеет право выбора любого из этих способов обеспечения его жилищных прав.

ВС разъяснил, когда нельзя строить торговый центр рядом с жилым домом

Вывод из всего сказанного Верховным судом РФ такой – наша истица по своему выбору имеет право требовать либо выкупа своего помещения, либо предоставления ей другого жилья в собственность.

Истица правильно известила администрацию города, что выбрала способ реализации своих жилищных прав, требуя предоставить другое жилье в собственность. От предложенного жилья гражданка отказалась.

Но вот что важно: этот отказ не является отказом от выбранного гражданкой способа реализации жилищных прав “в виде предоставления другого жилья в собственность”.

И вот что еще напомнил коллегам Верховный суд: вступил в законную силу отказ Якутского городского суда на иск администрации – принудительно переселить нашу героиню в то жилье, которое предложила администрация.

Вывод: по Закону “О Фонде содействия реформированию ЖКХ” у местной администрации “имеется обязанность” предоставить истице в собственность другое равнозначное благоустроенное жилье. Но местные суды при вынесении решения об отказе гражданке в иске эти положения закона не применили, хотя они “подлежали применению”.

И еще, в нарушение 196 статьи Гражданского кодекса якутские суды “ошибочно исследовали вопрос о наличии (отсутствии) оснований для внеочередного обеспечения истицы жильем по правилам 57-й статьи Жилищного кодекса, поскольку таких требований истица не заявляла”.

Источник: https://rg.ru/2018/11/14/vs-raziasnil-prava-grazhdan-v-programme-po-rasseleniiu-avarijnogo-zhilia.html

Административное право
Добавить комментарий