Квалификация преступления по убийству человека

Убийство по найму: значение корыстного мотива при квалификации преступления. Проблема соотношения убийства по найму с корыстными преступлениями

Квалификация преступления по убийству человека

Уголовным кодексом РФ убийство, совершаемое по найму, признается квалифицированным видом убийства и предусмотрено в одном пункте с убийствами из корыстных побуждений (п. «з« ч. 2 ст. 105 УК РФ). С позиции законодателя корысть — необходимый признак наемных убийств.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 указано, что под убийством по найму понимается убийство, обусловленное получением исполнителем материального или иного вознаграждения.

В связи с этим возникает вопрос: является ли убийство, совершаемое по найму, корыстным преступлением?

В доктрине уголовного права на этот вопрос нет однозначного ответа, и споры об обязательных признаках субъективной стороны данного состава преступления продолжаются.

В период действия УК РСФСР 1960 г. убийство по найму квалифицировалось по п. «а« ч. 1 ст. 102 (убийство из корыстных побуждений).

Уголовному законодательству некоторых зарубежных стран также известно совершение убийства за плату. Так, в Ираке смертной казнью карается убийство за материальную плату.

Такая формулировка не оставляет сомнений в отнесении законодателем Ирана убийства по найму к корыстным преступлениям. Уголовный кодекс Испании установил ответственность за совершение убийства за плату или вознаграждение.

Вероятно, убийством по найму в данной стране признается убийство с целью получить как материальную, так и нематериальную выгоду. [1]

Проанализировав постановление пленума по делам об убийстве, а также УК РФ, можно сделать вывод о том, что под корыстным мотивом, по отношению к убийству по найму понимается осознанное побуждение получить незаконную имущественную выгоду, обогащение, наживу, которым руководствовалось лицо при совершении рассматриваемого преступления. Очевидно, Пленум под иным вознаграждением понимает не материальную, а всякую другую выгоду (продвижение в должности, вступление в организованную преступную группировку и т. д.).

Некоторые ученые допускают, что убийство по найму может быть совершено без корыстного мотива, но все-таки отмечают, что в убийстве по найму присутствует корыстный мотив. Так, например С. Х.

 Нафиев считает, что «действительно, в ряде случаев в данном составе убийства с помощью привлеченного лица может быть не связано с корыстью.

Такие убийства могут совершаться и без ориентации на получение материальной выгоды (например, служащий частной охранной структуры выполняет «приказ» шефа об устранении несговорчивого конкурента, не получая за это материального вознаграждения, а руководствуясь только своеобразным пониманием «служебного долга» или мотивами солидарности). Вместе с тем представляется, что за указанными внешними проявлениями все равно скрывается корыстный интерес: сохранить место службы, добыть выгоду для организации, где работает убийца, и т. д. [2]

А вот организатор или подстрекатель наоборот руководствуется далеко не всегда корыстными мотивами, часто эти преступления совершаются организатором и подстрекателем из мести, ревности, личных неприязненных отношений, зависти, на почве бывших конфликтов.

А исполнитель может стремиться к получению выгоды для других лиц, в судьбе которых он заинтересован.

Корыстный мотив на совершение убийства должен возникнуть до осуществления преступного деяния, и при этом не требуется, чтобы цель убийства была непременно достигнута.

Вместе с тем возникает вопрос, как квалифицировать действия исполнителя, если помимо корыстных мотивов в его действиях будут присутствовать и иные побудительные причины? Например, если исполнитель получает «заказ» на убийство человека, к которому он испытывает острое чувство неприязни, а возможно даже желает ему отомстить за что-либо, или же которому он должен (разумеется, последний случай наиболее абстрактен) определенную сумму денег.

Представляется, что решающим фактором должен выступать факт найма убийцы и его согласие совершить преступление за определенное вознаграждение, услугу или по другим причинам (об этом будет сказано ниже).

Исходя из этого, иные, возникшие после найма побудительные причины у исполнителя также не могут иметь существенного значения для квалификации содеянного по п. «з« ч. 2 ст.

105 УК РФ, хотя и должны учитываться при назначении наказания.

По мнению Б. Т. Разгильдиева, между убийством из корыстных побуждений и убийством по найму деяния не идентичные. По его мнению, отличие этих преступлений заключается в том, что при убийстве из корыстных побуждений лицо, заказывающее убийство, является подстрекателем, поскольку исполнитель преступления еще не готов выступить в качестве убийцы.

При убийстве по найму исполнитель — убийца уже готов к действию, поскольку, как правило, и субъективно, и объективно подготовлен к совершению убийств на профессиональной основе. Такое лицо нуждается лишь в соответствующей оплате за «услугу». Б. Т.

 Разгильдиев делает вывод, что убийство из корыстных побуждений и убийство по заказу (найму) — деяния не идентичные и, следовательно, требующие различной уголовно-правовой оценки. [3]

Следует признать доминирующим моментом не стремление исполнителя получить вознаграждение, в силу чего убийство по найму признается разновидностью корыстных убийств, а объективную сторону преступления, включающую в себя совершение убийства, и отношения между нанимателем и исполнителем (факт найма).

Корысть как характеристика субъективной стороны обязательно присуща только исполнителю.

Убийство по найму, имевшее в законе отправной точкой убийство из корыстных побуждений, в настоящее время не может являться разновидностью данного вида преступлений, так как это обстоятельство существенно сужает возможности квалификации действий преступников, особенно нанимателей.

Дискуссии о том, является ли убийство по найму корыстным, будут продолжаться до тех пор, пока Пленум Верховного Суда не разъяснит это точнее.

На данный момент противоречие между нормой УК РФ, в соответствии с которой данный состав находится в одном пункте с иными корыстными убийствами, и Постановлением Пленума ВС РФ от 22 января 1999 г.

N 1, допускающим получение исполнителем материального или иного вознаграждения, очевидно.

Исходя из вышесказанного, по нашему мнению необходимо выделить убийство по найму в отдельный пункт ч.2 ст.105 УК РФ, а Пленуму Верховного суда РФ дать более точное разъяснение по поводу убийства по найму.

Литература:

1.         Бродневская Я. В. Соотношение убийств, совершаемых по найму, и иных посягательств на жизнь человека / Я. В. Бродневская // Журнал Российского права. — 2009. — № 11. — С.25.

2.         Нафиев СЛ. Корыстное убийство: понятие, виды, квалификация (уголовно-правовые и криминологические аспекты). Челябинск, 1999. С. 109–110.

3.         Разгильдиев Б. Т. Убийство по заказу / Б. Т. Разгильдиев // Российская Юстиция. — 1995. — С. 41.

4.         Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63 — ФЗ: по сост. на 11.01.13 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1996. — № 25. — Ст. 2954.

5.         Бродневская Я. В. Соотношение убийств, совершаемых по найму, и иных посягательств на жизнь человека / Я. В. Бродневская // Журнал Российского права. — 2009. — № 11. — С.25.

6.         Разгильдиев Б. Т. Убийство по заказу / Б. Т. Разгильдиев // Российская Юстиция. — 1995. — С. 41.

7.         Уголовное право Российской Федерации. Общая и Особенная части: учебник / Т. Б. Басова, Е. В. Благов, П. В. Головненков и др.; под ред. А. И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2013. 704 с.

8.         Красиков А. Н. Преступления против права человека на жизнь / А. Н. Красиков. — Саратов, 1999. — 170 с.

9.         Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка / В.Даль. — М, 1981. — 600 с.

10.     Бородин А. И. Убийство по найму. Криминалистическая характеристика. Методика расследования / Под ред. Р. С. Белкина. — М., 1997. — 290 с.

11.     Нафиев С. Л. Корыстное убийство: понятие, виды, квалификация (уголовно-правовые и криминологические аспекты) / С. Л. Нафиев. — Челябинск, 1999. — 200 с.

12.     Антонян Ю. М. Психология убийства / Ю.М Антонян. — М.: Юрист, 1997. — 250 с.

13.     Слинько М. И. Заказное убийство. Криминологический аспект / с М. И. Слинько. — М., 1997. — 350 с.

14.     Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. — М.: Юрист, 1999. — 400 с.

15.     О судебной практике по делам об убийстве: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. — № 3. — 1999.

Источник: https://moluch.ru/archive/52/6935/

Проблемы квалификации убийства

Квалификация преступления по убийству человека


В статье предпринята попытка определить наиболее проблемные аспекты при квалификации состава преступления «убийство».

Ключевые слова: состав преступления, систематизация, квалификация, отягчающие вину обстоятельства, смягчающие вину обстоятельства.

В ряду актуальных проблем теории уголовного права особое место занимает юридическая квалификация преступления. В науке уголовного права состав преступления рассматривается как совокупность установленных Уголовным кодексом Российской Федерации (далее — УК РФ) объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление.

Действующее законодательство постоянно обновляется и нуждается в теоретическом осмыслении. Изменение социально-экономических условий требует разработки научно обоснованных рекомендаций по правильному применению уголовно-правовых норм и предложений по совершенствованию уголовно-правового механизма в современных условиях.

Предметом исследования большинства авторов выступают вопросы правильной квалификации наиболее спорных в науке и практике составов преступлений [5,6,7,9,10].

К таким спорным составам относится и состав преступления «убийство».

Вся система уголовного закона построена по принципу охраны от наиболее значимых объектов к менее значимым. При таких условиях личность ставиться на первое место, а затем уже идут интересы общества и государства.

Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ), точнее его особенная часть, открывается разделом VII «Преступления против личности», где на первое место поставлены преступления против жизни и здоровья.

Исторически анализ позволяет утверждать, что такое преступление, как убийство, известно с древних времен. Лишение жизни человека всегда было наказуемым деянием, однако на различных этапах развития государственности ему предавалось различное значение. Такое положение вещей обусловлено значением самой жизни, как объекта уголовно-правовой охраны.

В современном обществе значение жизни очень велико, в руководящих документах различных правовых систем жизнь обладает наивысшей ценностью, жизнь, наравне со здоровьем, защищаются и охраняются всей системой правовых средств в любом государстве современного мира. Исключением не стала и российская Федерация. Жизнь провозглашена в Конституции Российской Федерации наивысшей ценностью. Посягательство на жизнь карается законом.

В настоящее время существуют некоторые проблемы при квалификации убийства по некоторым признакам части 2 статьи 105 УК РФ.

Остановимся на некоторых из них. Достаточно проблемной является квалификация убийства по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, т. е. убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека.

Из всего этого признака определение беспомощного состояния составляет некоторые проблемы, а именно о проблеме вменения данного признака, связанного с отнесением сна и сильной степени алкогольного опьянения к обстоятельствам, свидетельствующим о беспомощном состоянии потерпевшего.

Ранее, до 1999 года данное состояние относилось к беспомощному, но с принятием Постановления Пленума Верховного Суда РФ 1999 г. высшие судебные инстанции существенно изменили понимание «беспомощного состояния» применительно к убийству, исключив сильную степень опьянения из числа обстоятельств, свидетельствующих об этом понятии.

Что же касается правовой оценки сна как беспомощного состояния лица, то в подобных следственных ситуациях следует исходить из позиции Верховного Суда РФ, в соответствии с которой такое состояние к числу обстоятельств, предусмотренных п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ, также не относится, поскольку сон является необходимым физиологическим состоянием человеческого организма.

А в соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. неспособность защитить себя вызывается физическим или психическим состоянием.

Указанная позиция, на наш взгляд, является наиболее предпочтительной, в полной мере оценивающей общественную опасность убийства лиц из числа наиболее незащищенных, имея в виду физическое или психическое состояние, категорий граждан.

Однако в юридической литературе имеются и противоположные точки зрения. Так, в работах таких авторов, как А. И. Коробеев, А. Попов, Д. Володин, лицо является беспомощным в состоянии сна или глубокого физиологического опьянения, т. к. лишено способности правильно воспринимать происходящее [8, 4].

Иное разъяснение беспомощного состояния дано Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении от 15 июля 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ».

Согласно данному постановлению, при правовой оценке обстоятельств совершения преступлений против половой свободы и неприкосновенности суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в таких случаях может быть признана такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, которая лишала это лицо, например потерпевшую женщину, возможности оказать сопротивление насильнику [3].

Некоторые сложности вызывает квалификация убийства матерью новорожденного ребенка. С принятием УК РФ в редакции 1996 г. произошло резкое и многократное увеличение убийств матерями своих новорожденных детей, диспозиция ст. 106 УК РФ, по-нашему мнению, нуждается в изменении.

Не умаляя значения принципа гуманизма в уголовном праве, полагаем, что привилегированное убийство матерью новорожденного ребенка должно остаться в УК РФ, но только при наличии обязательного признака, что убийство ребенка женщина совершает, находясь в особом психофизиологическом состоянии, вызванном родами, либо в условиях психотравмирующей ситуации. В остальных же случаях общественная опасность совершаемого матерью убийства повышается; следовательно, уголовная ответственность за такое убийство должна быть на одном уровне с любым другим квалифицированным убийством человека.

Новорожденный младенец — полноценный человек, его жизнь защищена законом, а закрепленная обсуждаемой нормой Уголовного кодекса привилегия матери на убийство своего ребенка является нелогичной, ориентирующей сознание людей на то, что появившийся на свет ребенок пока человеком еще не является.

Представляется целесообразным изменить диспозицию ст. 106 УК РФ и внести изменение в ст. 105 УК РФ. В описании деяния ст. 106 надлежало бы оставить убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов лишь в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, сохранив неизменной санкцию за это деяние.

При отсутствии названных обстоятельств убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов должно квалифицироваться по ч. 2 ст.105 УК РФ, для чего следует внести это дополнение в пункт «в» названной статьи.

Литература:

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. (в ред. от 27 июля 2014 г.) // РГ. — 25 декабря 1993 г.; Собрание законодательства РФ. — 2014. — № 31. — Ст. 4398.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации (УК РФ) от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2018 г.) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954; 2018. № 53 (часть I). Ст. 8495.

3. Постановление Пленума Верховного суда РФ от 15 июля 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ» // Бюллетень ВС РФ. 2004. № 8.

4. Володин Д., Попов А. Сон и сильная степень опьянения как обстоятельства, свидетельствующие о беспомощном состоянии потерпевшего при убийстве // Уголовное право. 2002. № 3. С. 43–46.

5. Гармышев Я. В. Особенности установления оценочных понятий при квалификации отдельных видов преступлений // Российский следователь. 2015. № 19. С. 35–39.

6. Горбунова Н. А. Проблемные вопросы квалификации убийства с целью использования органов или тканей потерпевшего // Российское правосудие. 2015. № 5. С. 59–67.

7. Князев Д. С. Проблемы квалификации убийства матерью новорожденного ребенка и пути их преодоления // Российский следователь. 2010. № 16. С. 17–19.

8. Коробеев А. И. Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии // Уголовное право в XXI веке. М., 2002. С. 160–162.

9. Нешатаев В. Н., Векленко В. В. Понятие квалификации преступлений // Российский следователь. 2015. № 21. С. 26–29.

10. Ширшова А. О. Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего // Наука и современное общество: взаимодействие и развитие. 2015. № 1. С. 268.

Основные термины(генерируются автоматически): УК РФ, Российская Федерация, беспомощное состояние, новорожденный ребенок, Верховный Суд РФ, Уголовный кодекс, квалификация убийства, состав преступления, наивысшая ценность, психическое состояние.

Источник: https://moluch.ru/archive/282/63563/

Убийство двух или более лиц. Квалификация преступления

Квалификация преступления по убийству человека

Умысел, возникший до начала первого убийства, охватывает намерение умышленного лишения жизни двух или более человек, в связи с чем все эпизоды убийств объединяются в одно продолжаемое преступление.

Осуществляется умысел последовательным выполнением юридически тождественных действий, промежуток между которыми, как правило, минимальный. Вред причиняется одному и тому же объекту – жизни двух или более лиц.

Поэтому каждый из эпизодов убийства необходимо рассматривать как составную часть единого (единичного) продолжаемого преступления. Моментом окончания его следует считать последний эпизод из числа задуманных преступником.

Квалификация действий по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК требует также глубокого исследования субъективной стороны этого вида убийства. Бесспорен факт, что данные преступления совершаются только умышленно. Умысел может быть как прямым, так и косвенным, заранее обдуманным или внезапно возникшим. В любом случае умысел на лишение жизни должен быть определенным.

Виновный заранее знает, что его действия направлены на убийство двух и более лиц. В связи с этим очень важно доказать, что все названные действия субъекта охватывались единым умыслом, возникшим до начала совершения первого из них. При этом мотивы убийства могут быть различными по отношению к каждому из потерпевших.

Например, убив жену из ревности, виновный убивает также ее мать, оказавшуюся на месте преступления, по мотивам неприязни к ней. Каждый из этих мотивов, взятый порознь, мог бы повлечь квалификацию по ч. 1 ст. 105 УК. Однако намерение виновного лишить жизни двух и более лиц обязывает правоприменителя квалифицировать действия виновного по п. «а» ч. 2 ст.

105 УК, несмотря на различие мотивов.

Убийства двух или более лиц по единому, заранее возникшему умыслу, как правило, совершаются одновременно. При этом виды умысла могут варьироваться.

Прежде всего, здесь может быть прямой умысел на лишение жизни двух и более лиц или прямой умысел в отношении одного человека и косвенный в отношении других лиц, оказавшихся на месте совершения преступления.

Виновный не желает причинения смерти кому-то, случайно оказавшемуся рядом с намеченной жертвой, однако сознательно допускает такую возможность либо ему это безразлично. Есть и третий вариант: виновный лишает жизни двух и более лиц с косвенным умыслом по отношению ко всем потерпевшим.

Это может произойти, например, при стрельбе в толпе из хулиганских побуждений.

В этих случаях у виновного отсутствует прямой умысел на лишение жизни конкретного человека, но обстановка совершения хулиганских действий свидетельствует о сознательном допущении им любых последствий от стрельбы, в том числе причинения смерти любому количеству лиц, находящихся в зоне выстрелов.

Если при этом были убиты несколько человек (два и более), действия виновного надо квалифицировать по пп. «а», «и» ч. 2 ст. 105 как совершенные из хулиганских побуждений с косвенным умыслом на лишение жизни неограниченного числа лиц.

Данный вариант умысла на лишение жизни необходимо отграничивать от совершения хулиганских действий с применением оружия, при котором объектом преступления является общественный порядок, а не жизнь человека. В тех случаях, когда при нарушении общественного порядка совершается более общественно опасное деяние, в частности лишение жизни, действия виновного надо квалифицировать по ст. 213 (хулиганство) и по п. «и» ч. 2 ст. 105 УК как убийство, совершенное из хулиганских побуждений с косвенным умыслом. При разновременном убийстве п. «а» ч. 2 ст. 105 можно вменять лишь в случае доказанности прямого умысла на лишение жизни двух или более лиц, возникшего до совершения первого убийства. При доказанности этого вида умысла промежуток времени (в пределах срока давности) между двумя убийствами не имеет значения, так же как и место их совершения.

В тех случаях, когда умысел на убийство каждого отдельного человека последовательно возникает и осуществляется на протяжении даже небольшого разрыва во времени между действиями виновного, п. «а» ч. 2 ст. 105 не может быть вменен. Каждый эпизод убийства, совершенный по вновь возникающему умыслу, надлежит квалифицировать самостоятельно по правилам ст. 17 УК – совокупность преступлений.

Мотивы совершения убийства по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК, как уже было сказано, могут совпадать, но могут быть и различными. На квалификацию преступления это не влияет при наличии единого умысла на лишение жизни двух или более лиц, возникшего до начала исполнения первого убийства.

В тех случаях, когда мотив убийства в законе указан в качестве самостоятельного признака, виновному кроме п. »а» ч. 2 ст. 105 необходимо вменять и другие пункты этой части статьи УК, где мотив указан в качестве самостоятельного квалифицирующего признака убийства.

Например, убийство двух или более лиц, совершенное из хулиганских побуждений, либо убийство двух или более лиц по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти и вражды.

Убийство, предусмотренное п. «а» ч. 2 ст. 105, надо отличать от убийства, совершенного общеопасным способом. Как в том, так и в другом случае жертвами становятся несколько лиц. Отличие проводится по некоторым признакам состава преступления.

Во-первых, по количеству предполагаемых жертв. По п. »а» – виновный намерен осуществить (и осуществляет) убийство двух или более лиц.

Это значит, что минимальное количество потерпевших – двое, максимальное не определено, это вопрос факта. В п. »е» ч. 2 ст.

105 имеется в виду, что умысел направлен на лишение жизни одного человека, но избранный способ убийства является общеопасным, т.е. способным лишить жизни второго, третьего, в целом большой группы лиц.

Во-вторых, по способу совершения преступления. В п. »е» предусматривается общеопасный способ, который может повлечь смерть неопределенного числа лиц, оказавшихся в сфере действия виновного.

Таким способом считаются: взрыв, обвал, поджог, выстрелы в местах скопления людей с целью лишить жизни одного человека, отравление пищи, воды, если ею кроме потерпевшего пользуются другие люди.

С субъективной стороны такое убийство осуществляется с желанием смерти одному конкретному человеку (прямой умысел) и с сознательным допущением ее наступления для неопределенного числа лиц, оказавшихся в зоне действия убийцы.

В-третьих, различие проводится по времени осуществления убийства. В действиях, подпадающих под п. «а» ч. 2 ст.

105, лишение жизни может осуществляться как одновременно, так и в разное время, но по единому умыслу, возникшему до начала совершения преступления. По п.

»е» возможна квалификация в том случае, когда лишение жизни происходит в одном месте и в одно время с целью убийства одного человека.

Если виновный, осуществляя намерение убить двух или более лиц, избирает общеопасный способ, его действия следует квалифицировать по пп. «а», «е» ч. 2 ст. 105 УК. Прежде всего это относится к действиям террористов, которые осуществляют свое намерение лишить жизни многих людей общеопасным способом. Предлагаемую квалификацию по пп. «а» и «е» ч. 2 ст.

105 следует отличать от квалификации действий при идеальной совокупности. Отличие состоит в том, что в первом случае вменяются два квалифицирующих признака одного и того же единичного преступления (ч. 2 ст. 105), имеющих одну общую санкцию в виде лишения свободы на срок от 8 до 20 лет либо смертной казни или пожизненного лишения свободы.

Идеальную совокупность как вид множественности образуют два (и более) тождественных, разнородных либо однородных преступления, которые выполняются в одном и том же месте, одним действием, влекут за собой сразу два и более различных последствий. В связи с этим они квалифицируются по разным статьям УК, имеющим самостоятельные диспозиции и санкции.

Наказания, предусмотренные за каждое из этих преступлений, складываются по правилам, установленным ст. 69 УК.

Квалифицируемые по ч. 2 ст. 105 УК РФ – убийства, составляя лишь около 15% всех регистрируемых убийств, представляют собой наиболее опасную разновидность рассматриваемого преступления. Не случайно Конституция РФ и УК РФ допускают возможность применения за эти преступления пожизненного лишения свободы и смертной казни.

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/ubiistvo2/

Административное право
Добавить комментарий