Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

Онкология. Моя история. Часть первая

Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

Сказать по правде писать статью на одном из сайтов ТМ до сего дня не входило в мои планы. Зарегистрировался то я с оказией где-то в 2012 году, то ли ответить на какую то статью, то ли задать вопрос автору оной. Ни то, ни другое сделать у меня не вышло из-за read-only, вот и не логинился я с тех самых пор.

Сегодня же в почтовой рассылке обнаружил ссылку на статью Isma «Рак. Что с этим делать и чего делать не надо. Личный опыт.». Прочитал очень внимательно, включая комментарии и не смог сдержать в себе желания поделиться собственным опытом в данном вопросе. Не приведи **** окажется кому-то полезным.

Что это?Срез спиральной компьютерной томографии.
Кто найдёт «белое пятно» из статьи ниже, тому пирожок с полочки, за то, что они нашли, а два бестолковых рентгенолога не нашли. Интересно? Итак история такова.
Шёл 2011 год и всё казалось было прекрасно.

Сбылась мечта идиота о хорошей работе в западной компании, не за горами была 29 годовщина появления на свет, красавица жена, умница дочь, которая только начинала ходить и регулярные занятия фитнессом. Собственно с последнего пункта и начались мои неприятности.

Как-то раз выходя из спорт-зала как и положено прилично разогретым и добежав до дома как и положено «спортсмену» налегке в холодный сентябрьский день, я простудился. Дело житейское. Надо сказать, что простываю я последние 10 лет по любому поводу и всегда и везде, а простуда всегда завершается долгим, по два месяца кашлем.

Так случилось и в этот раз. Но работа и дела не ждут, поэтому поездивши вдоволь по командировкам в течении месяца и заметив, что дело с кашелем как-то лучше не становится, я обратился в считающуюся очень крутой московскую коммерческую клинику. Благо была хорошая страховка.

Long story short: они меня мурыжили в течении месяца или полутора, сделали кучу анализов, две компьютерных томографии (КТ) и начали бодро лечить от воспаления лёгких.

Попробовав на мне все линии антибиотиков и выяснив, что мне отчего-то они не помогают, меня было хотели закатать на третье КТ, но по счастливому стечению обстоятельств делать этого не стали, а вместо этого вместе со снимками отправили к очень грамотному врачу-пульмонологу. Внимательно осмотрев снимки (*) и ткнув пальцем в белое пятно между сердцем и правым лёгким светило сказал, что «вот этого» здесь быть не должно.

Вывод №1: обнаружение онкологии во многом дело случая и часто выявляется слишком поздно.

Нельзя сказать, что в тот прекрасный день мир для меня рухнул. Нет. В голове крутились объяснения, что этого не может быть, потому что не может быть в принципе: кроме близорукости и сколиоза, я в принципе здоров; не курю и никогда не курил; мне всего 28 лет. Нет и еще раз нет, вероятно это что-то еще, ну а кашель, ну да он есть, но он и до этого 20 раз был и ничего, сам прошёл. Тут надо дать ремарку, что пока меня обследовали и лечили бестолочи из поликлиники, я сам как человек склонный к анализу и (само)копанию по результатам анализа крови, а также симптомам типа лёгкой потери веса, утомляемости и ночной потливости (так называемые B-симптомы) тоже пришёл к выводу, что речь может идти об онкологии. Само собой с ничтожной вероятностью.

Вывод №2: что докторишки, что пациенты психологически готовы принять любой обычный диагноз, но с трудом допускают возможность онкологии

Итак для уточнения так сказать сути белого пятна с нежным ореолом воспаления на КТ, я был направлен в добротную государственную больницу, где у меня состоялся диалог примерно следующего содержания: -Я: я вот к вам уважаемый имярек сделать пункцию тонкой иглой (**). -Док: Э неее… мы такого не делаем. Хочешь пункцию — дуй к онкологам, а мы тут режем по нормальному. Да и чего бы у тебя там не было, давай нафиг отрежем, ничего хорошего там нет и это тебе не нужно. -Я: Эмм… неожидано, но мне же говорили про простейшую операцию. Да и какая онкология, зачем мне к ним. Ну ладно, раз надо так надо. А как резать то будете? -Док: Да у нас всё огонь! Небольшой разрез сбоку, заводим робототехнику, включаем мониторы и всё вырежем. -Я: Ну что делать: давайте. -Док: «Давайте». У нас тут очередь, потусуйся недельки три и приходи. Только КТ сделай перед госпитализацией. Сделав очередное КТ меня расстроили. «Белое пятно» за месяц вымахало в два раза. Предварительный диагноз гласил неизвестное мне тогда словосочетание «Т-лимфома». Погуглив сабж. настроение у меня совсем испортилось. Сомнения относительно сути пятна исчезли, а прогноз не радовал. Вопрос резать или нет, если он еще к тому моменту оставался, отпал как-то сам собой. Помню как считал дни до момента когда меня избавят от этой гадости.

Момент наступил. Правда перед тем как погрузить меня в наркоз Док сказал, что концепция немного поменялась: вместо щадащей операции роботом, меня вскроют по старинке методом серединного продольного распила грудины (т.е. примерно как рыбу режут). Бумаги мол потом подпишешь. Кажется в тот момент я задал вопрос «А как же роботы?» и на этой положительной ноте меня «отключили».

А когда «включили» я узнал, что у меня теперь нет доли правого лёгкого, сердечной сумки, а нерв, отвечающий за движение диафрагмы пришлось «немного подрезать». Кроме того, вдруг выяснилось, что такая казалось бы малозначимая с точки зрения движения здорового человека кость как грудина, на самом деле для этих самых движений крайне важна и болит при малейших манупуляциях руками.

Болит, кстати, до сих пор.

Был, правда, и повод для оптимизма: опухоль прилегла одним боком на аорту, но по счастью не успела к ней прирости, а то они бы и часть аорты отрезали, что согласитесь было бы довольно худо.

Потроха, как водится, отправили в лабораторию, откуда пришёл чуть более приятный, чем прежде, ответ о сути заболевания, а именно наиболее «доброкачественный» подвид Лимфомы Ходжкина. Диагноз подписал какой-то мега-профессор. Много позже уже, когда я стал наверное одним из самых знающих пациентов-немедиков на свете, я узнал, что в мире так (т.е. методом полного отрезания) лимфомы никто не лечит. (***) Но об этом в другой раз.

Вывод №3: Кесарю кесарево. Услышал keyword «онкология», иди к онкологам, а попал к хирургам — они сделают то, за что им платят.

(*) ни до этого случая, ни после, я больше ни разу не видел врача общей практики, кто умел бы читать КТ. Все читают исключительно выписки к снимкам. (**) т.н. fine needle aspiration (***) По сей день меня терзают сомнения была ли радикальная операция нужной или нет. С одной стороны меня окончательно не вылечили, с другой стороны убрали огромный и основной очаг опухоли и интоксикации.

Становится поздно и лампочка светит всё тусклее. На этом завершаю первую из N серий. В следующий раз, если он состоится, расскажу про то, куда нужно сходить чтобы больше никогда не бояться фильмов-ужасов, про безусловную пользу «N+1 мнения», а также про то, что такое протокол в онкологии и как полезно в него попасть.

  • онкологические заболевания

Источник: https://habr.com/ru/post/399249/

Не тот случай: страховка не работает на ипотечниках-онкобольных

Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

Ипотека и так тяжелое бремя, а когда заемщику ставят диагноз «рак», оно становится невыносимым. Деньги уходят на лечение, а пени тем временем растут. Тут должна пойти в ход страховка здоровья, которая оформляется при получении кредита. Однако всё не так просто — онкология страховым случаем автоматом не признается. Подробнее читайте в материале «Известий».

Не тот случай

Мать Захара Неструева, автора петиции на портале change.org, взяла ипотечный кредит. Обязательным пунктом было страхование жизни. «Как нам объяснили, она [страховка] была необходима, чтобы защитить нас от возможных кризисных ситуаций», — объясняет мужчина. 

В апреле прошлого года у его мамы диагностировали рак. Однако страховая компания не признала страховым случаем ни онкологию, ни присвоенную женщине инвалидность II группы, отмечается в петиции. Работать она не могла, а все деньги уходили на лечение.

В октябре 2017-го семья перестала платить взносы за ипотеку и взяла в долг средства на лечение. Страховая компания в итоге увеличила плату, а банк предложил лишь разбить взносы. Суды ни к чему не привели.

По словам Захара Неструева, теперь у семьи два варианта: или продать квартиру самостоятельно и на полученные средства отдать долг, или же недвижимость уйдет с торгов.

Таких историй хватает — в Сети десятки людей, оказавшихся в похожей ситуации, просят помощи. Но нельзя торопиться обвинять страховщиков. В каждом случае нужно разбираться индивидуально, проверяя все первоначальные документы, подчеркивает юрист по страховому праву Святослав Шувалов.

«Когда заключается договор о страховании, у него всегда есть четыре существенных условия, в их число входит то, что считать страховым случаем», — подчеркнул специалист в беседе с «Известиями».

Вероятность того, что онкологическое заболевание не было прописано в правилах или договоре, крайне велика.

Когда дьявол в деталях

«Очень часто компании в виде исключения из страхового покрытия называют как раз онкологию», — сказал «Известиям» руководитель Общества по защите прав потребителей в сфере страхования Игорь Пушкарь.

По его словам, таких случаев очень много: «Это связано с тем, что граждане, которые заключают подобные договоры, не понимают их существа, предполагают, что наличие полиса защищает их от всевозможных рисков, связанных с их жизнью и здоровьем».

Если страховая компания отказывается платить в случае, если заболевание не было прописано в договоре, она действует абсолютно законно. Ее цель — не платить, когда это можно делать, подчеркивает Игорь Пушкарь.

«Понятно, что они встречают граждан с распростертыми объятиями, когда они приходят заключать договор и несут им свои деньги.

А когда те обращаются в отдел урегулирования убытков, то встречи бывают не такими радушными», — признает специалист.

Уровень правовой культуры в России оставляет желать лучшего, сетует собеседник «Известий». А уж в сфере страхования, где проколоться может даже опытный юрист, и подавно. Страховые компании часто закладывают заведомо невыполнимые или трудновыполнимые условия.

Например, прописывают как страховой случай только «смерть и инвалидность, полученные в результате несчастного случая».

Более того, понятие несчастного случая может сильно отличаться от общепризнанного: в документах будет пометка, что таковым не считаются, например, ДТП и причинение вреда здоровью.

Автор цитаты

«Страховые компании порой недоговаривают на этапе заключения договора, пользуясь неграмотностью страхователя», — подчеркивает юрист.

Так случилось с жительницей Иванова Расимой Кадыровой, которая осталась без взятой в ипотеку квартиры. Сначала с кредитом были проблемы из-за того, что закрылся банк и перепродал накопившиеся у нее долги.

Уже когда ее изводили коллекторы, у женщины ухудшилось здоровье. В больнице нашли онкологию, присвоили статус инвалида II группы.

Женщина обратилась за выплатами, но ежегодно продлеваемая ею страховка здоровья и жизни оказалась бесполезной.

Бороться до конца

«Бывают и незаконные действия со стороны страховых компаний, когда они в сам договор или правила страхования закладывают условия, противоречащие действующему законодательству. Либо закладывают условия, предполагающие двоякое или неоднозначное толкование», — подчеркивает руководитель Общества по защите прав потребителей в сфере страхования Игорь Пушкарь.

В разных разделах договора могут содержаться положения, противоречащие друг другу. Учитывая, что правила страхования могут занимать 30–40 страниц, обычно их никто не читает. В итоге страхования компания, отказывая в выплате, ссылается, например, на восьмое положение, а рядом с ним будет значиться исключающее его седьмое.

Если страховщики отказывают от выплат незаконно, добиться справедливости можно попытаться в суде.

Так и сделала Светлана Лапина, но столкнулась с другими сложностями. «Я инвалид I группы, у меня рак, четвертая стадия. Я уже два года борюсь за жизнь, чтобы у моей несовершеннолетней дочери как можно дольше была мама» — так начиналась ее петиция, опубликованная в 2016 году.

За три года до этого женщина взяла ипотеку. Как и в предыдущем случае, вместе с тем купила услугу по страхованию жизни и здоровья. Спустя год ей поставили страшный диагноз. В страховой выплате ей не отказали, однако критично затянули с ее выдачей.

Суд встал на сторону Светланы, но тем временем возникла другая проблема. Пока женщина боролась за страховую выплату, банк начислял ей пени и неустойки. И в итоге подал в суд, требуя продать квартиру и отдать долг. Внимание к петиции, которую подписало более 400 тыс. человек, помогло.

Банк аннулировал все долги и обещал впредь подобных ситуаций не допускать.

В январе суд помог жителю Хабаровска получить от страховой компании выплаты после смерти жены от онкологического заболевания. Оба они как ипотечники были застрахованы на случай смерти или болезни.

Компания обвиняла семью в том, что она скрыла болезнь. Мужчина позднее пояснил, что в момент ипотеки его жена действительно уже болела раком, но врачи уверяли, что после терапии он больше не вернется.

Тайное всплывет

В практике юриста Святослава Шувалова бывали случаи, когда человек уже был болен в момент заключения договора страхования.

Тогда страховая компания имеет полное право признать договор недействительным — раз болезнь уже есть, то она «не обладает признаками вероятности» и по определению не может быть страховым случаем.

По словам специалиста, зачастую люди утаивают наличие инвалидности. А когда им повышают ее группу, пытаются получить выплату.

Нельзя исключать, что клиент на момент подписания договора не знал о своей болезни. «Гражданский кодекс очень четко прописывает, что страхователь должен сообщить все существенные обстоятельства для заключения договора.

Я акцентирую внимание, что существенными признаются те обстоятельства, которые вложены в договоре страхования и/или в заявлении», — подчеркивает юрист.

Если вопрос о наличии онкозаболевания не ставился, человек о нем не знал и никаких доказательств обратного нет, то, вероятнее всего, случай признают страховым.

А вот если человек наврал страховой, то на выплату он может не рассчитывать. По словам главы Общества по защите прав потребителей в сфере страхования Игоря Пушкаря, утаивать данные от страховщиков могут советовать кредитные брокеры или сотрудники банков, оформляющие договор.

Точнее, советуют автоматом ставить ответы «нет» в анкете для страховой. В неё включены вопросы типа «болели ли вы онкологическими или сердечно-сосудистыми заболеваниями, какой у вас рост и вес, курите ли вы и если да, то сколько сигарет в день?».

Это делается для того, чтобы страховая компания могла оценить риски.

«Как правило, граждане не понимают, что эти анкеты нужно заполнять предельно честно», — отмечает Игорь Пушкарь. Проблемы будут, когда дойдет до выплат.

Страховщики будут проверять данные анкеты, в том числе запрашивая медицинскую документацию.

И если будет выявлен обман, договор в соответствии с законом (а именно пунктом ГК о предоставлении заведомо ложных сведений) будет признан недействительным.

Не оставить в беде

Человек без помощи специалиста точно не заключит паритетный, иначе говоря, выгодный обеим сторонам страховой договор, уверен Игорь Пушкарь. По его словам, нужно обращаться за помощью к специалистам, страховаться желательно не у уполномоченных банками страховщиков и внимательно читать все договоры, какими бы они ни были большими.

«Перед заключением договора со страховой компанией нужно тщательно изучать все заболевания и другие ситуации, которые отнесены к страховым случаям», — согласен и руководитель коммерческой практики юридической компании BMS Law Firm Денис Фролов. У конкретных компаний может не быть возможности расширить такой перечень, подчеркивает он. Но клиент имеет право на выбор страховой компании — банк не может навязать ему договор с конкретной организацией.

Тем, кто не смог предусмотреть все риски, в любом случае нужна помощь. 4 декабря зампред Центробанка России Сергей Швецов предложил ввести ипотечные каникулы — разрешить гражданам, попавшим в трудную жизненную ситуацию, приостанавливать выплаты. Инициативу в целом поддержали и в правительстве, и в Госдуме, однако появятся ли вообще ипотечные каникулы и когда, предполагать трудно. 

Автор цитаты

Вопрос и в том, насколько защищены больные раком по линии медицинского обеспечения. На сегодняшний день онкология остается на втором месте среди причин смертности россиян.

По последним данным Минздрава, на учете в онкологических учреждениях числится свыше 3,5 млн человек. Власти занимаются разработкой национальной программы по борьбе с раком, предполагающей и механизмы поддержки.

По словам члена совета директоров Института анализа политической инфраструктуры Александра Карася, в ряде европейских стран для заботы об онкобольных существуют специальные госпрограммы, регулирующие их доступ к дорогим инновационным препаратам.

В Германии, например, соответствующие закупки прописаны в бюджете отдельной строкой, а в Дании действует специальная программа с внушительным ежегодным бюджетом.

«Но, к сожалению, если смотреть на весь мир, то данные защитные механизмы, которые функционируют в реальной жизни, являются скорее исключением, чем правилом», — заключил он. 

Источник: https://iz.ru/822622/ekaterina-korinenko/ne-tot-sluchai-strakhovka-ne-rabotaet-na-ipotechnikakh-onkobolnykh

«Страховая как будто ждет, что человек умрет»

Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

В списке утаенных от страховой заболеваний, есть, например, такие, как гайморит, гастрит, киста в молочной железе, протрузии в позвоночнике.

По мнению экспертов, на которых ссылаются страховщики, Татьяна Шевелева имела злой умысел, специально взяв ипотеку и рассчитывая, что, получив первую группу инвалидности, она сможет впоследствии списать долг и не выплачивать кредит.

Следующее судебное заседание, которое может стать последним, потому что на нем будут рассматриваться результаты проведенной экспертизы, состоится 18 сентября.

Татьяна изложила корреспонденту MR7.ru свою версию событий. Она, 35-летняя мать-одиночка, не намерена сдаваться и продолжает бороться за жизнь ради себя и детей. Вместо того, чтобы жаловаться на жизнь, она сама помогает людям в качестве онковолонтера, улыбается и смеется:

Даже если вдруг с судом что-то пойдет не так, я буду продолжать бороться и работать — надо будет просто найти работу на короткий день, потому что я быстро устаю.

Татьяна Шевелева круто изменила свою жизнь в 2017 году. Когда детям было пять и девять лет, она развелась с мужем и, чтобы не платить деньги впустую за съемную квартиру, решила взять в ипотеку трехкомнатную квартиру.

Уверенности в своих силах придавало полученное повышение на работе в «Сбербанке» — из специалиста по обслуживанию физических лиц ее повысили до ассистента клиентского менеджера банка.

«Когда я оформляла квартиру в ипотеку, мне сказали, что необходимо застраховать жизнь и имущество. Я позвонила страховому агенту, она сказала, что подыщет дешевый вариант.

Потом она сказала, что есть компания Zetta и стоить страховка будет около 7 тысяч рублей. Я сказала: окей, давайте встретимся.

Но она ответила: „Встреча не нужна, а сама приедет прямо на сделку в банке, там все и подпишем“», — вспоминает Татьяна.

Во время сделки агент принесла уже заполненный договор. Татьяна прочитала каждый пункт и удивилась: «Идет сделка, переводы, пришло время подписывать. Она достает договор, а он уже прописан. Я говорю: а как так-то? Села читать по пунктам. Говорю: «Девушка, у меня вот эти заболевания есть, это есть, это было.

Как это вписать?» Она отвечает: «Менять ничего не можем». А там такие вопросы типа: обращались ли вы к врачам за последние 5 лет, принимали какие-либо таблетки за последние 2 года, были у вас жалобы на самочувствие за последние два года.

Конечно, да! Я говорю, ну если я подпишу это же неправильно, случись что, я буду виновата.

Я сказала, что у меня было прерывание беременности, киста, фиброаденоматоз молочных желез, гайморит в детстве, гастрит. А она отвечает: «Ну серьезных заболевания же не было — сердечных, онкологии — Значит, ничего страшного нет».

Деваться было некуда — сделка была в разгаре, деньги переведены. Уйти я не могла. Продавец здесь — он, кстати, был свидетелем разговора и на суде может подтвердить. Ну мы подписали договор”.

В тот же день, что и сделка, 20 октября, Татьяна пошла на прием к маммологу: «Записана я была два месяца назад, талончик был на этот день после обеда. У меня есть справка, что я была на приеме в 14:30». Врач пощупал, записал на УЗИ на 8 ноября.

По результатам УЗИ, Татьяну направили на биопсию.

16 ноября стал для Татьяны самым страшным днем в жизни. Биопсия показала рак молочной железы 2А.

«Шок, паника, истерика, страшные мысли: двое детей, я сейчас умру и на них такой долг повесила. Я, как и все, тогда думала, что рак — это синоним смерти», — вспоминает Татьяна. Она пила успокоительные, постоянно плакала и не могла спать.

Начала узнавать про болезнь и обнаружила, что 90% женщин со второй стадией рака вылечиваются: «Врачи сказали: жить будешь». Татьяна взяла себя в руки и отправилась на операцию, затем были две химии.

«За три дня до того, как побрилась налысо, я встретила мужчину, который стал мне помогать — когда мне было плохо, он сидел с детьми, делал уроки. Он меня очень поддержал, водил детей в садик, когда мне плохо после капельниц- сидит с детьми. Такие вот чудеса», — говорит Татьяна.

120 дней больничного подходили к концу и Татьяне предложили делать инвалидность: «Я не хотела, вдруг уволят, вдруг что — а мне еще детей кормить и воспитывать… Но на обследование меня все равно послали.

На УЗИ выяснилось, что у меня нашли новый очаг в печени. Я побежала делать КТ — нашли огромные очаги в позвонках. Я в шоке! Поставили метастазы, прогрессирование.

Я ушла лечиться к другим врачам — они поставили меня на ноги, стабилизировали. Косточки стали заживать, спина перестала болеть, но это уже точно была первая группа инвалидности и четвертая стадия рака.

Я расплакалась — меня же уволят, как я буду дальше жить?”

Ежемесячный платеж по ипотечному кредиту составляет 35 тысяч рублей. Пенсия по инвалидности — маленькая. Родственники — на Дальнем Востоке.

«Собралась с духом. Кто-то посоветовал почитать договор страхования — зачем-то ведь он нужен. Страховка у меня была самая дешевая и там всего два страховых случая — смерть и первая-вторая группа инвалидности». Татьяна собрала документы и поехала в офис страховой компании.

Дальше начался «футбол» со стороны страховой — месяц они не отвечали, а когда Татьяна написала заявление — ответили, что не получили документы из онкоцентра. Тогда Татьяна принесла все справки сама.

Еще через месяц в страховой сообщили, что «дальнейшее рассмотрение ее заявление будет происходить в суде»: «Они подали в суд о признании договора недействительным, потому что я умолчала о гайморите, кисте и протрузиях. По их мнению, я догадывалась, что заболею раком.

По закону договор можно признать недействительным только если есть злой умысел. А его однозначно нет — ведь диагноз поставлен после составления договора».

Но юристы компании Zetta обратились к эксперту по онкологии из Новосибирска (в Петербурге-то таких нет. — Прим. ред.

), который считает, что фиброаденоматоз может перерождаться в редких случаях в фиброаденому, а фиброаденома может перерождаться в онкологию.

«А я, видимо, эту цепочку предполагала и поэтому умышленно подписала договор», — объясняет логику юридического отдела страховой компании Татьяна Шевелева.

Суд запросил экспертизу в городском «Бюро судебно-медицинской экспертизы», которое по данным Татьяны, почему-то за основу взяло заключение новосибирского эксперта, а не, например, Эльдара Топузова, главврача городского клинического онкологического диспансера на Ветеранов.

«Нет причинно-следственной связи — мне об этом сказали все авторитетные врачи, — говорит Татьяна».

Илья Фоминцев, врач онколог, учредитель фонда профилактики рака, ответил что все три фактора которые приводит эксперт из Новосибирска, никак не связаны с риском образования рака молочной железы.

Она хочет привлечь к процессу Уполномоченного по правам человека, чтобы он присутствовал на суде.

Случаем с Татьяной возмутился депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский:

«Это не первая подобная ситуация, было несколько случаев когда страховщики не хотят платить в случае онкологии, ведут себя настолько мерзко», — сказал депутат и пообещал взять эту историю на контроль.

Несмотря на все неутешительные новости, оптимизму пострадавшей можно позавидовать. За два года борьбы с болезнью, она приобрела большое количество друзей, стала онковолонтером, надеется найти подработку.

«После того, как на мне врачи ошибались, потому что, я считаю, вторую стадию можно было вылечить, я стала онковолонтером. Я сама в курсе всех нюансов по раку молочной железы.

Я лечусь бесплатно по ОМС, знаю, как вовремя получить КТ, МРТ, лекарства, которых нет, как лечиться бесплатно в Петербурге и Москве без прописки. Стала помогать девочкам, оказавшимся в такой же ситуации как я.

У меня есть группа в WhatsUpp и два аккаунта в Instagram. Девочки ко мне приезжают, ночуют у меня, я помогаю им, а они — мне».

Сейчас у Татьяны четвертая стадия рака груди, метастазы в печени и позвоночнике, вторичные очаги появляются то тут, то там. «Кости уже не вырежешь. Но я в ремиссии, на пожизненных поддерживающих капельницах, и они меня держат. Работать, как прежде, я не могу — от нагрузки быстро устаю. Но не увольняюсь, на больничном уже два года. Вдруг суд не в те ворота сыграет».

Сейчас Татьяна платит по ипотечному кредиту три тысячи рублей в месяц — банк пошел ей навстречу и сделал реструктуризацию долга, снизив платеж на два года до минимального. Но через год Татьяне придется платить еще больше, чем прежде. Кредит взят на 25 лет. Также у Татьяны есть еще один кредит — на машину. Без нее она как без рук с двумя детьми.

Бывший муж алименты то платит, то не платит. Пенсия по инвалидности составляет 15 тысяч, единая денежная выплата — 2500 рублей и на каждого ребенка государство платит 1,5 тысячи рублей.

«Я вообще оптимист и позитивист, поэтому я и волонтер, — говорит Татьяна Шевелева. — Я знаю, что я могу помочь, ко мне прилетают девочки со всего мира, они у меня живут я их пихаю к врачам, помогаю с анализами, а за это Бог мне помогает».

Мнение

Дмитрий Апряткин, риелтор. Он первым рассказал об этом случае на своей странице и призвал риелтеров объявить бойкот страховой кампании Zetta. Его пост прочитали уже более 8000 человек, более 100 сделали репосты. Около 25 из них — риелторы:

«Меня выбесила ситуация — таких полно. В этом случае страховая ведет себя так, как будто реально ждет, что человек умрет, и все закончится. Меня просто зацепило, я нашел ее позвонил пообщался. Она все рассказала. У меня в практике был похожий случай.

Например, когда мужчина брал с помощью нас ипотеку на 10 лет. Ему было 25 лет. А потом в семье случилось несчастье — жена с детьми погибли в автокатастрофе. Ну и парень начал пить.

Уволился с работы, пошел проходить обследование, а у него цирроз печени обнаружили.

Страховая обязана была выплачивать за него, но так как он был алкоголиком и не уведомил ее об этом, они пытались это оспорить. Но на момент заключения сделки алкоголизма и в помине не было. Парень в итоге суд выиграл. Там был тоже долгий процесс. Очень надеюсь, что после шумихи в Zetta пересмотрят свой взгляд на это дело”.

Источник: https://mr-7.ru/articles/206687/

Как я выбирала онкостраховку

Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

У меня трое маленьких детей, я беспокоюсь о своем здоровье.

Анастасия Макарова

почти купила онкостраховку

Больше всего я боюсь заболеть раком, поэтому решила оформить онкостраховку. Вот что из этого вышло.

Что вы узнаете

При онкологических заболеваниях поставить точный диагноз бывает непросто, поэтому нужно много анализов и обследований: онкомаркеры, биопсия, МРТ. Часто хочется услышать второе или третье мнение.

Все это стоит денег: в Ярославской области прием специалиста стоит 500—1000 Р, а обследования 1500—5000 Р. Только диагноз онкологического заболевания обойдется в 20—25 тысяч рублей. А дальше расходы на лекарства, операцию, терапию, реабилитацию.

Сумма зависит от вида и стадии опухоли.

Иногда за диагностику и лечение опухоли может заплатить кто-то другой: например, государство или фонды по борьбе с онкологическими заболеваниями у взрослых.

В России анализы и простое лечение покрывает полис ОМС, а на операцию можно получить квоту. Но по ОМС нельзя узнать мнение другого врача, а квот на всех не хватает.

И у обоих способов есть общий недостаток — в какой-то момент придется ждать. Это может быть пара недель, пока биопсия будет ждать своей очереди в районной лаборатории. Или месяц до получения квоты. Или годы, пока фонд соберет деньги на лечение в Израиле.

Со злокачественными опухолями ждать страшно. Они могут давать метастазы, после этого вылечить их гораздо сложнее. Поэтому хочется заплатить везде, где только можно, чтобы быстрее получить диагноз и начать лечение. Здесь и появляется главная польза онкостраховки. Даже если страховые выплаты не покроют всех расходов, они хотя бы ускорят процесс.

Страховка работает так: каждый год вы платите взносы, а если у вас находят злокачественную опухоль, страховая оплачивает диагностику и лечение. Чаще всего в страховое вознаграждение входят еще и транспортные расходы, а если лечиться за границей, то и расходы на визу.

Страховое вознаграждение выплачивают по-разному. Иногда это просто деньги, иногда — лечение в конкретной клинике. Некоторые страховые сотрудничают только с российскими клиниками, некоторые отправляют лечиться и в другие страны.

Как правило, страховое вознаграждение выплачивают после подтверждения диагноза и проверки случая службой андеррайтинга. Проверка обычно занимает около 10 дней.

При продлении страховки карантина нет, но если перестать платить взносы, а потом начать заново, его придется переждать снова.

Иногда онкостраховка входит в страховые пакеты с другими критическими заболеваниями — с инфарктом, инсультом или лихорадкой Эбола. Чем больше заболеваний в пакете, тем выше ежегодные взносы.

Кроме обычных страховок от злокачественных опухолей и других критических заболеваний, некоторые компании предлагают инвестиционные программы. Вы как бы открываете у них вклад на определенный срок и регулярно пополняете его фиксированными суммами. Если по истечении срока страховой случай не наступил, вы получаете свои деньги обратно, иногда с процентами.

Самая дешевая инвестиционная страховка здоровья нашлась у «ППФ» — «Страхование жизни» со страховым возмещением 1 млн рублей и взносами по 70 тысяч в год.

Компания также предлагала страховку только от «женских» видов рака с возмещением 500 тысяч и взносами 20 тысяч в год. На личной консультации мне предложили оформить полис на 29 лет. По окончании срока, если бы страховой случай не наступил, мне бы вернули 75% денег.

Но для меня это все равно было слишком дорого, поэтому инвестиционные страховки я решила пока не трогать.

Здоровье — самый ценный активУзнайте, как бесплатно вылечить зубы, вернуть часть денег за брекеты и защититься от хамства врачей

Чтобы подобрать вариант под свои ситуацию и бюджет, я изучила предложения в интернете и поговорила со страховщиками и экспертами. Я нашла более десятка компаний, которые предлагают страховку от критических заболеваний, в том числе злокачественных опухолей. Иногда компании предлагают совместные программы. Часто онкостраховку предлагают банки в составе своих страховых программ.

Несмотря на большой выбор, онкостраховка в России непопулярна. Чаще всего ее оформляют в нагрузку к кредитам, клиенты даже не знают, что она у них есть.

В первую очередь я изучила варианты, которые предлагает агрегатор онкостраховок «Онкострахование». Это программы основных крупных игроков: ВТБ-24, «Альфа-страхование», «Ренессанс-жизнь», «Бест-докторс», ERGO. На сайте есть краткое описание программ, благодаря которому я смогла составить общее мнение о сумме выплат и взносов, сроках страхования и периоде ожидания.

Кроме агрегатора, я рассмотрела предложения на сайтах Сбербанка, «Альянса» и еще нескольких компаний.

Я решила купить страховку с денежной выплатой, поэтому отбросила все варианты с привязкой к клинике. Я также не соблазнилась онкостраховкой «Альянса», потому что для женщин она вдвое дороже, чем для мужчин.

Самыми интересными мне показались страховки ВТБ-24 и Сбербанка:

  1. Небольшие ежегодные взносы — 4100 Р у Сбербанка и 5600 Р у ВТБ-24.
  2. Страховые возмещения выплачивают наличными — я не привязана к конкретной клинике.
  3. Размер страховых возмещений — 1 млн у Сбербанка и 350 тысяч у ВТБ-24. Этого хватит, чтобы сориентироваться в ситуации и начать лечение — а там, возможно, дадут квоту или поможет фонд.
  4. Помощь в поиске клиники для лечения. Меня не бросают, но выбор клиники остается за мной.
  5. Страховку можно купить через сайт.
  6. Сбербанк страхует еще и от инсульта и инфаркта.
  7. ВТБ-24 предлагает семейную страховку — так и мне будет спокойнее.

Но купить выбранную страховку у меня не получилось.

Страховку от злокачественных опухолей продают людям моложе 65—70 лет, которым никогда не ставили диагноз, связанный с онкологией. Но это не единственное условие. Застраховаться мешают болезни, при которых риск развития опухоли выше: например, сахарный диабет или ВИЧ. Почти никто не страхует, если родственник умер от онкологического заболевания.

Скрывать правду от страховой не в интересах клиента. Если вы несколько лет платили за онкостраховку, а потом страховая обнаружила, что у вас диабет, вам просто не выплатят возмещение.

Получится, что вы платили взносы зря. Поэтому, если сомневаетесь в своем здоровье, перед покупкой страховки лучше пройти полное обследование.

По крайней мере, вы будете уверены, что ничем не заболеете в карантинный период.

При оформлении онкостраховки через интернет Сбербанк просит ответить на несколько вопросов о вашем здоровье и здоровье ваших близких.

Страховую лучше не обманывать: если правда откроется позже, вы потеряете деньги

Я выбрала онкостраховку «Панацея» от Сбербанка и рассчитала взносы — получилось около 4500 Р в год. Я уже была готова все оформить, но на всякий случай решила еще раз прочитать условия.

В одном из пунктов написано: «Застраховаться не могут люди, у которых была диагностирована злокачественная или доброкачественная опухоль».

На всякий случай я проверила условия на сайте «ВТБ-страхования» и проконсультировалась с менеджером. Там бы меня тоже не стали страховать.

Единственной страховкой, которую согласились продать с моей миомой, оказалась программа «АнтиОнко». По деньгам там вроде бы неплохо: ежегодный взнос 8000 Р, а страховое возмещение — 300 000 $. Но возмещение на руки не выдают, поэтому ее я тоже пока не купила.

«С любыми формами новообразований». Ну вот

Страховки от онкологического заболевания у меня пока не будет. Но от всей этой истории есть один несомненный плюс: я основательно проверила свое здоровье, теперь могу какое-то время за него не волноваться.

«Бест-докторс», «Медицина без границ»

Минимальный годовой взнос

10 000 Р

Страховая выплата

500 000 €

Минимальный годовой взнос

8000 Р

Страховая выплата

300 000 $

Минимальный годовой взнос

6000 Р

Страховая выплата

1 000 000 Р

Минимальный годовой взнос

5600 Р

Страховая выплата

350 000 Р

Минимальный годовой взнос

4100 Р

Страховая выплата

1 000 000 Р

Источник: https://journal.tinkoff.ru/onkostrahovka/

Наступил страховой случай по кредиту, но страховая не платит!

Мне поставили диагноз онкология, является ли это страховым случаем по кредиту?

Здравствуй, черный понедельник! Говоря словами одной старой песни. Но, думаю, это не про нас. Хорошего всем дня, читатели и случайные прохожие! Сегодня я продолжу тему страховки кредита. И если ранее, мы рассмотрели случаи оспаривания страховки, навязанной заемщику банком, то сегодня я хочу раскрыть другой случай, при котором наличие страховки может помощь заемщику погасить кредит.

Сразу определюсь с тремя классическими вариантами, когда заемщик либо его родственники, могут требовать от страховой компании погашения кредита. Возможно, таких случаев существует больше, банки и страховые компании не стоят на месте, и постоянно разрабатывают новые условия, правила и программы.

Я думаю, принцип работы заемщика по остальным страховым случаям, которые я не озвучу сегодня, будет аналогичен описанным. Итак. Самые распространенные программы страхования заемщиков предусматривают возможность досрочного погашения кредита за счет страховой компании в случае:

  • внезапной потери работы заемщиком (увольнение по инициативе работодателя, ликвидация работодателя, сокращение штата);
  • потери трудоспособности заемщика, которая привела к присвоению инвалидности I или II группы;
  • смерти заемщика (кроме случаев самоубийства).

Относительно условий своей страховки Вы можете уточнить либо в договоре страхования либо в страховом полисе, который Вам должен быть выдан при оформлении кредитного договора.

Система страхования достаточно серьезно регламентирована, и на каждый случай, на каждое действие страховщика и страхователя имеется своя норма, и свое правило.

Ваша задача, в первую очередь, ознакомиться со всеми этими правилами, а так же сроками, в рамках которых Вы должны совершить то или иное действие.

Сначала я расскажу, как в идеале должна сработать страховая компании при наступлении страхового случая

1. У заемщика произошел страховой случай (увольнение либо заболевание), либо же, заемщик умер.

Первым делом сам заемщик (а в случае смерти — его родственники) должен внимательно изучить свой договор страхования либо страховой полис. Запомните, какое бы событие ни произошло, именно это действие следует проделать вне очереди!

2. Уведомление страховой компании.

После наступления страхового случая, заемщик должен незамедлительно направить в свою страховую компанию уведомление. Страховые компании, как правило, предусматривают достаточно короткий срок, в течение которого заемщик должен успеть уведомить их о наступлении страхового случая.

Если заемщик все сделал вовремя — он молодец. В ответ страховая компания предложит ему собрать необходимые документы, на основании которых страховая будет принимать решение погашать его кредит или нет.

Да-да, факт наступления страхового случая должен быть подтвержден страховой компанией, для чего она проводит свою самостоятельную проверку.

3. Доказательства наступления страхового случая.

Доказательства — это документы. Какие они — зависит от конкретного страхового случая.

Если заемщик попал под сокращение, у него будет приказ, уведомление от работодателя, трудовая книжка с соответствующей записью, а возможно, какие-либо дополнительные бумаги от работодателя.

Если речь идет о болезни с последующим присвоением инвалидности, у заемщика будет целый ворох бумаг, начиная с истории болезни, заканчивая решением медицинской комиссии о присвоении группы.

4.  Результат — деньги или отказ.

Страховая компания проводит проверку документов, представленных заемщиком, и по результатам принимает решение о выплате в пользу выгодоприобретателя страхового возмещения либо об отказе в выплате. Тут надо понимать, что выгодоприобретатель, то есть лицо, которое получает деньги — это всегда банк.

Именно банк получает деньги на свой расчетный счет, и направляет их в счет погашения задолженности заемщика по кредиту. Для заемщика это даже лучше.

Размер страхового возмещения, как правило, совпадает с остатком задолженности по кредиту, а значит, получив страховку, заемщик полностью избавляется от кредитного бремени.

На первый взгляд, все просто. Заемщик должен действовать согласно инструкции,  предоставлять запрашиваемые страховой компанией документы, и ждать решения. Но, на практике, дела могут обстоять совсем иначе.

Что делать, если наступил страховой случай, но страховая не торопится погашать Ваш кредит?

Такие ситуации не редкость. В нынешних реалиях, страховые компании очень неохотно выплачивают страховое возмещение даже тогда, когда страховой случай на 100 % подтвержден и доказан. Просто политика компании такова, что все выплаты она производит только «из-под палки», то есть, в судебном порядке. К этому надо быть готовым. Кроме того, не стоит забывать и о банке.

Если помните, именно сотрудник банка предложил Вам оформить страховку при подписании кредитного договора. Даже если не вспомнили, просто поверьте, что так и было. Но, когда дело доходит до погашения кредита, позиция банка резко меняется.

Его уже не интересует страховка, страховая компания, наличие страхового случая и так далее. Банк требует возврата долга, и ему все равно, почему Вы не можете платить. К этому надо быть готовым.

Наличие страхового случая не избавит Вас от обязательства погашать кредит до тех пор, пока страховая компания не перечислит в банк деньги. С этим ничего не поделаешь.

Так вот, что делать, если у Вас возникла такая ситуация? Если Вы подали в страховую компанию уведомление о наступлении страхового случая, представили все необходимые документы, подтверждающие наступление страхового случая, но страховая молчит. Ни отказа, ни положительного решения. Либо если страховая компания требует от Вас предоставления каких-то несуществующих документов, наличие которых не было оговорено в договоре или полисе. Что делать?

Выход здесь один. Даже нет, два.

1. Не теряя времени, пишите в страховую компанию претензию. Запомните, Вы — потребитель, и Ваше право было нарушено.

Требуйте в претензии выплаты страхового возмещения в соответствии с договором страхования. Пишите претензию в произвольной форме, со всеми подробностями и обстоятельствами Вашего страхового случая.

Не лишним будет приложить к претензии копии направленных ранее в страховую компанию документов.

Предоставьте страховой компании срок на раздумье 10 дней, именно такой срок предусмотрен Законом РФ «О защите прав потребителей» на удовлетворение прав потребителя в добровольном порядке.

Помните, банк не дремлет, ведь Вы должны погашать кредит что бы ни произошло. Направьте свою претензию по почте заказным письмом с уведомлением.

Так Вы получите уведомление о том, что письмо в страховую компанию добралось.

Если по прошествии срока, который Вы предоставили страховой, от нее не поступило ни денег, ни ответа, либо же поступил отказ от выплаты страхового возмещения, не отчаивайтесь. Значит все идет по плану. Не паникуя, просто переходим к основному действу.

2. Подаем в суд на страховую компанию. Знаю, многие боятся лезть в эти дебри юриспруденции. Но поверьте, на сегодняшний день еще не изобретен более действенный способ защиты своих прав — как судебный спор. А уверенная и активная гражданская позиция — это залог Вашей победы. Что Вы должны просить в суде:

  • взыскания со страховой компании сумму страхового возмещения в пользу выгодоприобретателя — банка;
  • как потребитель, Вы имеете право требовать взыскания уже в Вашу пользу компенсации морального вреда;
  • взыскать проценты за пользование чужими денежными средствами;
  • наконец, взыскать в свою пользу штраф за неисполнение требования потребителя в добровольном порядке (помните про те самые 10 дней?).

На первый взгляд, ничего сложного. Но Вы, должно быть, видите, что сегодня я не предлагаю Вам шаблон искового заявления для такого случая. К сожалению, такого универсального шаблона не существует.

Каждый спор со страховой компанией по-своему уникален.

В каждом споре присутствуют свои неповторимые доказательства, документы, сроки и нюансы, предусмотреть которые в одном общем шаблоне «для всех» попросту невозможно.

Но, тем не менее, я думаю, моя статья поможет Вам осознать всю серьезность Вашей ситуации, и заставить Вас начать активные действия, вместо того, чтобы сидеть и безнадежно ждать ответа от страховой компании, в то время пока банк будет продолжать начисление процентов и штрафов на остаток Вашего долга.

Кстати, вот в таком деле я точно рекомендовал бы Вам воспользоваться услугами юриста или адвоката. Тем более, что свои расходы на юриста Вы так же сможете взыскать со страховой компании в суде.

Да, именно так! Я расскажу Вам на днях о том, как можно получить помощь квалифицированного юриста бесплатно. Многие об этом не догадываются, оттого и бояться нести дополнительные расходы.

А ведь юрист, как никто другой, сможет выиграть для Вас дело в суде, и, тем самым, закрыть Ваш финансовый вопрос с кредитом.

Источник: http://projectzakon.ru/nastupil-straxovoj-sluchaj-po-kreditu-no-straxovaya-ne-platit.html

Административное право
Добавить комментарий