Могут ли подать в суд за перепродажу видеокурса, если не были указаны условия использования?

Новости в сфере медицинского права за январь – ноябрь 2019 года (подготовлено экспертами компании

Могут ли подать в суд за перепродажу видеокурса, если не были указаны условия использования?

Пациент, требуя взыскания морального вреда за некачественное лечение, должен доказать лишь факт своих страданий

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2019 г. N 74-КГ19-5

По делам о взыскании морального вреда в связи с некачественным оказанием медпомощи истец (пациент) обязан доказать только факт наличия своих страданий, а ответчик (медорганизация) – правомерность своего поведения и отсутствие своей вины, причем дважды, – как в причинении вреда здоровью, так и в причинении морального вреда при оказании медицинской помощи. Иное распределение бремени доказывания – в корне неправильно.

На это указал Верховный Суд РФ, рассматривая кассационную жалобу пациентки на решение суда об отказе в компенсации морального вреда ввиду недоказанности истцом факта противоправного поведения больницы, причинения вреда здоровью, причинно-следственной связи между ними и вины ответчика.

Пациентка – пожилая женщина, инвалид 1 группы, – потребовала заплатить ей более миллиона рублей в счет компенсации перенесенных моральных страданий в связи с неустановлением правильного диагноза: положили её в больницу из-за боли в ноге, однако причину боли так и не нашли, с чем и выписали домой, – а сами ни “рентгена” ноги не сделали, ни хирурга, ни травматолога на осмотр не позвали. Через пару месяцев, уже в другом медучреждении, рентгеновский снимок больной ноги обнаружил застарелый несросшийся надвертельный перелом шейки бедра.

Значит, больница оказала медуслуги некачественно, и это причинило пациентке нравственные и физические страдания, выразившиеся в переживаниях, связанных с опасением за жизнь и здоровье, и привели к повышению давления, подавленному эмоциональному состоянию, стрессу, депрессии, плохому настроению, душевной боли из-за неправильного диагноза и назначенных препаратов.

В качестве доказательств виновности больницы пациентка представила следующие документы:

– акт внеплановой документальной проверки Росздравнадзора с указанием на нарушение больницей ряда положений Закона об основах охраны здоровья граждан (не проведён полный объём диагностических мероприятий для уточнения диагноза, не проведены консультации травматолога, хирурга, рентгенограмма тазобедренного сустава, не учтены жалобы пациентки на боли, ограничение движений, усиление боли при движении, не сделан снимок правого коленного сустава, завотделением не проконтролировал полноту диагностических мероприятий);

– материалы служебного расследования самой больницы, в ходе которого выявлены дефекты ведения первичной медицинской документации со стороны дежурных и лечащих врачей.

По существу лечения врачебная комиссия отметила, что рентген сделать было нельзя из-за технической невозможности уложить ногу для обследования из-за контрактуры правого коленного сустава.

А еще у пациентки не было клинических признаков перелома шейки бедра, и поэтому она не соответствовала критериям отбора для осмотра травматолога показаний для диагностирования перелома шейки бедра;

– акт целевой ЭКМП, проведенной СМО и “засиленной” ТФОМС. Акт также выявил ряд нарушений в работе сотрудников больницы при оказании медпомощи истице.

Во время рассмотрения дела суд по ходатайству больницы назначил судебно-медицинскую экспертизу. Но согласно заключению СМЭ:

– обследование пациентки соответствовало выставленному ей диагнозу;

– неустановление перелома шейки бедра связано с объективной сложностью диагностики, поскольку истинный анамнез заболевания был выявлен после её выписки из стационара;

– при поступлении в терапевтическое отделение больницы и при осмотре врачом-неврологом пациентке были запланированы консультации врача-хирурга, которые не были проведены;

– однако поскольку последствий этого дефекта медпомощи в настоящее время не имеется, то, по мнению эксперта, нет оснований считать, что действия врачей сами по себе причинили вред здоровью пациентки.

В итоге суд полностью отказал в иске, отметив, что пациентка:

1.

 сама должна была доказать факт оказания ответчиком ненадлежащей медицинской помощи, повлёкшей за собой причинение вреда здоровью истца: например, что после диагностирования ей перелома шейки бедра у нее возникли осложнения, либо что состояние её здоровья ухудшилось в результате действий ответчика, либо что объём оказанной ей медпомощи повлек негативные последствия для её здоровья, либо создал такую угрозу; и

2. сама должна была доказать вину ответчика в причинении этого вреда.

Пациентка же с этим не справилась. А заключение СМЭ не подтвердило ни противоправность поведения ответчика, ни наличие причинно-следственной связи между его противоправным поведением и наступлением вреда, ни его виновность.

Что же до актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП, то в этих документах четко не написано, кто именно их составлял, и какая у него квалификация. А значит, и доверять им суд не может.

Региональный суд согласился с этими выводами, дополнительно упрекнув истицу в том, что она не сообщила при своей госпитализации симптомы, характерные для перелома шейки бедра.

Потому диагноз “травма бедренной кости” врачами поставлен не был, лечение не назначалось, но данное обстоятельство не повлекло за собой причинение вреда больной.

Да и в больницу она поступила не в связи с травмой, а потому, что начался паводок-2014, в регионе введен режим ЧС, и ее положили “на всякий случай” ввиду многочисленных хронических заболеваний.

Верховный Суд РФ, ознакомившись с делом, обнаружил в нем существенные нарушения норм материального и процессуального права и вернул дело на пересмотр в первую инстанцию. При этом ВС РФ отметил следующие грубые ошибки нижестоящих судов:

– из содержания иска усматривается, что требования о компенсации морального вреда основаны на факте некачественной медпомощи (не были проведены необходимые обследования и не установлен диагноз, что повлекло ненадлежащее и несвоевременное лечение и привело к ухудшению состояния здоровья истца, причинило ей физические и нравственные страдания). Тем самым было нарушено её право на здоровье как нематериальное благо;

– следовательно, в данном деле юридически значимыми и подлежащими доказыванию являются факты переживания истицей физических или нравственных страданий в связи с посягательством причинителя вреда на принадлежащие ей нематериальные блага, при этом:

– причинитель вреда (больница) должен доказать правомерность своего поведения,

– причинитель вреда (больница) должен доказать отсутствие своей вины (ведь законом установлена презумпция вины причинителя вреда, и опровергнуть ее должен именно ответчик, самостоятельно). Важно, что ответчик должен доказать отсутствие своей вины в причинении как вреда здоровью пациентки, так и в причинении ей морального вреда при оказании медицинской помощи;

– потерпевший должен доказать факт наличия вреда – физических и/или нравственных страданий (если это вред моральный);

– а также потерпевший должен доказать, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред;

– в данном деле суды неправомерно обязали истца доказывать обстоятельства, касающиеся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи, и неправомерно освободили ответчика от доказывания его невиновности в неустановлении правильного диагноза (что повлекло за собой ненадлежащее и несвоевременное лечение истицы) и в дефектах оказания ей медпомощи (что привело к ухудшению состояния её здоровья);

– кроме того, утверждая об отсутствии вины больницы, суды не применили к спорным отношениям положения закона о полномочиях лечащего врача при оказании медпомощи.

А ведь именно лечащий врач организует своевременное квалифицированное обследование и лечение пациента, приглашает для консультаций врачей-специалистов, при необходимости созывает консилиум врачей.

В конце концов, именно лечащий врач устанавливает диагноз;

– в связи с этим суд не выяснил – предпринимал ли лечащий врач все необходимые и возможные меры для своевременного и квалифицированного обследования пациента? Правильно ли были организованы обследование пациента и лечебный процесс? Имелась ли у больницы возможность оказать пациенту необходимую и своевременную помощь (при том, что обязанность доказывания своей невиновности лежит на ответчике)?;

– утверждение суда о том, что истица не предъявляла симптомов, характерных именно для перелома шейки бедра, не имеет никакого значения. Ведь пациентка не обладает специальными познаниями в медицине и не может знать, какие жалобы в данном случае являются характерными;

– тот факт, что в больницу истицу положили в связи с ЧС в регионе, тоже не имеет значения: он никак не изменяет установленный законом порядок оказания медпомощи;

– нижестоящие суды обосновали свои выводы исключительно заключением СМЭ.

Однако заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должно оцениваться не произвольно, а в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

Другими словами, выводы эксперта не могут целиком предопределять исход спора. В таком случае нарушался бы смысл гражданского судопроизводства. Кроме того, и в имеющемся заключении СМЭ отмечены недостатки в оказании медпомощи.

Однако вопрос о том, была ли у сотрудников больницы возможность правильного определения диагноза в случае проведения всех необходимых исследований, предметом исследования в судебном заседании не являлся, и на обсуждение сторон спора, в том числе в целях назначения дополнительной экспертизы, не выносился;

– наконец, выводы суда относительно актов проверки Росздравнадзора и целевой ЭКМП страховой медорганизации явно не соответствуют содержанию этих документов. В акте проверки имеются сведения о лицах, проводивших проверку и составивших акт.

А требования к экспертам СМО и оформлению ЭКМП вообще установлены специальными актами, и в частности, предоставляют экспертам право указать в акте экспертизы не свои ФИО, а свой идентификационный код.

К тому же акт этой ЭКМП проверялся ТФОМСом, и результаты этой экспертизы были признаны обоснованными, о чем в деле тоже есть документы.

____________________________________________

Источник: http://base.garant.ru/57404657/

Кому принадлежат права на онлайн-курсы?

Могут ли подать в суд за перепродажу видеокурса, если не были указаны условия использования?

Кому по зако­ну при­над­ле­жат пра­ва на онлайн-кур­сы? Как дока­зать, что имен­но вы их автор? И каким обра­зом заявить о сво­их автор­ских пра­вах если они были нару­ше­ны? Кор­ре­спон­дент Теп­ли­цы Ната­лья Бара­но­ва пого­во­ри­ла с юри­стом Цен­тра защи­ты прав СМИСвет­ла­ной Кузе­ва­но­вой о теме автор­ских прав в дистан­ци­он­ном обра­зо­ва­нии.

– Светлана, кому могут принадлежать авторские права на онлайн-курсы?

– Уни­вер­саль­ной схе­мы рас­пре­де­ле­ния прав нет. Они могут при­над­ле­жать авто­ру кур­са или его заказ­чи­ку. Если чело­век сам созда­ет, сам поль­зу­ет­ся и про­да­ет онлайн-курс, то он явля­ет­ся и авто­ром, и пра­во­об­ла­да­те­лем.

Если он дела­ет это под заказ, то усло­вия исполь­зо­ва­ния обыч­но опре­де­ля­ют­ся дого­во­ром, в кото­ром про­пи­са­но, кто заказ­чик и кому какие пра­ва при­над­ле­жат по даль­ней­ше­му исполь­зо­ва­нию.

Пра­ва на исполь­зо­ва­ние кур­са могут пол­но­стью пере­хо­дить к заказ­чи­ку либо рас­пре­де­лять­ся таким обра­зом, что исполь­зо­вать курс в буду­щем смо­жет и его автор, и его пра­во­об­ла­да­тель по дого­во­ру.

– Выходит, многое зависит от договора. Допустим, преподавателю заказывают разработать дистанционный курс в рамках трудового договора, значит ли это, что авторское право автоматически переходит к работодателю?

– Если в долж­ност­ные обя­зан­но­сти пре­по­да­ва­те­ля соглас­но тру­до­во­му дого­во­ру вхо­дит созда­ние таких кур­сов, то раз­ра­бо­тан­ный в рам­ках испол­не­ния тру­до­вых обя­зан­но­стей, напри­мер, работ­ни­ком вуза курс будет иметь ста­тус «слу­жеб­но­го про­из­ве­де­ния». А этот режим осо­бый, име­ю­щий опре­де­лен­ное пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние.

В рам­ках это­го режи­ма пра­ва на исполь­зо­ва­ние все­го, что созда­ет работ­ник, при­над­ле­жат рабо­то­да­те­лю. Пра­ва по исполь­зо­ва­нию создан­ных в рам­ках тру­до­во­го дого­во­ра автор­ских про­из­ве­де­ний могут при­над­ле­жать и работ­ни­ку, но это долж­но быть спе­ци­аль­но ого­во­ре­но в тру­до­вом дого­во­ре или допол­ни­тель­ных согла­ше­ни­ях к нему.

Еще по теме: 8 сай­тов где вы може­те най­ти онлайн-кур­сы на рус­ском язы­ке

Важ­но пони­мать, что режим слу­жеб­но­го про­из­ве­де­ния дей­ству­ет толь­ко тогда, когда созда­ние како­го-либо объ­ек­та автор­ско­го пра­ва явля­ет­ся тру­до­вой обя­зан­но­стью работ­ни­ка.

Но если сотруд­ник, при­ме­ру вуза, созда­ет курс, а его обя­зан­но­стя­ми это не преду­смот­ре­но, тогда пра­ва при­над­ле­жат работ­ни­ку, и исполь­зо­вать курс вуз может толь­ко после того, как заклю­чит со сво­им работ­ни­ком дого­вор о пере­да­че ему прав на исполь­зо­ва­ние кур­са.

Еще есть одно пра­ви­ло: если работ­ник создал слу­жеб­ное про­из­ве­де­ние, а рабо­то­да­тель не при­сту­пил к его исполь­зо­ва­нию в тече­ние трех лет, исклю­чи­тель­ные пра­ва сно­ва пере­хо­дят к его авто­ру.

Юрист Цен­тра защи­ты прав СМИ Свет­ла­на Кузе­ва­но­ва в интер­вью Теп­ли­це рас­ска­за­ла о том, кому при­над­ле­жат автор­ские пра­ва на онлайн-кур­сы. Алек­сандр Дени­сов.

– Должен для автор регистрировать авторские права для их защиты?

– Автор­ские пра­ва не под­ле­жат реги­стра­ции, они воз­ни­ка­ют у авто­ра по фак­ту созда­ния про­из­ве­де­ния, и пра­во на их защи­ту воз­ни­ка­ет тогда же. Поэто­му нет ника­кой обя­за­тель­ной по зако­ну реги­стра­ции или про­це­ду­ры, кото­рую автор дол­жен выпол­нить для защи­ты сво­их прав.

Одна­ко есть несколь­ко меха­низ­мов для авто­ров, поз­во­ля­ю­щих им заявить о сво­их пра­вах на автор­ские про­из­ве­де­ния, про­ин­фор­ми­ро­вать обще­ство о том, что имен­но он явля­ет­ся авто­ром. Самая рас­про­стра­нен­ная из них – копи­райт. Суще­ству­ет серьез­ное заблуж­де­ние, что если нет копи­рай­та, напри­мер, на фото, то у фото нет авто­ра и мож­но его сво­бод­но исполь­зо­вать.

Не сто­ит забы­вать, что про­став­ле­ние копи­рай­та на про­из­ве­де­нии есть пра­во авто­ра, а не обя­зан­ность. Поэто­му ссы­лать­ся на закон­ность исполь­зо­ва­ния про­из­ве­де­ний без копи­рай­та необос­но­ван­но.

Так­же сей­час несколь­ко ком­па­ний пред­ла­га­ют про­це­ду­ру так назы­ва­е­мо­го депо­ни­ро­ва­ния (реги­стра­ции) автор­ских прав. Она дает воз­мож­ность авто­рам зафик­си­ро­вать свои пра­ва на кон­крет­ное про­из­ве­де­ние в опре­де­лен­ном объ­ек­тив­ном виде и на опре­де­лен­ную дату вре­ме­ни.

Депо­ни­ро­ва­ние облег­ча­ет дока­зы­ва­ние автор­ства в отно­ше­нии про­из­ве­де­ния, если оно, пред­по­ло­жим, оспа­ри­ва­ет­ся. Но сто­ит пом­нить, что это про­це­ду­ра плат­ная. По зако­ну эти про­це­ду­ры не явля­ют­ся обя­за­тель­ны­ми, поэто­му их нали­чие или отсут­ствие ника­ким обра­зом не вли­я­ет на воз­мож­ность защи­ты автор­ских прав.

– Зачастую онлайн-курс может состоять не только из выступления преподавателя, но интерактивных деталей: таблиц, графиков, алгоритмов. То есть в процессе создания курса участвуют и разработчик алгоритмов, и режиссер, помимо автора. Считаются ли эти люди полноправными создателями, и как в этом случае они делят авторское право между собой? Договор нужно заключать со всеми?

– Когда одно­вре­мен­но несколь­ко авто­ров участ­ву­ют в про­цес­се созда­ния про­из­ве­де­ния, мож­но гово­рить о соав­тор­стве. Сов­мест­но создан­ное про­из­ве­де­ние исполь­зу­ет­ся авто­ра­ми тоже сов­мест­но.

Это озна­ча­ет, что соав­то­ры долж­ны дого­во­рить­ся о том, как они будут пере­да­вать пра­ва на исполь­зо­ва­ние кур­са.

Меж­ду ними долж­но быть заклю­че­но согла­ше­ние, посколь­ку рас­по­ря­жа­ют­ся пра­ва­ми по исполь­зо­ва­нию кур­са они, как пра­ви­ло, тоже сов­мест­но.

Еще по теме: 30 сове­тов для само­мо­ти­ва­ции во вре­мя онлайн-обу­че­ния

Одна­ко не исклю­че­ны ситу­а­ции, когда пра­ва на исполь­зо­ва­ние пере­хо­дят к одно­му из созда­те­лей, но это так­же долж­но быть преду­смот­ре­но согла­ше­ни­ем меж­ду ними.

А что делать, если один из соав­то­ров в про­ти­во­вес осталь­ным авто­рам не хочет, напри­мер, про­да­вать создан­ный ими сов­мест­но онлайн-курс? В таком слу­чае, как гово­рит закон, он может запре­тить про­да­жу толь­ко при нали­чии доста­точ­ных на то осно­ва­ний.

– Допустим, человек самостоятельно создал онлайн-курс. Как он может заявить о том, что он автор произведения? Достаточно ли только подписи?

– Да, вполне доста­точ­но. Но толь­ко до того момен­та, пока кто-то не оспа­ри­ва­ет ваше автор­ство. В Рос­сии зако­но­да­тель­но уста­нов­ле­на пре­зумп­ция автор­ства. Это озна­ча­ет, что авто­ром про­из­ве­де­ния явля­ет­ся тот, кто ука­зан в каче­стве авто­ра на ори­ги­на­ле или экзем­пля­ре про­из­ве­де­ния, если не дока­за­но иное. Имен­но поэто­му под­пи­си доста­точ­но.

По зако­ну так­же реко­мен­ду­ет­ся про­став­лять копи­райт. Как я уже гово­ри­ла, копи­райт явля­ет­ся зна­ком охра­ны автор­ско­го пра­ва. Он не обя­за­те­лен по зако­ну и не защи­ща­ет авто­ра от судеб­ных спо­ров об автор­стве, но инфор­ми­ру­ет тех, кто хочет полу­чить пра­ва на исполь­зо­ва­ние про­из­ве­де­ния.

По моей прак­ти­ке, нали­чие копи­рай­та облег­ча­ет юри­сту рабо­ту по дока­зы­ва­нию автор­ства в суде.

В законе так­же ука­за­но, как дол­жен выгля­деть копи­райт: зна­чок копи­рай­та (© – латин­ская бук­ва С в окруж­но­сти), имя авто­ра и год созда­ния про­из­ве­де­ния.

Это лишь реко­мен­до­ван­ный вари­ант, поэто­му любой дру­гой фор­мат над­пи­си так­же будет при­зна­вать­ся копи­рай­том.

Центр защи­ты прав СМИ

Источник: https://te-st.ru/2016/10/25/online-courses-copyright/

Нужна ли лицензия онлайн-курсам — Право на vc.ru

Могут ли подать в суд за перепродажу видеокурса, если не были указаны условия использования?

Итак, вы решили кого-то чему-то учить и организовали онлайн-курсы.

Вопрос, который часть обсуждается: нужно ли иметь образовательную лицензию для такой деятельности? Долгое время считалось, что если диплом государственного образца вы не выдаете, то и лицензия не нужна. Но вот стали появляться и другие мнения и, что самое неприятное, судебная практика.

Все ли так однозначно в судебной практике – попробуем разобраться. Для ответа нужно проанализировать судебные решения и используемые аргументы за и против.

Прокурор обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении ООО «Лингвистическая школа № 1» к административной ответственности по ч. 2 ст. 14.1 КоАП РФ (за работу без лицензии).

Суд принял сторону прокуратуры и указал:

– с лицами, получающими указанные образовательные услуги, заключаются гражданско-правовые договоры на оказание консультационных услуг. В договорах указано, что центр организует цикл консультаций по иностранному языку.

– Согласно штатному расписанию центра в штате имеется два преподавателя. Для реализации циклов консультаций по иностранному языку центр привлекает преподавателей на основании трудовых договоров. В должностные обязанности преподавателей входит, в том числе, консультирование клиентов (слушателей, обучающихся), проведение консультаций в группах или индивидуально.

– По окончании курса консультаций центр осуществляет внутренний контроль качества полученных слушателями знаний.

Так, согласно сведениям из журнала внутреннего контроля качества у слушателей курса AWA2 проставлены баллы по разделам reading (чтение), writing (письмо), listening (прослушивание, аудирование).

У слушателей курса FP1 указаны результаты тестов по соответствующим разделам изучаемого курса.

Согласно выводам суда в соответствии с п. 9 ст. 2 Федерального закона от 29.12.

2012 №273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» образовательной программой является комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты), организационно-педагогических условий и в случаях, предусмотренных федеральным законом, форм аттестации, который представлен в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, а также оценочных и методических материалов.

Теперь посмотрим решения, в которых подобная деятельность образовательной не признается.

Школа детского развития и снова курсы иностранных языков

Центр детского развития «Монтессорики» (АС Орловской области Решение от 15.03.2017 Ссылка: https://caselook.

ru/#/search/530201/documents/view?document_id=92790282), в рамках которого функционирует студия детского танца «МХ», студия рисования Arte, студии «Детский фитнес», «Подготовка к школе», «Шахматы», театральная студия MASKA. Суд, не признав это образовательной деятельностью, привел следующие аргументы:

– У предпринимателя работают: исполнительный директор, заместитель директора по работе с клиентами, администратор, менеджер по работе с клиентами, младший воспитатель (3 человека). В ходе судебного разбирательства ИП Животова М. В. пояснила суду, что данные работники не ведут работу с детьми по специальным образовательным программам или др. Педагогов в штате нет.

– Из объяснений ИП Животовой М. В следует, что центр детского развития «Монтессорики» осуществляет деятельность по присмотру и уходу за детьми без использования образовательных программ, которая не носит целенаправленный характер, не выдаются документы о прохождении курса, в штате детского центра нет педагогического персонала.

– Заключая договор с ИП Животовой М. В., клиенты получают услуги, связанные с организацией досуга, обеспечения временного нахождения родителей и их детей в специально подготовленном и отведенном для этого помещении.

Деятельность по программам изучения английского языка для разных возрастов. На рекламных стендах есть термины «обучающиеся», «педагоги», «группа кратковременного пребывания», «мини-садик», которые используются законодательством об образовании, что усугубляет положение.

Но суд тоже встает на сторону предпринимателя, и вот почему:

– в ОКВЭД нет образовательной деятельности;

– в штате нет педагогов, только два администратора и один руководитель студии;

– ни в должностных инструкциях, ни в трудовых договорах с работниками нет указания на ведение работы по специальным образовательным программам;

– аттестация по итогам обучения не проводится, документы об образовании не выдаются.

Выводов из всего этого несколько:

Вывод № 1 (печальный). Если вы ведете деятельность по обучению, есть риск, что образовательную лицензию потребуют. Чем больше вы стараетесь походить на «настоящее» образование, тем этот риск выше.

Вывод № 2 (обнадеживающий). Если на вас подали в суд, не факт, что вы проиграете. Единообразной практики нет и решения есть как положительные, так и отрицательные.

Вывод № 3 (собирательный). В пользу организации в случае спора будут говорить следующие факторы:

– в штате организации нет педагогов;

– в трудовых договорах сотрудников не указано, что в их должностные обязанности входит проведение обучения по специально утвержденным программам;

– в ОКВЭД не указаны виды деятельности, связанные с образованием;

– в договорах с клиентами нет указания на проведение обучения и (или) на специально утвержденные программы.

Вывод № 4 (неутешительный). Безусловно, если вести речь про минимизацию рисков и масштабную деятельность, лицензия будет нужна – ведь при таком подходе наверняка в штате будут педагоги, образовательные программы и прочий набор.

Материал опубликован пользователем.
Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://vc.ru/legal/40518-nuzhna-li-licenziya-onlayn-kursam

Серия #5 «Субсидиарная ответственность и КДЛ»

Могут ли подать в суд за перепродажу видеокурса, если не были указаны условия использования?

Здравствуйте, дамы и господа.

Это серия №5. Если вы не смотрели предыдущие серии, обязательно посмотрите. Даже не знаю с чего начать… На анализ этого документа я потратил несколько дней, хотя мог прочитать его за час. Пришлось изучить кучу смежного законодательства.

Я проанализирую, как после 1 сентября 2017 года будут заставлять нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом в случае, если компания не расплатилась по долгам перед бюджетом. Об этом написано в Письме ФНС России №СА-4-18/16148@ от 16.08.2017 года. Документ посвящен №266-ФЗ.  

Налоговики совершенно спокойно после 1 сентября могут обратиться в арбитражный суд с требованием возложить субсидиарную ответственность на бухгалтера, на директора или учредителя, или на ваших «соседей», куда вы вывели активы. В том числе, по тем делам о банкротстве, которые сейчас находятся в производстве.

https://www.youtube.com/watch?v=Zw8JvuM4A8I

В пункте 2 данного письма установлено понятие КДЛ – контролирующее должника лицо. Основные признаки КДЛ не поменялись, но появились дополнительные признаки того, в каком случае на человека можно возложить субсидиарную ответственность.

Итак, что такое КДЛ, при каких обстоятельствах человека можно заставить нести субсидиарную ответственность? Об этом написано в пункте 2статьи 61.10 №127-ФЗ.

В переводе на русский язык, любой топ-менеджер, включая гендиректора, главного бухгалтера, может стать КДЛ, то есть контролирующим должника лицом. Эти работники могут понести субсидиарную ответственность.

Даже если вы не устроены в компании, но кто-то на вас покажет пальцем и скажет: «Это он контролирует данную организацию», – вас автоматически признают КДЛ и возложат субсидиарную ответственность. И это ваша обязанность будет доказывать, что вы не осел.

Цитирую: «для определения КДЛ введены три опровержимые презумпции (подпункты 1-3 пункта 4 статьи 61.10), которые облегчат доказывание наличия статуса КДЛ (то есть отсутствие статуса КДЛ должен будет доказывать сам субсидиарный ответчик)». Т.е. вас назначают виновным, и вы, как субсидиарный ответчик, должны доказать, что невиновны.

Какие выводы я сделал? Итак, наличие статуса КДЛ при получении выгоды за счет незаконных и недобросовестных действий единоличного исполнительного органа. Такого человека однозначно объявят КДЛ. В этом случае для статуса КДЛ необходимо доказать получение выгоды.

Вывод №1: про основания для введения презумпции КДЛ

Никто в Гражданском кодексе не должен работать в убыток, особенно компании на классической системе налогообложения, когда они аффилированы с организациями на спецрежимах.

Если у вас компания на классической системе налогообложения, и вы работаете в убыток, при этом рядом с вашей компанией есть спецрежимники, в которых аккумулируется прибыль, тогда схема автоматически будет объявлена незаконной.

Всех участников этой схемы признают КДЛ-ами и назначат нести субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом, если в результате доначислений эта группа компаний не расплатилась перед бюджетом.

При этом не имеет значения, кто бенефициар: любой ваш сотрудник может показать на вас пальцем, и вас автоматически объявят виновным. Даже, если нет прямых юридических и иных доказательств Ваша задача – доказывать, что вы невиновны…

Вывод №2: про понятие выгоды

Первое, согласно подпункту 3 пункта 4 статьи 61.

10: можешь работать строго по закону, но, если было умаление материального блага налоговиков и увеличение блага компании, тогда налоговики могут посчитать умаление материального блага бюджета противозаконным и взыскать налоги со всех субсидиарных ответчиков. Делая эти выводы, я просто шалею от того, как вольно налоговики толкуют нормы ГК РФ, как они толкуют понятие выгоды. Вольно…

Вывод №3: про способы получения выгоды

Первое: выводить активы на хранителя активов и использовать их в бизнесе при наличии в компании на классике убытков или в связи с обналом стало абсолютно бесполезным. В этом случае к вам будут применены нормы статьи 9 №127-ФЗ, статей 61.2, 61.3, 61.11 и 61.

12.

Если вы вывели активы менее, чем за три года, при этом компания на «классике» была связана с обналичкой или работала в убыток, тогда эти активы с очень большой долей вероятности использования №266-ФЗ и «восхитительного» Письма ФНС России заберут в пользу государства.

Вывод №4: про трансфертное ценообразование

Схему трансферного ценообразования, как таковую, тоже убивают. Если компания на ОСН перепродавала товар, действуя себе в убыток или слишком сильно занижала цены, то могут включить субсидиарную ответственность. Раньше все было законно. После 1 сентября 2017 года это перестало быть законным.

Вывод №5: про обнал

Обнал полностью убивают.

Вывод №6: про толлинг и хранителей активов

Безграмотный толлинг тоже будет убит. Если вы, как хранитель активов, эти активы сдаете в аренду своим компаниям, но сначала эти активы принадлежали вашей компании, то на вас тоже могут наложить субсидиарную ответственность и забрать эти активы в пользу государства.

Глядя на меня, кто-то из специалистов, которые хорошо разбираются в законах, может сказать, что я несу вздор… Ребята, прежде чем снимать этот сериал, прежде чем открывать рот и делать выводы, я неоднократно все перечитал.

Я три раза провернул все по кругу, сопоставляя судебную практику, нормативную базу, письма ФНС России, разъяснения, я заново проштудировал №127-ФЗ «О банкротстве»… Вместе с тем, если кто-то из коллег поймает меня на какой-то ошибке, я буду только рад.

Я буду только рад ошибиться в своих собственных выводах… Делая такие выводы, я создаю огромный объем работы своим консультантам, которые помогают вам законным образом оптимизировать налоги. Теперь мои юристы должны будут извернуться, и вам придется жить по-новому…

Вывод №7: про «технические» компании

В рамках седьмого пункта убиваются технические компании, через которые закупается товар для всей группы компаний с дальнейшей перепродажей за пределы группы компаний. Все, забудьте о них.

Вывод №8: про группу компаний

Если в строгости отнестись к тексту этого Письма и к тем данным, которые я давал в предыдущих сериях: любая законная экономия налогов за счет работы группы компаний, когда в группу компаний входит более двух фирм, считается преступной. К такому выводу я пришел. Как жить в этих условиях, я расскажу на семинарах. Выкрутимся… Про обнал только забудьте, его больше нет. Совсем забудьте, слышите?

Вывод №9: про «должный обмен»

Выгода, как получение сверх положенного по обороту. Если фирма А продала фирме Б, например, активы, и по мнению налоговиков, фирма А, продавая активы фирме Б, не получила «должного обмена», тогда сделка отменяется и начисляется НДС, налог на прибыль. Но нигде не написано, что такое «должный обмен». Все, кто участвовал в этой схеме, будут нести субсидиарную ответственность.

Вывод №10: про «неформальные личные отношения»

Изучив раздел Письма «Признание статуса КДЛ по иным основаниям», я сделал следующий вывод. Семейный бизнес, или, если вы вместе учились либо служили вместе в армии, если у вас любые неформальные личные отношения, теперь может послужить основанием для признания одной из сторон КДЛ. Я не выдумал, об этом написано в Письме ФНС России. Вас могут привлечь к субсидиарной ответственности.

Например, Серега завел бизнес на друга Ваню. Ваня действительно в этом бизнесе работает. Серегу объявят КДЛ. Подчеркиваю, когда я сказал, что учились или служили вместе, я комментировал Письмо. Цитирую пункт 2.2.

: «Этими основаниями могут служить, например, любые неформальные личные отношения, в том числе установленные оперативно-разыскными мероприятиями, например, совместное проживание (в том числе состояние в т.н.

гражданском браке), длительная совместная служебная деятельность (в том числе военная служба, гражданская служба), совместное обучение (одноклассники, однокурсники) и т.п.»

Вывод №11: про аффилированные лица

Пункт 2.3. «Аффилированные лица и субсидиарная ответственность». С самих себя долги по субсидиарной ответственности взыскать не получится. Что я имею в виду? Вы запустили процедуру банкротства, чтобы потом с самих себя, в свою пользу взыскать долги. Все, забудьте об этом…

Вывод №12: про конкуренцию

Пункт 2.4. «Конкуренция дел о банкротстве должника и КДЛ». Если компанию обанкротят, и все КДЛ, физические лица, несущие субсидиарную ответственность, тоже банкроты, то налоговики будут выбирать, с кого лучше брать им деньги. Кто жирнее, с того и будут брать деньги.

Вывод №13: основания для привлечения к субсидиарной ответственности

Третий раздел Письма «Общие основания для привлечения к субсидиарной ответственности». Что за общие основания? Они очень и очень простые, изложены в пункте 1 статьи 61.11.

Первое: юрлицо не может заплатить все недоимки, пени или штрафы – есть основание для привлечения к субсидиарной ответственности всех, кто контролировал данного должника. Это гениальное решение проблем государства.

Просто гениальное…

Какой алгоритм? Назначают виновным и компанию, которая не может расплатиться с бюджетом, и всех, кто контролировал эту компанию. На следующем шаге виновная компания не может расплатиться. Затем доказывают связь виновного и того, кто контролировал организацию.

Чтобы стать невиновным, вы сами должны доказать, что не обязаны нести субсидиарную ответственность. Как пишут налоговики, это сделано для ускорения проведения судебных процессов. А я пишу: это сделано для ускорения разорения всех, кто был связан с бизнесом.

Такой мой вывод.

Вывод №14: и опять про КДЛ

Размер субсидиарной ответственности теперь всегда будет равен размеру всех непогашенных требований. Можно уйти от субсидиарной ответственности, если сумма требований налоговиков к основной компании после выездной проверки будет меньше активов. Т.е. компанию разорят за счет активов, либо в реестре требований кредиторов сумма требований налоговиков будет меньше 50%.

Мы прекрасно понимаем, что после выездной налоговой проверки в части, касающейся реестра требований кредиторов, сумма требований налоговиков всегда будет больше 50%. Соответственно, у налоговиков всегда будет возможность объявить кого угодно КДЛ и заставить нести субсидиарную ответственность.

Вывод №15: условия вины КДЛ

КДЛ виноват, если выполнено хотя бы одно условие. Первое: были выведены активы в нарушение норм пункта 2 статьи 61.11 и статей 61.2, 61.3. Откройте, почитайте. Если не прошло трех лет и были нарушены условия статей 61.11, 61.2, 61.

3, активы будут изъяты в пользу бюджета. Либо были выведены деньги, или было продано что-то дешевле, или бухгалтерские документы левые… Например, налоговики пришли в компанию на классической системе налогообложения, которая была связана с обналом.

Доначислили налоги, компания не может расплатиться по долгам перед бюджетом. Налоговики запускают процедуру банкротства, становятся основным кредитором этой компании. С компании взять уже нечего, и налоговики назначают отвечать за долги этой компании директора, учредителя, бухгалтера, финансового директора и т.д.

, т.е. их назначат КДЛ. В каких случаях все эти люди будут нести субсидиарную ответственность?

  • Первый случай: из этой компании не очень чисто были выведены активы за истекшие три года;
  • Второй случай: в этой компании бухгалтерские документы немножко не в порядке;
  • Третий случай: у налоговиков присутствует больше 50% реестра требований кредиторов, так называемого РТК. Или единоличный исполнительный орган ранее был наказан в административном, уголовном или налоговом порядке. Субсидиарка возлагается автоматически;
  • Четвертый случай: нет бухгалтерских документов. Как минимум, учредитель, как минимум, директор и главбух несут субсидиарную ответственность всем своим личным имуществом.
  • Пятый случай: в едином государственном реестре юридических лиц или в едином федеральном реестре сведений о фактах деятельности юрлиц (ЕФРСФДЮЛ) указаны левые данные.

Вот пять критериев, при которых будет субсидиарная ответственность.

Вывод №16: про презумпции привлечения к субсидиарной ответственности

4.1. Первая презумпция привлечения к субсидиарной ответственности. Итак, первая презумпция – это вывод активов. Сделки признавать недействительными не надо, чтобы КДЛ понес субсидиарную ответственность. Просто признаем его виновным, и все. Теперь сразу КДЛ объявляется виновным и несущим субсидиарную ответственность.

Если суд это подтвердит, все совершенные вашей организацией сделки, указанные налоговиками в иске, автоматически объявляются недействительными. Конечно, это кайф, это просто восхитительно. Если сделки уже признаны судом недействительными, тогда и доказывать ничего не надо: виноват сразу, без доказательств и права на защиту у тебя нет.

Если у налоговиков больше 10% РТК, тогда они могут сами подать в суд иск о признании сделок недействительными на основании пункта 2 статьи 61.9.

Если у налоговиков меньше 10% РТК, тогда налоговики ждут пока другие кредиторы подадут в суд, либо воспользуются другими нормами.

Например, подадут в суд уже как требования к лицам, контролирующим юрлицо, компенсировать убытки бюджету вне рамок дела о банкротстве.

Дамы и господа, про остальные данные я расскажу в шестой серии. Удачи в делах, не грустите, не расстраивайтесь. Когда вас ведут на виселицу, поздно расстраиваться… Надо философски к этому отнестись.

Философски… Я попробую найти для вас решения. Кое-какие решения, как сохранить заработанное, даже если вы были связаны с обналом, я постараюсь дать на семинарах.

Подписывайтесь на наш канал, ибо здесь я стараюсь давать решения.

Спасибо.

P.S. Следующая серия выйдет 5 октября.

Смотреть предыдущие серии

ЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР В МОСКВЕ 12-13 ОКТЯБРЯЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ 30-31 ОКТЯБРЯЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР В КАЗАНИ 7-8 НОЯБРЯ

(Visited 227 times, 1 visits today)

Источник: https://turov.pro/seriya-5-subsidiarnaya-otvetstvennost-i-kdl-c/

Административное право
Добавить комментарий