Могут ли уволить врача с гепатитом С

Гепатит С: как бороться с вирусом, когда не знаешь, что болен?

Могут ли уволить врача с гепатитом С

Валерия Перассо Корреспондент Би-би-си по социальным проблемам

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption Игрушечная модель вируса во время проведения Всемирного дня борьбы с гепатитом в 2014 году в Мумбаи

Гепатит С – глобальная проблема для здравоохранения, которая приводит к росту смертности по всему миру. Но подавляющее большинство больных даже не догадываются о том, что инфицированы, поэтому в борьбе с гепатитом решающую роль играет своевременное обследование. В Индии, Нидерландах, Монголии и Австралии помочь привлечь внимание к проблеме призваны специальные образовательные программы.

Медики называют ситуацию с гепатитом С “тихой эпидемией”. Ошеломляющее количество зараженных – 95% – не догадываются о том, что являются носителями заболевания.

Большая часть из 150 млн больных гепатитом по всему миру не получает никакого лечения. При этом каждый год от этого заболевания умирает около 700 тысяч человек. Гепатит С – самый серьезный тип инфекции печени, и единственный, от которого не существует вакцины.

Люди могут не замечать симптомов этого заболевания годами. Но когда они обнаруживают, что заражены вирусом гепатита С, чаще всего лечить его уже слишком поздно, и поражение печение перерастает в цирроз и даже рак.

В то время как смертность от других заболеваний, достигших масштабов мировой эпидемии (СПИДа, малярии, туберкулеза), за последние 15 лет снизилась, число смертей от гепатита С только растет.

Эксперты считают, что к такой печальной статистике приводит недостаток финансирования и внимания со стороны политиков к гепатиту по сравнению с другими заболеваниям.

Хотя передающиеся через кровь вирусы могут попасть в организм из-за неправильно проведенного переливания крови или плохо стерилизованных медицинских приборов, чаще всего это происходит при использовании общих шприцов.

Две трети случаев заболевания гепатитом по всем миру в последнее время связаны именно с несоблюдением правил гигиены среди инъекционных наркоманов.

“Нам нужно начать что-то делать, чтобы люди перестали понапрасну умирать от гепатита”, – говорит в интервью Би-би-си доктор Готтфрид Хиршолл, директор мировой программы по борьбе с гепатитом при ВОЗ.

Решающую роль играет своевременное обследование – как только вирус обнаружен, в 90% случаев могут помочь антивирусные препараты. Поэтому многие страны по всему миру пытаются найти способ привлечь внимание людей к необходимости регулярно сдавать анализы.

Один из проектов ВОЗ проходил в Манипуре, небольшом штате на северо-востоке Индии, где гепатит С свирепствует именно среди наркоманов – почти 98% из них инфицированы.

И хотя в регионе часто проходят тестирования на ВИЧ, массовые обследования на предмет заболевания гепатитом там не проводились.

Благодаря усилиям местной общины по всему штату были организованы центры для сдачи анализов.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Большинство новых случаев заболевания вирусом гепатита С происходит среди наркоманов, которые используют общие шприцы для внутривенных инъекций

“Мы провели общий скрининг с фармацевтической компанией, которая предоставила нам наборы для быстрого тестирования крови на антитела к вирусу”, – рассказывает Ражкумар Налиниканта, глава одной из местных НКО.

Около 1100 человек приняли участие в массовом обследовании, и у половины из них результат анализа на гепатит оказался положительным.

“Нам также удалось договориться с фармацевтами о скидке на лечение: если до проведения обследования цена на противовирусные препараты в штате была очень высокой, то после она оказалась самой низкой во всей стране”, – добавляет Налиниканта.

Велосипедная кампания

В Нидерландах запустили сайт, на котором можно пройти самодиагностику – тест выявляет группы риска среди населения.

А для того чтобы люди зашли на этот сайт, была проведена общественная кампания: активисты раздавали красные чехлы для велосипедных сидений.

Правообладатель иллюстрации PUBLIC HEALTH SYSTEM OF AMSTERDAM Image caption Кампания с использованием красных чехлов для сидений велосипедов привлекла внимание многих жителей Нидерландов к проблеме заражения гепатитом С

“У нас очень многие передвигаются на велосипедах, поэтому мы использовали именно такой способ привлечь внимание людей, – рассказал Би-би-си Янке Шинкель из департамента здравоохранения Амстердама. – Мы отправились на вокзал, где на велостоянке сразу можно было охватить много велосипедистов. А оттуда люди уже сами развезли наши агитматериалы по всему городу на своих велосипедах”.

Те, кто попал в группу риску после прохождения онлайн-теста, могли скачать направление на бесплатный и анонимный тест – его результаты тоже можно было получить онлайн, через неделю.

В общей сложности сайт посетила 41 тысяча человек, привлечь внимание которых другим способом было бы довольно сложно.

“Я думаю, что огромное значение имел фактор анонимности в интернете, – говорит Шинкель. – Наша цель заключается в том, чтобы сократить число новых случаев заболевания. В Нидерландах они встречаются не среди наркоманов, а среди гомосексуалов. Гепатит С не считается венерическим заболеванием, поэтому нет финансирования для проведения анализов и врачи о нем не знают”.

Правообладатель иллюстрации FIRE Image caption Монголия занимает третье место в мире по уровню распространения вируса гепатита С, поэтому такое значение имеют регулярные скрининги населения

От деревней до тюремных камер

Монголия – страна с самым высоким уровнем заболевания раком печени в мире, он в шесть раз выше среднего международного показателя.

Кроме того, Монголия занимает третье место по количеству больных вирусным гепатитом на душу населения – больше только в Египте и Габоне.

С 2011 года в стране проводят массовые скрининги в пунктах первой помощи в деревнях. Организация FIRE работает с людьми, находящимися в группе риска – например, с теми, у кого в семье были случаи заболевания раком. Им предлагают сдать бесплатный анализ крови. Как выяснилось, в случае с местным населением эффективнее всего оказалось действовать через терапевтов.

По словам исполнительно директора FIRE Мередит Поттс, организация планирует расширение и вскоре ее специалисты будут работать в 21 регионе страны.

Правообладатель иллюстрации AFP Image caption В 2011 году жители города Хэфэй в Китае пытались добиться наказания для персонала больницы, признавшегося в повторном использовании шприцев, в результате чего 150 человек (в основном дети) оказались заражены вирусом гепатита С

В Австралии тоже столкнулись с эпидемией гепатита С, но в специфической форме: половина заключенных страны оказалась инфицирована.

Тестовую программу борьбы с заболеванием запустили в штате Виктория, где в 13 местах лишения свободы заключенным предложили пройти обследование на вирус гепатита при поступлении в тюрьму и при переводе из другого места заключения. Такая практика применялась впервые в мире.

Те, у кого тест оказался положительным, наблюдались у гепатолога в течение всего срока заключения.

Другие программы диагностики были внедрены в Египет, Грузии и Кении.

Тем не менее некоторые эксперты сомневаются, что усилия по проведению обследований что-то изменят, пока препараты для лечения гепатита С остаются дорогими – несмотря на относительное дешевизну их производства.

Некоторым странам удалось значительно снизить цены на лекарства, выведя на рынок так называемые дженерики – препараты, содержащие те же активные вещества, что и патентованные средства, и по своей эффективности почти не отличающиеся от них, однако значительно более дешевые.

Но поворотный момент в борьбе с гепатитом С, по мнению экспертов, наступит тогда, когда ответственные за это лица сделают все, чтобы обследование и лечение заболевания стало доступным и недорогим процессом.

Правообладатель иллюстрации ВВС

  • Гепатитом С болеют во всем мире, но наиболее зараженные регионы – это Центральная и Восточная Азия, а также Африка.
  • Самый высокий в мире показатель распространения вируса гепатита С – в Египте, где заражены 7,8% общего населения страны (Центр анализа заболеваний, 2013)
  • После Египта в списке самых зараженных стран следуют Габон, Монголия, Камерун, Сьерра-Леоне, Того, Чад, Нигерия, Нигер, Пакистан, Сенегал, Гана, Либерия и Узбекистан.
  • В абсолютном выражении страны с самым большим количеством случаев заболевания гепатитом С – это Китай, Нигерия, Пакистан, Египет, Индия и Россия.
  • Самая высокая смертность от гепатита зарегистрирована в Океании, странах Африки к югу от Сахары и Центральной Азии
  • По данным ВОЗ, в отличие от ВИЧ, который в основном встречается в странах с низким уровнем дохода населения, 58% смертей от гепатита происходит в странах со средним и высоким уровнем доходов.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-36913873

Россияне с хроническим вирусным гепатитом должны получать лечение по ОМС

Могут ли уволить врача с гепатитом С

По статистике, на долю сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний приходится более 65% преждевременного ухода из жизни. Но есть еще один “убийца” – вирусный гепатит. Иногда его называют “ласковым”: он менее заметен и годами может существовать “втихаря”, не заявляя о себе.

И это особенно опасно. Потому что когда он о себе заявляет, лечение может оказаться уже менее, а порой и вовсе неэффективным.

У “ласкового убийцы” одна особенность: он обычно действует не сам по себе, а вкупе с тяжелейшими заболеваниями – гемофилией, хронической почечной недостаточностью, сахарным диабетом. Противостояние этому недугу ведется постоянно. По-разному.

Московская область первая в России добилась доступности лечения вирусных гепатитов с помощью новейших методик и препаратов в рамках ОМС. Как это удалось, обозревателю “РГ” рассказал главный гепатолог Минздрава Московской области Павел Богомолов.

Павел Олегович, пять лет назад вы разработали унифицированные стандарты диагностики и лечения больных вирусными гепатитами в рамках ОМС. Подчеркиваю: именно в рамках ОМС…

Павел Богомолов: Это действительно очень важно.

Но почему вашему уникальному примеру последовали не все регионы, ведь деньги ОМС они получают?

Павел Богомолов: Дайте время, и наш уникальный опыт станет всеобщим достоянием. Это приведет к значительному снижению бремени гепатитов на экономику страны. Приведу цифры: за 5 лет реализации проекта заболеваемость острым гепатитом С в Московской области снизилась в 5 раз, заболеваемость хроническим гепатитом С ниже, чем в РФ в три раза.

В чем суть программы?

Павел Богомолов: Все граждане РФ с диагнозом “хронический вирусный гепатит” могут по полису ОМС получить стандартизированное обследование и лечение самыми эффективными лекарственными препаратами.

Челябинская область первой в стране лечит гепатит только новым методом

Все? Почему же не получают?

Павел Богомолов: Вы удивитесь, но срабатывает так называемый человеческий фактор. Убежден: при желании, адекватном распределении ресурсов можно добиться того, чего добилась Московская область.

Вы не держите в секрете свою программу. Вам не нравится быть обладателем уникального опыта?

Павел Богомолов: Охрана здоровья людей и уникальность не совсем совмещаются. Все лучшее, все новое, что есть, должно быть не уникальным, а всеобщим достоянием.

Легко сказать! Но даже пройти плановую диспансеризацию не просто. Во-первых, мы сами неохотно идем к врачу. Во-вторых, в поликлиниках нередко такая обстановка, что даже здоровый не может ее вынести.

К тому же, если не ошибаюсь, исследования на маркеры гепатитов В и С не входят в программу диспансеризации. Лично мне это кажется диким. Вы не любите резких слов, потому вы скажете, что это странно.

Павел Богомолов: Не все так просто. Наверное, нуждается в пересмотре программа диспансеризации. Это касается не только гепатитов.

Видимо, не везде и не все осознали, что в наше время медицина должна строиться на принципах “4П”: предикативность (предсказательность), профилактика, персонализация, партисипативность, то есть вовлеченность в процесс и пациентов, и врачей.

И следуя этим принципам, мы проводим – не пугайтесь банальности – ­санпросветработу. Объясняем и врачам, и пациентам, и членам их семей, что такое болезни ­печени, вирусный гепатит в частности. Как им можно заразиться, как он передается, как лечится.

При этом объясняете, например, то, что нельзя подхватить гепатит во время поцелуя, укола, лечения зубов?

Павел Богомолов: Это разные вещи. Если речь о гепатитах В, С, Д, то поцелуи, питье из одной чашки, рукопожатия и объятия безопасны. Эти гепатиты не передаются. А вот гепатиты А и E передаются именно таким путем. И это надо знать.

В Московской области ­заболеваемость хроническим гепатитом С в три раза ниже, чем в среднем по России

Вернемся к санпросвету: а дальше что?

Павел Богомолов: Информированный пациент обращается к информированному врачу. Пациент приходит к врачу общей практики, который специально ориентирован не только на выявление, но и на правильную маршрутизацию к врачам-гепатологам.

Гепатологи есть во всех медучреждениях Московской области?

Павел Богомолов: По большому счету гепатолог – это ориентированность врача на выявление и лечение заболеваний печени. И к этому мы постоянно готовим врачей. А на практике реализуем принцип мультидисциплинарной команды. Увлечение узкими специалистами не всегда на пользу, особенно в первичном звене.

И кстати, если мы уже об этом говорим, медицинские вузы должны сделать акцент на подготовке мультидисциплинарного врача. Оптимальный путь, когда во врачебную команду входят специалисты разных профилей.

И еще: в Московской области, а в ней живет 7,5 млн человек, в каждом медицинском округе есть свой окружной гепатолог.

Как не заразиться гепатитом С

Вы проводили совещание, где рассказывали о своей программе. Оно проходило на базе МОНИКИ имени Владимирского. Во время совещания не раз напоминалось, что каждый его участник может пойти и обследоваться на гепатит С. В тот день болезнь выявили у одного человека. А в зале было примерно 100 человек. Почему повсеместно нет такой практики? Это же не дорого стоит.

Павел Богомолов: Мы снова говорим о человеческом факторе. При желании такое возможно. Тем более летом, когда много людей в парках, когда проводятся дни здоровья. Там можно учить не только скандинавской ходьбе, но и проверять на гепатит С. Вложения минимальны, а отдача огромная. А главная составляющая нашего успеха, как мне кажется, в том, что у нас есть доступные препараты.

Хронический вирусный гепатит – одно из немногих заболеваний, которые излечиваются. И в рамках ОМС мы обеспечиваем лечение самыми эффективными лекарствами: более 90% наших больных навсегда забывают о гепатитной проблеме. Это препараты не интерфероновой группы. Интерферон постепенно уходит из практики лечения вирусных гепатитов. Появляются более эффективные схемы.

Они намного дороже, но по силам ОМС.

По некоторым данным, в России 3 миллиона больных хроническим гепатитом С, в том числе дети. Какова их судьба?

Павел Богомолов: Есть пациенты, требующие особого внимания. Например, пациенты с гемофилией, пациенты на программном гемодиализе и, конечно, дети. Московская область – первый регион РФ, в котором обеспечена массовая противовирусная терапия. Из 39 пациентов с гемофилией не вылечился только один. Результаты лечения детей более оптимистичны.

Мы первыми в стране начали лечение детей по безынтерфероновым схемам. Предварительные результаты радуют. Массовая противовирусная терапия особенно значима в снижении распространенности гепатита С. Акцентирую на этом внимание потому, что излеченные сегодня дети дают основание полагать, что в будущем проблема гепатитов утратит свою актуальность.

Источник: https://rg.ru/2018/08/09/reg-cfo/rossiiane-s-hronicheskim-virusnym-gepatitom-dolzhny-poluchat-lechenie-po-oms.html

У меня подозревают гепатит с. что делать? — meduza

Могут ли уволить врача с гепатитом С
Перейти к материалам

Партнерский материал

По данным ВОЗ, на планете 71 миллион человек страдает хронической инфекцией, вызванной вирусом гепатита С.

 В России полноценный федеральный регистр пациентов с вирусным гепатитом отсутствует, а в регионах не всегда ведут систематизированный учет, поэтому точных данных о заболевших нет.

По оценкам референс-центра Роспотребнадзора, около 5,8 миллиона человек являются носителями вируса гепатита С.

При этом в России с лечением гепатита С современными препаратами все сложно, у государства получается обеспечить лекарствами лишь небольшое количество пациентов, а лечиться за свой счет очень дорого. Вместе с компанией «Европ Ассистанс СНГ» разбираемся, какие варианты борьбы с вирусом существуют и что нужно сделать, чтобы получить необходимую терапию.

Заразиться гепатитом С может любой человек. Вирус передается при взаимодействии с инфицированной кровью, а именно — при ее попадании в кровоток здорового человека. И ситуаций (в том числе бытовых), при которых это возможно, довольно много. Вот лишь некоторые:

  • Если медицинские манипуляции выполнялись нестерильными инструментами. То же самое касается пирсинга и татуировок. Сюда же относится небезопасное переливание крови и пересадка органов. Только в 2004 году в России появился четкий регламент проверки донорской крови, в том числе проверки на гепатит С, до этого момента в принципе не было технологий, позволяющих серийно выявлять гепатит С.
  • Если человек контактировал с зараженной кровью, например при совместном использовании зубных щеток, ножниц и бритв. 
  • Если человек не предохранялся во время секса с партнером, у которого диагностирован гепатит С.

Другой распространенный способ передачи вируса — введение инъекционных наркотиков. 67% людей, употребляющих наркотики таким способом, в разное время заразились вирусом гепатита С.

Есть два варианта развития событий. Дело в том, что при попадании вируса в организм иммунная система начинает с ним бороться (это называется острая форма гепатита С) и иногда даже одерживает верх — 15–25% людей избавляются от вируса без лечения.

Но в остальных 75–85% случаев инфекция становится хронической. Если болезнь диагностируется на ранних стадиях, врач, скорее всего, не назначит терапию, а попросит сдать еще один анализ крови через несколько месяцев, чтобы посмотреть, борется ли организм с вирусом.

Если инфекция длится в течение нескольких месяцев, она становится хронической и требует лечения.

Первый анализ, который необходим, — это тест на определение антител к вирусу (анти-HCV). Положительный результат говорит либо о перенесенном гепатите С в прошлом, либо о его хронической или острой форме в настоящем. Так как для постановки диагноза этих данных недостаточно, врач назначит еще один анализ крови — анализ на наличие РНК вируса.

С его помощью можно определить генотип вируса и его активность. Положительный результат обоих тестов говорит о том, что у человека гепатит С — в острой или хронической форме. Также врач захочет проверить состояние печени на момент постановки диагноза, чтобы определить, насколько она повреждена.

Для этого могут понадобиться дополнительные анализы крови, УЗИ или, что реже, биопсия.

Теоретически можно, но по факту придется постараться. Единой федеральной программы оказания помощи нет — в каждом регионе все по-своему. Тем не менее есть несколько базовых шагов, которые необходимо предпринять всем, кому нужна терапия (вне зависимости от места проживания):

  1. Получить у врача, который поставил диагноз, письменное направление в региональный гепатологический центр. Именно там будет решаться вопрос о назначении противовирусного лечения. Часто эти центры располагаются на базе центров СПИДа и инфекционных больниц.
  2. В гепатологическом центре пройти более детальное обследование. Некоторые исследования и анализы входят в программу госгарантий, а некоторые нет — это нужно уточнять у врача. По результатам анализов будет принято решение, начинать терапию или отложить. В первую очередь лечением обеспечивают людей с запущенной формой заболевания — с продвинутыми и высокой вирусной активностью. Остальных обычно просят подождать.
  3. Продолжать наблюдаться у врача — он должен помнить, что пациент нуждается в лекарствах (так есть вероятность, что при закупке препаратов это учтут).

Скорее всего, интерферонами. Безынтерфероновое лечение за счет государства получить еще сложнее. В России зарегистрированы оригинальные ПППД — даклатасвир и софосбувир. Оба препарата включены в рекомендации ВОЗ и Минздрава, но стоимость может превышать 900 тысяч рублей за курс. Из-за этого в 2016 году государство обеспечило препаратами всего 8792 пациентов.

Купить оригинальные препараты за свои деньги. Лекарства можно приобрести в российских аптеках, но опять же проблема в цене. Средняя цена на софосбувир — 250 тысяч рублей за упаковку.

Другой вариант — лечение дженериками. Например, фармкомпания Gilead Sciences, производящая софосбувир, под общественным давлением открыла патент и разрешила производить дженерики этого препарата многим странам Африки и Азии (России, увы, среди них нет).

И уже есть предварительные данные, которые говорят о том, что эффективность аналогов даклатасвира и софосбувира сопоставима с оригинальными препаратами.

Можно выехать за границу с рецептом на русском и английском языке, приобрести там более дешевый дженерик и легально ввезти его для личного пользования. Или уехать за рубеж и пройти лечение там.

Выбор страны зависит от того, разрешены ли там и применяются ли там дженерики. Так, например, Министерство здравоохранения Египта запустило программу медицинского туризма, направленную на лечение гепатита C. В Индии и некоторых развивающихся странах абсолютно официально применяют индийские дженерики софосбувира (они существенно дешевле египетских аналогов).

С лечением в Индии помогает компания «Европ Ассистанс СНГ», сотрудничающая со многими крупными страховыми компаниями.

В рамках проекта «Лечение гепатита С в Индии» пациентов лечат противовирусными препаратами прямого действия — софосбувиром, даклатасвиром — и комбинированным препаратом софосбувир/ледипасвир, — все их сложно получить в России.

Представители «Европ Ассистанс СНГ» берут на себя организацию поездки от и до, включая перелет, проживание, услуги переводчика и медицинское сопровождение. Подробнее об условиях и ценах можно узнать на сайте компании.

Партнерский материал

Источник: https://meduza.io/cards/u-menya-podozrevayut-gepatit-s-chto-delat

«Когда у меня обнаружили гепатит С, я сказала мужу: «Ищи себе новую жену…»

Могут ли уволить врача с гепатитом С

Пять красивых улыбчивых женщин в кафе в центре Минска. На столе – десерты, чай и никакого алкоголя: вирус в крови диктует и диету, и отношение к жизни.

Три из пяти на терапии: у Иры только отрастают волосы, Алена и Катя предупреждают, что им сейчас сложнее сосредоточиться… Лечение гепатита С – это, фактически, химиотерапия.

Пока они перешучиваются о болезни и врачах, я думаю, что не удивилась бы диагнозу у себя или друзей. Я хожу к стоматологу, косметологу, причем на маникюр и к парикмахеру даже на дом, а это – особый риск.

Болезнь может протекать бессимптомно, ну разве что усталость, от еды может быть тошнота, а после алкоголя – похмелье очень, слишком тяжелое… Знакомо многим, верно? И кто после этого пошел проверяться на гепатит?..

Чтобы не было новых случаев, а заболевшим помогли вылечиться, люди, объединенные до того только форумом, создали организацию «Вместе против гепатита». И согласились рассказать свои истории.

«Зная о диагнозе, я родила здоровую дочку»

Ирина, 28 лет, о болезни узнала пять лет назад.

– Я родила долгожданного первенца и через два месяца пришла к врачу: жаловалась на тошноту, слабость … Получите, распишитесь: острая форма гепатита С. Я была в шоке, вот моя карта беременной – все в порядке! Эти два месяца я сидела дома. Не была ни в парикмахерской, ни у стоматолога! «Не может быть», сказали мне. «Вы просто забыли». Что я скажу?… Гепатита не было – теперь он есть.

Врач объяснила так: эта болезнь приводит к раку, циррозу и смерти (девушки за столом смеются и кивают: примерно так объяснили всем. – Авт). Я была в шоке. Вернулась домой и сказала: извини, дорогой, но тебе нужно искать другую жену. У тебя еще будет полноценная семья, дети…

Муж терпел все те месяцы, пока проходила моя адаптация к болезни. Сейчас мы научились с ней жить. Я родила здоровую девочку, хотя врачи советовали сделать аборт. Было много негатива. Врач в гинекологическом отделении, читая мою карту, говорила: “Так, гепатит С… Наркоманка, что ли?” Все это очень задевало.

О лечении мне сказали так: «Говорят, гепатит лечится, но у вас, наверное, нет столько денег. Поэтому вот вам диета – соблюдайте!». Первые два года я просто ничего не делала. Только на форуме для таких же больных я узнала, что гепатит лечится. Сейчас я на терапии, 33 из 48 недель позади.

«Я не лечусь, и это осознанное решение»

Снежана, 39 лет, узнала о болезни три года назад.

– Мы попали в аварию. Муж разбился насмерть, меня привезли в больницу под Бобруйском. Я успела сказать группу крови и подписать бумагу на переливание. Потом меня отправили в Минск. Врачам я очень благодарна, меня собрали по частям… В Минске делали анализ на гепатит – отрицательный. Через полгода повторный – положительный. Операции? Переливание крови? Скорее всего. Но доказать невозможно.

Я не лечусь. У меня трое детей, я должна их содержать. Не бедствую, но нет возможности собрать несколько тысяч долларов. Поэтому мой вынужденный выбор – не начинать лечение.

Конечно, я предупреждаю стоматологов, контролирую свое состояние, соблюдаю жесткую диету, никакого алкоголя… Мне сказали, что лет через 5 могут уменьшиться цены на лекарства, или появятся новые, или государство поможет. Других вариантов я не вижу.

ФАКТЫ И МИФЫ О ГЕПАТИТЕ

МИФ. Гепатит С не лечится

Лечится, хотя выздоравливают не все. Но если вирус удалось победить, то человек полностью здоров. Другое дело, не все готовы его лечить и по финансовым, и по личным соображениям.

Есть две реакции на диагноз. Первая – шок, жизнь кончена. На форуме больных гепатитом девушка написала, что отказалась выходить замуж, боится заразить мужа, родить больного ребенка. И не начинает лечение: ее убедили, что это просто выброшенные деньги.

Второй тип реакции: человек не меняет образ жизни, пьет алкоголь, не соблюдает диету, никому не говорит о диагнозе. Ходит в стоматологию, на педикюр-маникюр. Он – живой источник опасности и будущий клиент больницы с циррозом печени.

– Я сдавала анализы перед операцией, и обнаружился гепатит. Откуда он, я не знаю, – 34-летняя Алена узнала о болезни в начале этого года.

– Я думала, что умру, и никогда не будет мужа, детей… Попала на форум, где за два дня меня откачали. Сейчас я прохожу лечение. Мне выпал счастливый билет – третий генотип вируса, лечение дешевле и проще.

Я замужем, через три месяца заканчиваю терапию. Вирус уже не обнаруживается в крови, надеемся, все будет хорошо.

Если анализ положительный – не паникуйте, не отчаивайтесь. Приходите на форум, или в объединение: вас поддержат люди, которые сами через это прошли или проходят.

ФАКТ. Лечение за $13 тысяч многим недоступно

По подсчетам больных, лечение первого генотипа гепатита С, самого распространенного, стоит минимум $12,5 тысяч. Еще до 1000 уходит на анализы. Другие генотипы стоят меньше, например, третий – $ 5 тысяч.

– Я знаю девушку в Брестской области, она живет одна с ребенком и не лечится. Для нее это нереальные деньги, – говорит Снежана. – Пока государство не будет финансово поддерживать, ситуация для людей, особенно из регионов, не изменится.

В России во многих областях гепатит лечат за счет бюджета. В Украине и Казахстане – компенсируют часть лечения, в Грузии – делают его дешевле на 60%.

– У нас пока нет госпрограммы по гепатиту С. Но если сядут за стол переговоров чиновники, врачи, пациенты и представители фарм-компаний, можно снизить цену на препараты, – считают в организации. Найти вариант беспроцентных кредитов, рассрочек.

Есть и хорошие новости. Во-первых, объединению удалось договориться с двумя лабораториями в Минске на скидку 20 – 25% на анализы, которые касаются гепатита С и его лечения.

Во-вторых, осенью в Беларуси ждут российский препарат, который снизит стоимость лечения до $8 – 9 тысяч. Сейчас больные ездят за ним в Россию, чаще всего в Смоленск, и возят домой в термосумках.

МИФ. Вирус передается через все

Вирус гепатита С передается только через кровь. Вирус НЕ передается: воздушно-капельным путем (разговор, чихание, со слюной и т. д), при рукопожатии, объятиях, пользовании общей посудой.

– Мы живем обычной жизнью. Можно есть из одной тарелки, целовать детей и мужа… Многие пары живут годами, не заражают друг друга, не заражают детей, – говорит Ирина.

Этот миф доставляет много неприятных эмоций больным гепатитом. Инфекционисты, конечно, знают о болезни все. Но не всегда так же информированы врачи других направлений, а уж тем более посторонние люди, коллеги по работе.

ФАКТ. Можно заразиться при маникюре или тату

Раньше чаще заражались инъекционные наркоманы, сейчас растет процент других способов передачи.

– Нас пять женщин, и никто из нас не кололся. У всех были операции, переливание крови, роды… – объясняет Ирина.

– …или мы не знаем, откуда болезнь, – вступает в разговор Катя. – Бытовой способ довольно редкий. Но он возможен. Например, стоматология или косметологический кабинет. Человеческий фактор, плохо обработали инструменты… Капля крови, порез. Использование одной бритвы, зубной щетки… Риск есть всегда.

– Когда я вижу маникюрные столики у нас или за границей, я прихожу в ужас, – говорит Ирина. – Это огромная опасность, как и татуировки или пирсинг неизвестно у кого.

Мнение девушек подтверждают и врачи, и официальная статистика (см. БУДЬ В КУРСЕ!).

ПОЛЕЗНЫЕ АДРЕСА

www.antihep.by – сайт общественного объединения «Вместе против гепатита», созданного в апреле 2014 года. Совместными усилиями пациентов, чиновников и врачей они надеются снизить заболеваемость, добиться доступных цен на лечение, оказывают психологическую и консультационную поддержку.

http://forum.by-hepatit.net – форум для больных гепатитом.

СПРАВКА «КП»

В мире пять видов гепатита. А и Е передаются через загрязненную воду и продукты. B, C и D – через кровь и другие жидкости тела, в которые попала кровь.

Больше всего (70%) в Беларуси болеют гепатитом С. Это инфекционное заболевание печени, развивается незаметно, без симптомов, чаще всего переходит в хроническую форму.

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

В прошлом году в Беларуси выявлено 7 тысяч больных разными типами гепатита. Для сравнения: заразившихся ВИЧ – 1,5 тысячи.

В середине 2013 года в Беларуси было около 40 тысяч зарегистрированных больных гепатитом С. На начало этого года – около 45 тысяч. По оценкам ВОЗ рост заболеваемости в нашем регионе 9 – 12% в год.

БУДЬ В КУРСЕ!

Как в Беларуси заражаются гепатитом С:

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

– На сегодняшний день отмечается существенное снижение острых форм гепатита.

Но количество больных с хроническими гепатитами, которые выявляются впервые, отмечается определенный рост, – говорит Людмила Жмуровская, завотделением вирусассоциированных циррозов печени Городской клинической инфекционной. – Не потому, что так плохо все, а потому, что население начало более тщательно обследоваться.

Источник: https://www.kp.by/daily/26261.7/3139467/

Большинство больных гепатитом С заразились им случайно – МК

Могут ли уволить врача с гепатитом С

«Ласковый убийца» грозит каждому

«Если б не гепатит, я бы не узнала жизни»

По экспертным оценкам, в мире гепатитом С больны 170–180 млн человек. Это больше населения России. Но многие и не подозревают, что больны, — специфических проявлений гепатита С не существует. Разве что астения.

Но кто не чувствовал усталости, не жаловался на плохой аппетит, дискомфорт в животе, плохое настроение, недомогание?.. При этом вряд ли хоть кто-то подозревает, что это могут быть симптомы гепатита С. У большинства же людей эта болезнь не проявляется никак и дает знать о себе лет через 20–30.

Причем часто уже на стадии фиброза или цирроза печени, как это произошло с Ниной.

Много лет назад она сделала «женскую» операцию. Еще она лечила зубы, ходила на педикюр, удаляла вены на ногах. В общем, как и все мы, вела рискованный с точки зрения заражения гепатитом С образ жизни.

Через какое-то время у женщины начали болеть суставы пальцев. Врач на жалобу внимания не обратила. «Я привыкла следить за здоровьем, моя мама была кандидатом медицинских наук, а дедушка — проректором мединститута.

Анализы на гепатит С сдала по страховке на работе — и у меня выявили антитела. Врач из поликлиники сказала, что гепатит «свежий». Лишь из Интернета я узнала, что нужно сдать биопсию, — она и показала, что у меня начальная стадия цирроза.

То есть я болею, скорее всего, лет 20–30, и нужно срочно лечиться», — рассказывает Нина.

48-недельный курс лечения стоил около 600 тысяч рублей. Таких денег у Нины не было. Но из Интернета она узнала о начале клинических исследований новой схемы лечения (в ней к курсу лечения добавлялся новый препарат) и решила стать добровольцем. Но…

бесплатно давали лишь новое лекарство, а остальные два — за свой счет. То есть за те же 600 тысяч. «Вроде живешь здоровым человеком, а тут выясняется, что у тебя болезнь «наркоманов и проституток». И оплачивать лечение никто не будет.

Чудом удалось выбить квоту на первое время, но через 8 уколов лимит кончился, и сказали: либо плати сама, либо не лечись», — продолжает Нина.

Женщина взяла кредит, работала как лошадь, покупала самые дешевые лекарства через Интернет (даже без инструкции на русском!). Лечение оказалось тяжелым испытанием не только для финансов: кружилась голова, путались мысли, выпадали волосы, появился кашель, по телу пошла сыпь…

Сначала вирус из крови исчез, но через 24 недели вернулся. Врачи сказали, что терапия неэффективна, и прекратили ее. «Самое эффективное лечение мне не подошло, и я жду, когда в 2015 году в стране зарегистрируют новый препарат. С работы меня уволили, когда узнали о диагнозе.

Два года я добивалась инвалидности — дали на днях, да и то чудом: у меня пошла кровь носом прямо при комиссии. Зато с болезнью я стала больше ценить жизнь. Возможно, если б не гепатит, я бы и не начала жить по-настоящему. Добрые дела нельзя откладывать, надо жить так, чтобы не было стыдно.

Настанет момент, когда я не смогу подняться по лестнице, поэтому я ценю то, что есть сейчас. Да и вдруг в отпущенное мне время в медицине случится прорыв?..» — рассуждает Нина.

Потерянные пациенты

При любом гепатите клетки печени гибнут и замещаются соединительной тканью, которая не может выполнять ни одной из пяти сотен функций этого важного органа. Вирусных гепатитов известно сегодня как минимум 5. А и Е передаются через пищу и воду. С, D и В — через кровь и при половых контактах.

Гепатит С (этот вирус был открыт лишь в 1989 году) имеет крайне неприятную особенность — в 80% случаев он переходит в хроническую форму. Это самый высокий показатель среди всех вирусных гепатитов. Например, при гепатите В лишь 5 из ста пациентов становятся «хрониками».

С 1999 года заболеваемость хроническим гепатитом С (ХВГС) в России выросла с 12,9 случая на 100 тысяч населения до 39,9 на 100 тысяч. Только в одной Москве ежегодно регистрируют по 5 тысяч новых случаев ХВГС.

«Раньше мы ежемесячно выявляли 1–2 больных раком печени в исходе гепатита С, сейчас — еженедельно», — говорит главный гепатолог минздрава Московской области, заведующий гепатологическим отделением КДО МОНИКИ Павел Богомолов.

Хроническая болезнь чревата развитием фиброза печени, который может перерасти в цирроз и далее в рак печени. Кстати, причина каждого третьего цирроза и каждого четвертого рака печени — именно гепатит С.

«Так что цирроз печени у нас в стране часто связан с гепатитом С», — говорит заведующий научно-консультативным клинико-диагностическим центром Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора Владимир Чуланов.

Частота выявления вируса среди условно-здоровой популяции, как показали исследования, составляет 4%. «Иными словами, вирусный гепатит С можно предположить у 6 миллионов россиян. Выявлено же из них чуть больше 2,5 миллиона», — говорит доктор Чуланов.

Выявляют эту болезнь у нас довольно активно. Однако если в других странах больные, узнав о диагнозе, тут же встают на учет, у нас из 2,5 млн зарегистрированных больных лишь 18% (469 тысяч) стоят на диспансерном наблюдении. «В США, например, 80% выявленных наблюдаются, у нас же пациенты исчезают из поля зрения врачей», — говорит Чуланов.

Почему? Например, больного «отловили» на станции переливания крови — но сообщать ему об этом по телефону никто не обязан. Данные передаются в поликлиники — но и там пациентов разыскивать не стремятся. И если человек не придет на донацию, он так и останется в неведении о своей болезни. И может узнать о ней лишь через несколько лет — и тоже случайно.

Кроме того, в России пока не создан регистр больных гепатитом С — он помог бы отслеживать судьбу всех больных. Работа по его созданию ведется, но это дело не быстрое. Ну и еще одна причина — сами пациенты недооценивают опасность своей болезни. В обществе представление о гепатите С искажено: болеть им стыдно, да и о последствиях мало что известно.

Портрет пациента с ХВГС выглядит примерно так: в 70% случаев это человек 18–45 лет, в 60% случаев — мужчина. У мужчин заболевание прогрессирует быстрее. А также у пожилых людей, пациентов с ожирением, алкоголиков, ВИЧ-инфицированных.

Опасности маникюрного кабинета

Подцепить гепатит С можно где угодно. Проще всего — в медицинском учреждении, например, во время операции или у стоматолога. А также на маникюре, пирсинге, в парикмахерской. Заразиться этим вирусом в тысячи раз легче, чем вирусом СПИДа. И даже если на маникюрных инструментах не видно чужой крови, это совсем не значит, что опасности заражения нет.

Как рассказывают санитарные врачи, в парикмахерских нередко царит полный бардак. К примеру, ножницы стерилизуют секунд 30. А убивать вирус нужно минимум полчаса, да еще и под специальной лампой, а до этого их нужно хорошенько помыть со специальным порошком.

Маникюрный инструмент нередко вообще не стерилизуют (его тоже нужно обрабатывать при высоких температурах под давлением продолжительное время)…

Опасность может поджидать и в кабинете стоматолога. «Например, на упаковке инструмента для обработки зубного канала с алмазным напылением написано «Для одноразового применения», но он такой дорогой, что его используют многократно.

Когда вы садитесь в кресло, стоматолог при вас должен достать наконечник для бормашины из стерильной упаковки.

Но нередко бывает так, что наконечник уже установлен — его лишь протерли спиртом после предыдущего пациента», — признается Чуланов.

Риск заражения половым путем невысок — 2–5%. «Куда больше риск заразиться у людей, которые перенесли какую-либо операцию или получали донорскую кровь, особенно до 1990-х годов, когда на гепатит С никого не проверяли», — продолжает Чуланов.

Хватит чистить печень!

Раньше гепатит С считали неизлечимым заболеванием. Сейчас он, в отличие от гепатита В, перешел к разряду полностью излечимых. В 1992 году эффективность лечения составляла менее 10%, сейчас приближается к 100%. Препараты подбирают индивидуально, с учетом генотипа вируса.

Чаще всего у нас встречается генотипы 1b (в Москве — 50,6% больных) и 3a (35%). Раньше первый генотип считался наиболее трудноизлечимым, сегодня справиться с ним помогают новые лекарства. Два из них зарегистрированы в прошлом году, еще одно — в этом, следующие ожидаются в 2015 году.

Новые схемы позволят излечивать болезнь быстрее, и у большинства — за 3–6 месяцев, а не 1–1,5 года, как раньше. Однако курс лечения оценивается порой в несколько миллионов рублей. И лечение для пациентов — платное.

В стационарах лекарства можно получить бесплатно (и то не всегда), но после выписки придется оплачивать терапию самим, то есть покупать назначенные врачом препараты. А врачи нередко назначают им «пустышки».

«Позор, но людям с гепатитом С у нас нередко выписывают гепатопротекторы, обладающие единственным действием — обогащать карман производителей. Это глобальное шарлатанство! Многие из них нигде, кроме РФ, не продаются. В прошлом году гепатопротекторов в России продано на 12,9 млрд руб., а эффективных противовирусных препаратов — на 2,9 млрд», — возмущается доктор Богомолов.

Принимая гепатопротекторы, пациенты с гепатитом С только теряют время. Чем дальше зашла болезнь, тем дороже ее лечить. «Если лечение гепатита С противовирусными препаратами стоит от $500 до $15 тыс. в год, то на стадии цирроза печени — уже около $30 тыс., а трансплантация печени многократно дороже — от $120 тыс. только за операцию плюс пожизненная иммуносупрессия», — подсчитал Богомолов.

Еще один важный момент — лечиться нужно далеко не всем людям с гепатитом С! «По статистике, примерно у 80% пациентов с гепатитом С никогда не сформируется цирроз или рак печени, и они будут жить до старости, но у 20% будет цирроз печени.

Наша задача — выявить и вылечить в первую очередь эти 20%, — рассказывает Богомолов. — Не требуется особых рекомендаций по образу жизни для пациентов с гепатитом С. Тем более каких-либо ограничений физических нагрузок.

Никаких диет при заболеваниях печени не существует. Конечно, если помимо гепатита С нет других болезней, при которых требуется диета. Разве что снижение веса позитивно влияет на течение болезни. Даже алкоголь в малых дозах не противопоказан.

И от кофе не надо отказываться — но это должен быть настоящий кофе, а не «пыль бразильских дорог».

В Подмосковье, как отмечает Богомолов, проблема с финансированием лечения пациентов с гепатитом С решена за счет средств ОМС (с начала года на противовирусное лечение в учреждения здравоохранения Московской области направлено 858 пациентов). Тем временем защитники пациентов добиваются бесплатного лечения для всех больных гепатитом С.

— То, что люди болеют гепатитом, — проблема государства, и лечить больных оно обязано бесплатно, — считает Никита Коваленко, активист пациентской организации «Вместе против гепатита».

Никита уверен и в том, что россиян нужно массово обследовать на все вирусные гепатиты: «В прошлом году мы провели акцию по бесплатному тестированию в Москве.

И среди обследованных больных гепатитом С оказалось 7%. В то же время исследование осведомленности показало, что 86% респондентов имеют слабое представление о гепатите С. А знать — должны.

Потому что это может коснуться каждого из нас».

Источник: https://www.mk.ru/social/2014/07/18/bolshinstvo-bolnykh-gepatitom-s-zarazilis-im-sluchayno.html

Административное право
Добавить комментарий