Мошенничество из места лишения свободы

Виды мошенничества в СИЗО и колониях | УКРАИНА КРИМИНАЛЬНАЯ

Мошенничество из места лишения свободы

Места лишения свободы – «прекрасное» место для мошенничества. Если человек попал в тюрьму впервые, многого не знает и, разумеется, немало опасается за свою дальнейшую судьбу, то он – идеальный «клиент» злоумышленников. Но распознать ложь можно, причем в большинстве случаев это даже не трудно.

Нужно лишь сохранять ясный ум, трезвую голову, спокойствие и не принимать решений второпях, не обдумав их серьезно и ни с кем не посоветовавшись.

Оправдательный приговор или УДО

Часто встречающийся вид мошенничества – «продажа» оправдательного приговора или условного срока в СИЗО или условно-досрочного освобождения в колонии. Это любимый вид аферы в пенитенциарных учреждениях.

Раздумывая о предложениях подобного рода, всегда пытайтесь ответить на один вопрос – может ли предлагающий вам УДО (или что-то другое) человек выполнить обещанное. Другими словами, может ли зэк, сам сидящий под обвинением в изоляторе или уже мотающий срок, помочь кому-нибудь освободиться.

Мне кажется, что ответ очевиден. НЕ МОЖЕТ. Много арестантов считают по-другому. Верят россказням о чудо-адвокатах, дядях-председателях судов и тетях-прокурорах. И поскольку речь идет якобы о свободе, то и цены за такое «освобождение» очень немалые.

Я бы еще мог поверить, если бы УДО предлагал сотрудник колонии, причем не рядовой, а из высших, опытный и явно имеющий связи в местном суде. Конечно, это преступление другого характера, но, возможно, не обман и не мошенничество. Но никак не могу поверить зэку, обещающему подобное.

Наверное, аферисты это чувствуют и ко мне с такими предложениями не подходят.

В данном виде лжи и распознавать ничего не надо. Как только встречаете подобные предложения, сразу давайте решительный отказ. Чтобы больше с ними не приставали.

Трудоустройство

С мошенничеством можно столкнуться и сразу же после попадания в колонию, в отряде «Карантин». Дело в том, что через дневальных карантина, арестантская масса, как правило, «красные», мгновенно получает информацию о том, кто прибыл в лагерь. Их интересует статус человека, кем он был «на воле», по какой статье осужден, на какой срок и так далее.

Голытьбой не интересуются, а вот если попался предприниматель, чиновник, депутат или топ-менеджер, то тут и начинается мошенническая работа. Хотя могут заинтересовать и обычные юные воры или «наркоманы», достаточно лишь прознать, что у них не бедные, или просто слишком волнующиеся за свое чадо, родители. Может начаться предложение всего что угодно.

Например – выманивание денег за трудоустройство. Хотя на самом деле, решением этих вопросов никто из арестантов не занимается. Даже поспособствовать этому нет возможности. Но теплое место в штабе, например, библиотекарем вполне может стоить несколько десятков тысяч рублей.

«Продаются» также должности бригадиров на промзоне, завхозов «хлебных» мест – столовой, пекарни и так далее. Но все эти вопросы решает администрация.

И если ваша колония не представляет собой один сплошной коррупционный элемент, то не составит больших проблем устроиться почти на любое место, которое есть в наличии.

Достаточно определиться со своими желаниями по работе в том или ином месте и составить беседу с курирующим это направление заместителем начальника колонии или с самим начальником.

Телефон

Часты случаи мошенничества, связанные с «затягиванием» мобильного телефона. Здесь могу посоветовать только одно, если, конечно, возможен совет в деле овладения «запретом».

Он заключается в следующем – не перечисляйте авансов. Платите только по факту.

Вам принесли телефон, вы его подержали в руках, совершили звонок, вышли в интернет, вам он понравился, и вы и тут же перечисляете за него деньги.

Любая предоплата – громадный шанс остаться в дураках. Часто предлагают скинуться деньгами на «брос». То есть, на то, чтобы путем кидания «с воли» через заборы и «запретки» в колонию попали мобильные телефоны и прочие, не разрешенные здесь предметы.

Велика вероятность того, что именно ваш телефон не долетит. Деньги в таком случае не возвращаются. Форс-мажор. Таковы суровые правила.

Потеряете большие суммы, и вас долго не покинет ощущение, что «без лоха и жизнь плоха», причем «лохом» в данной ситуации оказались именно вы.

Если вы и продавец находитесь в разных локальных участках, и он говорит вам, что «труба» у него, она надежно спрятана и как только вы перечислите деньги, он вам ее тут же принесет – не верьте. В одном случае покупатель поверил и заплатил нужную немалую сумму за хороший аппарат.

«Продавец» отправил к нему зэка из категории «обиженных» с телефоном, а сам тут же нашептал продольному, что у того с собой «запрет». Продольный учинил «обиженному» полный обыск и изъял телефон. Но дело всё в том, что это был не телефон, а «запал», «кукла», муляж, всего лишь корпус от телефона. Но «продавец» сказал «покупателю», что его товар «мусора отжали».

Опять же форс-мажор, деньги не возвращаются. Это уже настоящий состав преступления по статье «Мошенничество».

Долги

Особый вид мошенничества представляют собой долги. Они таят особую опасность. Рискованно давать в долг и не менее рискованно брать. Если у вас неплохое материальное положение и зэки об этом узнали, то готовьтесь, что к вам систематически будут подходить с просьбой одолжить денег. Ни в коем случае не идите на этот шаг.

Особенно, если у вас просят денег, так называемые «игровые», то есть, играющие в карты и, разумеется, постоянно проигрывающие немалые суммы.

Им во что бы то ни стало нужно вернуть карточные долги до полуночи последнего дня месяца. Спрос за подобное очень строг.

Поэтому им выгодно «перезанять» деньги и влезть в личный долг, поскольку в этом случае спрос не такой жесткий и можно тянуть с его отдачей очень долго.

Многие берут деньги на «непредвиденные жизненные ситуации». Говорят о том, что проблемы в семье, ссылаются на здоровье детей, в общем, врут нещадно и ничего не боятся. Не попадайтесь и на эту удочку. Взыскать долг потом будет очень трудно. Если в вашем лагере сильна арестантская традиция, то есть шанс выбить эти долги через смотрящего. Но это тоже длительный процесс.

И старайтесь не брать в долг. Если не хотите проблем с «блатной массой» в случае невозможности отдать его.

Дело в том, что это правило, действующее и в жизни – когда должны тебе, отдают долго и с неохотой, а когда должен ты, то вышибают долги с особым рвением, пристрастием и скоростью.

В этом случае могу дать универсальный совет – ни у кого не берите денег в долг и никому не давайте. Тем самым избежите многих конфликтных ситуаций.

Попрошайничество (мелкое мошенничество)

Отдельные личности целые дни тратят на то, чтобы раздобыть поесть и покурить. Для многих из них питаться баландой «неприемлемо».

Если в течение вечера они смогли раздобыть сначала заварки, потом сахару, а потом им повезло еще и пряник отхватить, то этот вечер прошел не зря. Многие прикидываются «сиротами» и клянчат всё на свете – сигарету, конфету, кусок сыру и так далее.

Как правило, такие зэки еще и приворовывают у своих же близких по бараку. Это отдельный вид «преступлений» в тюрьме.

Но есть и настоящие профессионалы своего дела. У каждого зэка на спинке шконки прикреплена т.н. «прикроватная табличка», на которой зафиксирована вся необходимая о нем информация – статья, по которой он осужден, срок отсидки, дата начала срока, дата его окончания и дата его (арестанта) рождения.

Один из мужичков поставил дело с изучением сведений на этих табличках на поток. Аккуратненько выписал даты рождений всех арестантов в бараке, откинул из этого списка информацию о таких же, как он голодранцах и оставил только об относительно обеспеченных «мужиках» и «красных».

Как только наступал день рождения одного из них, он, как бы невзначай подходил к нему, поздравлял, от всей души желал самого наилучшего (тщательно готовился к каждому разговору). Выказывал даже точное знание возраста именинника (об этом тоже было написано на табличке).

А в конце беседы произносил: «У тебя не будет чего-нибудь к чаю? Или покурить?» – и во многих случаях это приносило ему доход. Но только поначалу, пока народ не прознал о его системе. Но упрекнуть его было не в чем. Человек ходит, поздравляет. Ему просто перестали подавать.

Пожалуй, я рассказал лишь вкратце об основных видах мошенничества, которые существуют в СИЗО и колониях. Встречается оно и со стороны тюремщиков, но это уже тема другого разговора. От мошенничества со стороны таких же арестантов отгородиться можно, как и распознать ложь. Нужно лишь всегда быть начеку и позволять себе расслабиться только в кругу проверенных людей.

Источник: Тюремный консультант

Tweet

Источник: http://cripo.com.ua/likbez/vidy-moshennichestva-v-sizo-i-koloniyah/

Как заключенные охотятся за деньгами клиентов российских банков

Мошенничество из места лишения свободы

Сергей Портер / Ведомости

В середине октября ЦБ констатировал наличие мошеннических колл-центров, которые охотятся за деньгами клиентов банков.

Согласно отчету Центра мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере (ФинЦЕРТ, структура ЦБ), с сентября 2017 г. по август 2018 г.

эта организация отправила на блокировку 127 номеров российских сотовых операторов и номеров в коде 8-800, а также заблокировала более 100 массовых мошеннических sms-рассылок.

Опрошенные «Ведомостями» представители банков и специалисты в области кибербезопасности отмечают рост подобных преступлений. Одна из причин – растущая популярность мобильных переводов и платежей. А вот бороться с ними сложно отчасти потому, что многие злоумышленники вымогают деньги у пользователей из-за решетки – они уже отбывают наказание в колониях и тюрьмах.

Таких колл-центров немало. Служба безопасности одного из крупнейших российских банков насчитала около 280 черных колл-центров, расположенных в исправительных учреждениях и занимающихся телефонным мошенничеством, рассказал «Ведомостям» менеджер этого банка.

Первая задача злоумышленника – живой контакт с потенциальной жертвой. Помогают в этом методики так называемой социальной инженерии – а проще говоря, обмана. «Совершена покупка на сумму 25 650 руб.

в интернет-магазине, если вы не проводили операцию, то перезвоните в службу безопасности» – это один из возможных мошеннических сценариев, большинство из которых начинаются либо с sms, либо со звонка мошенника, рассказывает замруководителя центра реагирования на инциденты безопасности компании Group-IB (расследование киберпреступлений) Ярослав Каргалев.

Сообщения могут имитировать подтверждение операций по переводу средств или сообщение о блокировке. «Карта заблокирована, если вы не проводили операцию – позвоните по номеру », – приводит другой пример Каргалев.

Цель злоумышленников – создать стрессовую ситуацию: клиент наверняка не совершал подобную операцию и попытается связаться по указанному номеру с «представителем банка», поясняет он.

На другом конце провода мошенник представляется сотрудником банка и просит назвать данные банковской карты: сначала номер, а затем и другие параметры, якобы необходимые для идентификации клиента, – срок действия, CVV2, код-пароль, полученный по sms.

В лучшем случае злоумышленники используют информацию для проведения отдельных транзакций по карте жертвы, а в худшем могут получить полноценный доступ к онлайн-кабинету клиента, говорит Каргалев.

Помимо sms-рассылок и звонков мошенники используют и другие методы социальной инженерии: email-рассылки, сообщения в соцсетях c просьбой одолжить денег, обзвон пользователей онлайн-объявлений.

Жертве могут сообщить, например, о выигрыше в лотерею или пригласить принять участие в государственной программе помощи, перечисляет сотрудник одного из российских коммерческих банков.

Главное – заставить человека позвонить на указанный в сообщении номер мошенников.

Жертвами становятся даже внимательные клиенты, ведь мошенники дотошно имитируют настоящий колл-центр банка: используют аналогичные сценарии разговора, музыку и другие атрибуты, которые вводят клиента в заблуждение, замечает сотрудник одного из госбанков.

Обзвон чаще всего происходит по украденным базам номеров сотовых операторов или клиентов банка. Люди продолжают верить даже рассылкам в мессенджерах – например, в Viber, – которые также маскируются под сообщения от банков, констатирует собеседник «Ведомостей».

Мошеннические колл-центры стали логическим развитием формата социальной инженерии, но это относительно новое и более тщательно организованное явление: злоумышленники достаточно правдоподобно воспроизводят работу настоящих банковских колл-центров, часто детально знают банковские продукты, услуги и форматы их работы, отмечает руководитель дирекции мониторинга электронного бизнеса Альфа-банка Алексей Голенищев.

Исправительные учреждения уже давно являются источником телефонного мошенничества. Только в 2015 г. заключенные в местах лишения свободы совершили 1238 подобных преступлений, заявлял в марте 2016 г. первый замглавы Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Анатолий Рудый (его слова передавало «РИА Новости»).

По его словам, всего было зафиксировано 38 000 мошенничеств с использованием мобильной связи. А замначальника Главного управления уголовного розыска МВД России Александр Фролов тогда же говорил, что на заключенных может приходиться треть подобных преступлений.

Он оценивал только доказанный ущерб более чем в 1,5 млрд руб.

Представитель ФСИН в ответ на запрос «Ведомостей» о количестве возбужденных в этом году дел о телефонном мошенничестве в отношении заключенных сообщил лишь о 12 обращениях МВД за помощью в проведении оперативных мероприятий с начала 2018 г. По всем случаям были установлены осужденные-мошенники и их сообщники на свободе, добавляет представитель ФСИН.

Пронести телефон в места лишения свободы относительно несложно, считает собеседник «Ведомостей», знакомый с сотрудниками МВД.

Сотовые телефоны в исправительных учреждениях официально запрещены и попадают они к заключенным из-за коррумпированности сотрудников, уверен он.

Еженедельно ФСИН изымает до тысячи аппаратов, рассказывал «РИА Новости» замдиректора службы Валерий Максименко: «По оперативной информации, в пять раз поднялись цены на услуги, чтобы пронести телефон».

Другой источник в МВД не удивлен, что телефонное мошенничество, получившее массовое распространение в местах заключения, перешло под контроль организованной преступности и коррумпированных сотрудников.

Этим же объясняется и сложность борьбы: МВД не может провести обыск в тюрьмах внезапно – нужно разрешение ФСИН.

Поэтому во время проверки у заключенных уже, как правило, не найти ни телефонов, ни иной подозрительной техники.

Но представитель ФСИН парирует, что мошенников сложно обнаружить из-за их преступного прошлого: телефонные мошенничества часто совершают те, кто занимался этим до осуждения и потому имеют опыт конспирации.

Отдельные учреждения специализируются на клиентах конкретных банков, знает Алексей Голенищев из Альфа-банка. Но доказать и пресечь это непросто: злоумышленники используют IP-телефонию и другие средства сокрытия звонящих.

Блокировать такие телефоны не всегда возможно и малоэффективно: переключиться на другой IP-адрес не составляет труда.

Есть также предположение, что часть мошеннических колл-центров работает с территории Украины, что также затрудняет возможность их поиска, добавляет Голенищев.

По словам источника «Ведомостей», близкого к центральному аппарату МВД, в России есть исправительные учреждения, в которых телефонными мошенничествами занимаются сотни осужденных – от звонков от имени «попавших в беду» родственников до торговли взломанными аккаунтами в соцсетях.

Получить комментарии управления по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генпрокуратуры не удалось в связи с неисправностью телефонной линии для отправки факса с запросом и отсутствием у Генпрокуратуры электронной почты для получения запросов СМИ.

Сотовые операторы стараются бороться с мошенничеством. С января по сентябрь 2018 г. «Мегафон» вместе с ФинЦЕРТом, банками и компаниями из сферы информационной безопасности проверил более 3000 мобильных номеров.

Треть из них была заблокирована по признакам мошенничества, включая мошеннические колл-центры, рассказывает представитель оператора. Кроме того, «Мегафон» заблокировал 1,3 млн мошеннических sms-сообщений.

«Т2 РТК холдинг» (бренд Tele2) обменивается с ФинЦЕРТом информацией о том, что абонентские номера используются для совершения противоправных действий, а при наличии оснований блокирует, рассказывает представитель оператора.

МТС, договорившаяся о сотрудничестве с ФинЦЕРТом в мае 2018 г., не раскрыла детали совместной борьбы с мошенниками. Представитель «Вымпелкома» (бренд «Билайн») отказался от комментариев.

Представители сотовых компаний не ответили на вопрос «Ведомостей», известно ли им, что подобные колл-центры работают в тюрьмах и колониях.

Как правило, службы поддержки операторов быстро реагируют на уведомления о том, что номер используется мошенниками: в течение одного-двух часов номер блокируется, соглашается собеседник «Ведомостей», знакомый с оперативниками МВД. Это довольно эффективный способ борьбы с такими видами мошенничества: злоумышленникам в исправительных учреждениях сложно достать новые сим-карты, что создает для их «бизнеса» дополнительные издержки, замечает он.

Не стали операторы комментировать и вопрос, почему в исправительных учреждениях заключенным доступна сотовая связь. Собеседник «Ведомостей» предполагает, что либо это связано с близостью учреждений к населенным пунктам, либо сеть развернута для нужд сотрудников ФСИН.

Попросивший об анонимности собеседник, который в совокупности провел полтора года в следственном изоляторе «Лефортово», СИЗО-3 «Пресня» и рязанской колонии-поселении, рассказывает, что по-настоящему строго запреты на использование мобильных телефонов соблюдаются только в московских учреждениях ФСИН. Например, в спецблоках СИЗО сети попросту нет. А вот в региональных зонах, особенно в колониях-поселениях, осужденные пользуются не только телефонами, но иногда и ноутбуками. Вполне логично, что люди, которые на свободе были программистами или предпринимателями, занимаются «бизнесом», пока отбывают наказание.

Впрочем, мобильной связи в колониях вскоре может прийти конец. На прошлой неделе замминистра связи Олег Иванов заявил, что Минкомсвязи совместно с операторами и производителями спецоборудования изучает, как можно ограничить мобильную связь для отдельных групп абонентов с учетом их геолокации. В этом процессе участвует и ФСИН, говорил ранее замдиректора службы Валерий Бояринев.

Представитель ЦБ не ответил на запрос «Ведомостей».

Источник: https://www.vedomosti.ru/finance/articles/2018/11/13/786367-kak

Мвд решило заглушить сотовую связь в тюрьмах :: технологии и медиа :: рбк

Мошенничество из места лишения свободы

Можно ли заблокировать связь у заключенных

Осенью прошлого года Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ, основной орган, занимающийся распределением этого ресурса в России) создала рабочую группу для поиска наиболее эффективных научно-технических решений по противодействию использованию мобильных устройств подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными, которые содержатся в учреждениях уголовно-исполнительной системы.

Как пояснил РБК замминистра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Олег Иванов, ГКРЧ рассмотрела несколько технических вариантов блокировки сигналов сотовой связи, но ни один из них не был признан оптимальным.

«Поэтому комиссия рекомендовала дополнительно проработать вопрос в ходе соответствующей научно-исследовательской работы. На мой взгляд, наиболее эффективным способом будет ограничение сотовым оператором оказания услуг в определенной локации», — отметил Иванов.

У сотрудников исправительных учреждений, по его словам, уже действует запрет на использование сотовой связи на их территории внутренним приказом, но организационных мер недостаточно.

По информации Иванова, в ближайшее время депутат Госдумы Александр Хинштейн планирует внести законопроект, который позволит руководителям исправительных учреждений через операторов отключать определенные номера от сотовой связи. «Минкомсвязь предварительно и с оговорками поддержало эту инициативу», — отметил Олег Иванов.

Александр Хинштейн подтвердил информацию о подготовке поправок в законы «О связи», «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания…» и «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых…». Он приводит данные, по которым ежегодно в учреждениях уголовно-исполнительной системы изымается порядка 60 тыс. телефонов.

«Тема с использованием средств связи в местах лишения свободы крайне актуальная. С помощью мобильных телефонов осужденные могут не только совершать мошенничества, но и давить на свидетелей, координировать преступные группировки и т.д.», — отметил депутат.

По словам Хинштейна, согласно законопроекту, ограничение прав подобных пользователей сотовой связи станет обязанностью операторов.

Сколько в тюрьмах call-центров

О том, что в исправительных учреждениях существуют нелегальные call-центры, ФСИН сообщала еще в 2016 году: за 2015-й было выявлено более 1,2 тыс. подобных преступлений. Тогда же представитель МВД приводил данные о том, из 38 тыс.

преступлений, которые совершались с помощью мобильной связи, треть приходилась на звонки заключенных.

В ноябре прошлого года служба безопасности одного из крупнейших российских банков насчитала около 280 сall-центров, расположенных в тюрьмах, рассказывал «Ведомостям» менеджер этого банка.

По словам правозащитника Андрея Бабушкина, «почти все случаи [создания call-центров в тюрьмах], что мне известны, происходили с участием администрации», которая создает условия для получения мобильных телефонов.

«Был случай в Тверской области, когда три года работал тюремный call-центр, обороты его были десятки миллионов рублей. Были осуждены уже отбывавшие наказание в колонии люди, а представители администрации на скамью подсудимых не попали», — отмечает правозащитник.

Приемы, которые используются при звонках из подобных call-центров, Бабушкин описывает так: это довольно хорошие психологи, они узнают свою жертву, потом звонят и говорят, например, что ее родственник сбил человека, депутата Госдумы, и нужно 2 млн руб.

«Звонят они обычно людям пожилым, невнимательным, специально создают помехи, чтобы речь смазывалась. И эта совокупность стресса, необходимости немедленной реакции, проблем со связью часто позволяет мошенникам добиться своего», — отмечает он.

Как еще будут бороться с ИТ-преступлениями

  • До 1 апреля 2020 года коллегия поручила ввести в эксплуатацию систему «Дистанционное мошенничество», а также создать специальное мобильное приложение для него, рассказывает источник РБК. В систему будут вноситься сведения об абонентских номерах и банковских картах, используемых преступниками, и т.д. Приложение для смартфонов сможет использовать эту информацию и блокировать входящий вызов от номера, находящегося в черном списке.
  • Договорно-правовому управлению и главному управлению по противодействию экстремизму МВД поручили принять участие в разрабатываемых Минкомсвязью изменениях законодательства, которые запретят оператору связи пропускать ой трафик из сети передачи данных, если инициатор соединения не предоставил информацию об абонентском номере или идентификаторе пользователя (то есть если звонок на телефон идет, например, от неизвестного пользователя Skype).

По словам собеседника РБК, знакомого с сутью поручений коллегии, сейчас преступники могут избегать идентификации, используя такие программы, как VPN, TOR, SSL, применяя технологии подменных абонентских номеров через SIP-телефонию.

Кроме того, шифрование данных на распространенных интернет-сервисах не позволяет устанавливать IP-адреса серверов пользователей, отслеживать их активность.

Есть у МВД вопросы и к существующему порядку оформления сим-карт, отсутствию электронного обмена информацией с органами госвласти, кредитными организациями, интернет-провайдерами, операторами связи и интернет-сервисами.

В январе—августе 2019 года правоохранительные органы России зарегистрировали более 1,355 млн преступлений, что на 1,9% больше, чем за тот же период прошлого года, следует из статистики Генеральной прокуратуры. При этом количество преступлений, совершенных с использованием информационно-телекоммуникационных технологий или в сфере компьютерной информации, выросло на 67%, до 180,15 тыс.

По словам руководителя лаборатории компьютерной криминалистики Group-IB Валерия Баулина, в этом году телефонные мошенничества захлестнули клиентов российских банков.

Одна из поставленных МВД задач связана с созданием единой полицейской базы данных с номерами телефонов мошенников, их сетевыми адресами и платежными реквизитами. Подобные данные уже есть и у Банка России, и у сотовых операторов. В июне-августе ЦБ отправил операторам связи информацию о более чем 2,5 тыс.

номеров, с которых поступали звонки клиентам банков, но лишь 200 подменных номеров были заблокированы, и звонки продолжались, указал Баулин.

«Наш опыт государственно-частного партнерства — совместной работы с МВД и международными полицейскими организациями — показывает, что эффективнее не расследовать уже совершенные преступления, а обезвреживать преступные группы, предотвращая новые преступления.

В связи с этим вопрос об установке блокираторов сигнала сотовой связи на территории исправительных учреждений для борьбы с дистанционным мошенничеством является своевременным, поскольку большая часть мошеннических звонков совершается именно из мест лишения свободы.

Другие мошеннические call-центры работают «на воле», иногда за границей России — для их нейтрализации необходимо международное взаимодействие различных государств», — рассказал Баулин.

Директор по методологии и стандартизации Positive Technologies Дмитрий Кузнецов указал, что необходимость принятия перечисленных мер обсуждалась давно.

Если предложенные меры будут реализованы в полном объеме, потенциально это позволит выдавить мошенников с территории России.

«Но те же звонки на номера клиентов российских банков с использованием тех же самых приемов социальной инженерии будут выполняться с территории сопредельных государств», — указал Кузнецов.

По словам представителя «Лаборатории Касперского», для борьбы с дистанционными мошенничествами важно и правильно внедрять дополнительное регулирование IP-телефонии, и меры, направленные на предотвращение подмены номеров.

«Создание единой базы сведений о телефонных номерах, сетевых адресах, идентификаторах устройств, банковских картах, используемых для совершения преступлений, также усложнит жизнь злоумышленникам», — считает он.

Но также важна осведомленность граждан — клиентов банков и платежных систем. «Существенная часть жертв мошенничества попадается на достаточно простые методы социальной инженерии и обмана.

Технические средства, такие как запрет на подмену номеров, полезны для борьбы с дистанционным мошенничеством, но они не смогут его полностью предотвратить», — признал представитель «Лаборатории Касперского».

Авторы: Анна Балашова, Александра Посыпкина, Петр Канаев

При участии: Максим Солопов, Роман Кирьянов

Источник: https://www.rbc.ru/technology_and_media/06/11/2019/5dc17fae9a7947d6626ac54c

Административное право
Добавить комментарий