Не соответствие врачей

Детская городская поликлиника № 18 Ленинского района г. Нижнего Новгорода

Не соответствие врачей

Заместитель главного врача по медицинской части Кокурина Галина Михайловна – телефон +7 906-356-79-29

На основании части 5 статьи 13 Федерального закона от 29 декабря 2006 г.

№ 255-ФЗ “Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством” и в соответствии с приказом министерства здравоохранения Нижегородской области от 26 декабря 2018 г.

№ Сл-315-58843/18 “О формировании листка нетрудоспособности в электронном виде” в медицинских организациях, подведомственных министерству здравоохранения Нижегородской области, организовано оформление листков нетрудоспособности в электронном виде (далее-ЭЛН).

Преимущества электронного документа:

  • электронный листок невозможно потерять или испортить;
  • у работодателя и у работника появляется возможность отследить прохождение больничного в режиме on-line, узнать расчет и размер назначенного пособия по временной нетрудоспособности и других выплат Фонда в личном кабинете;
  • исключается возможность подделки листков нетрудоспособности  и неверного заполнения;
  • исчезает необходимость повторного обращения работника в поликлинику для переоформления листка в случае ошибок;
  • уменьшаются: бумажный архив документов у работодателя и количество бланков строгой отчетности у медицинских организаций;
  • упрощается система передачи данных в ФСС для выплаты пособий.

Для оформления больничного в электронном виде пациенту при обращении в медицинское учреждение нужно лишь изъявить желание и заполнить заявление.

Телефон горячей линии Нижегородского регионального отделения ФСС РФ – 8 800 200 9992. Звонок бесплатный по России.

Официальный сайт Нижегородского регионального отделения Фонда социального страхования РФ – www.fss.nnov.ru

Уважаемые родители!

Просьба ознакомится с информацией оказания санаторно-курортного лечения детскому населению в санаториях Нижегородской области в 2020 году.
Графики заездов в разрезе санаториев прилагаются. По вопросу получения санаторно-курортного лечения обращаться к врачу – педиатру участковому. Обеспечение путевками будет осуществляться в соответствии с очередностью.

Посмотреть графики заездов:
Автозаводский.pdf
Городец.PDF
Ельня.pdf
Павловский.pdf
Светлана.pdf
Солнечная поляна.jpg

Зажим!

Не соответствие врачей

Протесты врачей в России за последний год стали обыденным явлением. Почти таким же, как и мусорные протесты. Государственная медицина и экология — единственные ресурсы, которые определяют качество жизни в стране, где все остальное качество только за деньги. Денег у граждан все меньше. У подавляющего большинства едва хватает на жизнь.

Медики вопреки всем оптимизациям и ставшим уже ругательным термином «майским указам» несколько лет были последним форпостом, который держал на себе последнюю иллюзию социального устройства государства. Государство «кинуло» медиков в буквальном и переносном смысле на амбразуру общественного запроса о справедливости и защищенности.

Странно было бы ожидать, что они эту ношу будут нести бессрочно и безропотно.

С начала года в России зафиксировано несколько десятков «врачебных бунтов». Основной формат — «итальянские забастовки», то есть выполнение должностных обязательств строго в рамках нормативов.

А так как врачи повсеместно перерабатывают, иногда почти вдвое, то такой способ протеста способен практически парализовать работу лечебного учреждения.

Собственно, именно «итальянский» формат лучше всего демонстрирует уровень дефицита ресурсов и кадров в медицине.

Именно эта форма протеста оказалась самой эффективной.

Потому что, когда в полумиллионном городе парализована работа скорой, — это не просто вопрос жизни и смерти рядовых горожан, это вопрос соответствия занимаемой должности местного губернатора.

И тут уже ему надо изыскивать внутренние ресурсы, чтобы не рухнула карьера. Именно поэтому образовалась так называемая «эффективность» забастовочного движения.

Например, медикам трех районных больниц Новгородской области были повышены оклады, врачам Можайской подстанции Московской областной станции скорой помощи отменили дальние выезды, пообещали выдать новую спецодежду, а работа в неполной бригаде возможна только с согласия работника. Активисты тольяттинской станции скорой помощи добились возврата доплат за ночные часы работы и повышении оклада. Медики пензенской скорой бастовали всего два дня, но массово. Итог — выполнение требований.

Власть на местах спешно стала латать дыры, не слишком, впрочем, разоряясь при этом.

Загнанному непосильной работой и нищенской зарплатой провинциальному врачу, для того чтобы не бросить все к чертовой матери, нужно чуть больше денег.

А местная власть отлично понимает, что массовая забастовка врачей, как спичка, может поджечь массовые беспорядки в подведомственном городе. Отсюда и быстрота реакции на протесты. И это важный нюанс —

проблемы решаются не из-за их остросоциальной актуальности, а из-за страха уличных протестов. К системному решению проблемы это не имеет никакого отношения.

То, что точечные затыкания дыр — не метод, а кратковременная отсрочка, очевидно уже сейчас. Стремительно растущее в стране движение независимых профсоюзов говорит о том, что людям в белых халатах остро необходимо, чтобы с ними считались не только больные, но и власть.

Когда этого не происходит — врачи предпочитают увольнение, чем хроническую профессиональную униженность, невыносимые условия труда и страх уголовных преследований (одно дело доктора Башкатова, уколовшего мучавшейся от боли онкобольной обезболивающее, которое не было выписано по «всем правилам», чего стоит).

Летом этого года стало известно о массовых увольнениях врачей и медперсонала в Нижнем Тагиле, Пятигорске, Александрове.

Скандалом и увольнениями закончился конфликт врачей с администрацией в крупнейшем в стране онкоцентре НИИ имени Блохина. Сейчас на повестке дня — история с детскими трансплантологами, которых по невнятным обоснованиям отстранили от операций.

Анастасия Васильева — лидер независимого профсоюза «Альянс врачей» — считает, что ситуация неизбежно будет обостряться и дальше.

«Перемены этого года существенные и очень значимые. Прежде всего поменялось отношение власти. Власть видит, что медицинские работники не молчат, и наверху зашевелились.

Вносятся новые законопроекты, президент провел два совещания по здравоохранению: одно — по первичному звену, второе — по зарплатам врачей, прошел внеочередной Госсовет. Видимо, там наконец поняли, что что-то неправильно устроено.

А, с другой стороны, у самих врачей растет уверенность, что не надо молчать, надо бороться за свои права — записывать обращения, вступать в профсоюзы, проводить итальянские забастовки.

Примета глубинного кризиса — врачи перестали держаться за место любой ценой. Повсеместно врачи настолько выдыхаются и перерабатывают, что готовы работать таксистом или кассиром в «Пятерочке», только чтобы увидеть свет белый.

Это реально последняя точка, которая заставляет так делать. Работу можно найти. Например, детский онколог из НИИ детской онкологии и гематологии Наталья Субботина уехала на Камчатку чистить крабов.

К слову сказать, старший научный сотрудник, докторскую писала.

Кризис достиг уже такого масштаба, что увольнение не представляется для врача катастрофой. А для нашего здравоохранения это как раз и есть катастрофа.

Беда еще в том, что в России стиль разговора начальства с подчиненными барский. Если главный врач решил, что все должны «выйти в окно», то все и выйдут. Это рабская система. Слышать своих подчиненных у нас не принято. Вертикаль власти выстроена так, что главный будет всегда прав.

Последний месяц по этому сценарию шло закрытие Чернавского тубдиспансера в Курганской области. Кто-то решил его закрыть, потому что оно невыгодно финансово. Но если бы людям показали документы и обоснованные решения, то никто бы не стал возражать. Но там абсолютно все нарушено. В суде мы будем пытаться это доказать.

Администрация применила к людям силу ровно потому, что законных аргументов не было».

30 ноября в 14.00 врачи и пациенты выйдут на улицы, чтобы остановить развал онкологической службы в стране. Если митинг не удастся согласовать, то акция будет проведена в формате одиночных пикетов у здания Минздрава.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/11/25/82859-zazhim

Между тарифами ОМС и тратами пациентов на медуслуги нашли несоответствие – МК

Не соответствие врачей

Больные могут недополучить нужное лечение, а врачи — за свою работу

Так и хочется воскликнуть: «Наконец-то лед может тронуться и в этой наболевшей сфере!» Но не спешите радоваться. Надо бы понять: что модернизировать и как?

На эти и другие горячие вопросы страхования в медицине мы попросили ответить академика РАН, прослужившего на ниве российского здравоохранения почти полвека, известного ученого, доктора медицинских наук, профессора, заслуженного деятеля науки РФ и по сей день оперирующего кардиохирурга-новатора Давида Иоселиани.

Кто-то из докторов решается даже на приписку «мертвых душ»

— Квот на высокотехнологичную медицинскую помощь (ВМП) некоторым медучреждениям выделяется значительно меньше, нежели они могут их качественно реализовать, — сразу заявил Давид Георгиевич.

— Ведь что происходит сегодня: подавляющее большинство медучреждений нашей страны формируют свой бюджет за счет того финансирования, которое идет от страховых компаний.

То есть за каждого пролеченного больного клиника получает определенную сумму по тарифу (в ОМС каждая болезнь имеет свой тариф). Сколько пролечили больных, столько и получили денег по расценкам. И практически это все доходы медучреждения.

Правда, те, кто занимается высокотехнологичной медицинской помощью (ВМП), могут получать еще деньги по квотам от государства. Но некоторые учреждения получают значительно меньше квот, чем могли оказать медуслуг по ВМП.

Особенно если речь идет о тяжелых заболеваниях типа ишемической болезни сердца, инфарктов, инсультов и др. Очень важным направлением лечебной деятельности мы считаем операции по восстановлению целостности структур сердца и эндоваскулярного протезирования аортального клапана.

В нашем Центре интервенционной кардиоангиологии высок уровень кардиохирургии. Врачи оказывают высококвалифицированную медицинскую помощь еще и больным с сосудистой патологией головного мозга, почек, нижних конечностей. Но при этом центру в текущем году дали не более 250 квот. Этого крайне мало.

Хотя доктора могут выполнять как минимум 2 тысячи таких операций в год — значит, и квот должны получать столько же.

Сегодня, к сожалению, распределение квот происходит не по объективным критериям, которые должны учитывать активность медицинских учреждений. Решает комиссия Минздрава России по своему усмотрению.

И получается так, что какая-то клиника на установку стентов получает квот больше, чем, к примеру, наш центр. Хотя у нас все это начиналось, здесь и технология их установки отработана, и есть все необходимые условия для этого, и классные хирурги.

Мы были и остаемся одними из лидеров в стране в этом направлении медицины.

— И как в этих условиях следовать стандартам ОМС? Значит ли это, что вы не можете выполнять их в полном объеме?

— Стандарты тоже не всегда соответствуют истинно требуемым затратам. Денег на лечение тяжелых больных, на операции медучреждения тратят больше, чем выделяется по стандартам.

Не надо забывать, что заработанные по тарифам ОМС финансы, должны расходоваться еще и на зарплату медперсоналу, на приобретение лекарств и расходных материалов, на ремонт старого и закупку нового оборудования, на «коммуналку» (свет, вода и пр.).

На все заработанных денег часто просто не хватает. В этом большая проблема. Хотя сама идея обязательного медицинского страхования прекрасна.

— Что в этих случаях делать врачам? Не спасать больных? Идти на приписки «мертвых душ»?

— Не спасать нельзя. Но налицо несоответствие между тарифами ОМС на лечение больных и истинно затраченными на них деньгами. В итоге и больные могут недополучить нужного лечения, и врачи — за свою работу.

(Кстати, в прессе были описаны факты по поводу приписок врачами некоторых клиник якобы пролеченных больных («мертвых душ»), которых они в глаза не видели. — Прим. ред.). Но разве это выход? 

«В минусе и пациенты»

— Но при такой организации обязательного медицинского страхования чего-то недополучают и пациенты?

— Конечно. Возьмем хотя бы те же стенты. Они разные и по качеству, и по долговечности. Но мы не можем всем больным устанавливать стенты с лекарственным покрытием: нет такой возможности по деньгам. Поэтому приходится в каких-то случаях ставить стенты без лекарственного покрытия. Возможно, об этом и не знают «наверху», в Правительстве РФ.

— А по срокам нахождения пациентов в больницах тоже есть ограничения? Слышала, что от койко-мест, «потраченных» на больных, зависят доходы врачей. Поэтому пять дней в стационаре — и на выход? Это так?  

— У разных заболеваний разные нормативы нахождения пациента в стационаре, они прописаны в решении Минздрава РФ. Можно держать больного в клинике хоть месяц, но сверхдни пребывания его на койке не оплачиваются. 

— А лекарства на лечение стационарных больных тоже медучреждения покупают на заработанные ими же деньги?

— Конечно. Поэтому ассортимент лекарств самый минимальный. Даже в хирургии пациентам после операции вынуждены давать препараты по минимуму. Считается, что человека прооперировали, и этого ему достаточно. О его реабилитации сейчас вообще никто не думает.

— Выдерживаются ли протоколы лечения при недофинансировании?

— Какой бы протокол ни был, оплата по линии ОМС идет по стандартам данного заболевания. Как я уже говорил, все зависит от тарифов на услуги, а они по каким-то нозологиям низкие. Их составляли, по всей вероятности, не столько медицинские работники, сколько чиновники и финансисты.

Мне представляется, что специалистов редко привлекают при выработке тарифов. Во всяком случае, меня ни разу не спрашивали о том, какие при установке стентов, при шунтировании должны быть тарифы.

Хотя в течение 13 лет я был главным кардиологом Москвы и два года был главным эндоваскулярным хирургом Москвы, ни на одно совещание по этим вопросам меня не приглашали. К тому же одним из первых в стране я начинал устанавливать стенты, разрабатывал основы аортокоронарного шунтирования.

В 1988 году я с коллегами получил Государственную премию за внедрение в клиническую практику аортокоронарного шунтирования. Нас было 12 человек.

«Все делается очень хитро — не ради улучшения дела, а чтобы сократить как можно больше медработников»

— Давид Георгиевич, выходит, что сейчас медицинские организации (я не имею в виду коммерческие и частные) находятся как бы на хозрасчете. Но куда деваются деньги, и немалые, выделяемые государством на здравоохранение?

— Вопрос не ко мне. Но действительно сегодня все медицинские организации существуют как бы на хозрасчете: сколько заработал, столько можешь и потратить. И ни в чем себе не отказывай, как говорится.

Но надо знать и помнить, что сегодня главным источником дохода госмедучреждений является финансирование по ОМС. Поэтому сразу же за решением Правительства России о повышении медикам зарплаты надо менять и тарифы ОМС — в сторону повышения.

На сколько решено повысить зарплату, на столько же надо повышать и тарифы ОМС на услуги пациентам.

Тарифы, правда, меняют, но несоразмерно затратам и тому, чтобы ощутимо повысить зарплату врачам. Вот здесь и проблема.

Когда высшее руководство страны решает повысить зарплату врачам — это гуманно и правильно, но это решение должно быть подкреплено финансами. Доходную часть медучреждений можно повысить только за счет ОМС.

Знаю: подавляющее большинство медработников страдает из-за несоответствия затрат (финансовых, физических и пр.) и полученной денежной компенсации.

— Но в России был и другой, положительный опыт в этом плане. Почему бы им не воспользоваться?

— Раньше при госфинансировании было так: мы формировали бюджет на будущий год, куда вносили все предстоящие затраты – на зарплату, «коммуналку», ремонтные работы, расходные материалы, на нужное количество тех же стентов, плюс деньги на развитие (на закупку нового оборудования, на подготовку специалистов для его обслуживания и т.д.).

Планируемый бюджет отсылали либо в Департамент здравоохранения Москвы, либо в Минздрав (по принадлежности). Шло согласование планов с Минфином. Что-то корректировалось, но все равно медучреждение получало те деньги, которые требовались. И руководитель знал, что есть определенный бюджет, который, согласно запланированному, можно тратить. Сейчас этого нет.

Сегодня медучреждения вынуждены выживать.

— Оптимизация — в действии?

— Оптимизация тоже, я бы сказал, проводится несколько тенденциозно. Идет сокращение штатов, но все делается очень хитро: не ради улучшения дела, а чтобы сократить как можно больше медработников. Ведь при сокращении кадров высвобождаются и деньги, их и используют для повышения зарплаты оставшимся. Делается вид, что указ президента выполнен. Но в какой-то степени это фикция.

Простой пример: в клиниках есть штат санитарок. Им, согласно указу, тоже надо повышать зарплату. Но их переводят в уборщицы.

Они уже не считаются медработниками, и им не надо увеличивать зарплату, а можно платить три копейки. И происходит лишь внутреннее перераспределение не только финансов, но и нагрузки на медработников.

Теперь уборщицы выполняют работу санитарок, но без повышения зарплаты. С врачами — та же история.

«Мне бы не хотелось, чтобы мои слова были восприняты как жалоба»

— Давид Георгиевич, вас, наверное, чиновники не жалуют? Вы не замалчиваете проблемы, таких начальники не любят…

— Да, я не молчу. И лично для себя никогда и ничего не просил. Только — для дела, для центра, который возглавлял в течение 25 лет, а в конечном итоге — для страны. Да и не хочется, чтобы в мире к нам относились с пренебрежением, видя, как наша медицина борется за выживание. И за коллег, высоких профессионалов, обидно.

— Да, таких рук, как у российских хирургов, пожалуй, нет нигде в мире?

— Конечно.

— Почему тогда многие россияне едут лечиться за границу?

— Во многих случаях я их даже понимаю. Иногда вот думаешь: а если у тебя у самого что-то серьезное случится со здоровьем? К кому обратиться? Очень во многих областях медицины в России образовалась острая кадровая нехватка. Нет специалистов, потому что для их работы не созданы нормальные условия.

Сколько хороших врачей уходит из медицины в коммерческие фирмы, сколько уезжает за границу! Знаю: у части молодых врачей в голове тоже есть цель — уехать! Очень жаль, потому что был период — до 2010 года, когда хорошие специалисты не уезжали из страны. Было нормальным финансирование медучреждений.

Ситуация в здравоохранении была получше.

— Опыт какой страны в смысле организации здравоохранения мог бы служить примером для вас, для России?

— Что касается уровня здравоохранения и медицины вообще, то США — хороший пример. У них подход к лечению больных другой, более рациональный, что ли, начиная с диагностики и заканчивая реабилитацией и профилактикой.

В 1992 году более четырех месяцев я находился на стажировке в США в одном крупном госпитале. С раннего утра и до позднего вечера не выходил из клиники. И как профессионал привез оттуда много полезного. Тогда только зарождалась интервенционная кардиоангиология.

Очень многому там научился и постарался внедрить здесь.

Конечно, лечение там дорогостоящее. Но значительно больший процент, чем где-либо в мире, отчисляется на здравоохранение от ВВП. И много средств поступает от частного капитала. У них много частных клиник, которые тоже пользуются страховой медициной. Там это все давно отработано. Хотя есть и не застрахованные граждане.

Нормальная страховка у них тоже стоит дорого: несколько сотен долларов в месяц. Вносит эти деньги либо работодатель, либо сам человек. И тогда страховка покрывает многие медуслуги. Пациент получает почти все, что есть хорошего в здравоохранении.

В общую страховку могут не входить (или редко входят) пересадка сердца, косметические услуги, протезирование зубов и др. Категории страховки разные.

  * * *

В конце нашей беседы Давид Георгиевич добавил: «Это не жалоба, это мое пожелание руководству страны. Поэтому мне бы не хотелось, чтобы мои слова были восприняты как жалоба. Когда я где-то говорю об этом, чиновники считают, что я создаю себе рекламу. Но мне это совершенно не нужно.

У меня достаточно титулов и званий. Я хочу, чтобы было лучше. Чтобы мои слова воспринимались не как крик оппозиционера, а как пожелание для изменения ситуации в российской медицине к лучшему. Хотя мои предложения чаще вызывают раздражение, я все равно всегда буду говорить правду.

Это важнее».

Источник: https://www.mk.ru/social/health/2019/09/26/mezhdu-tarifami-oms-i-tratami-pacientov-na-meduslugi-nashli-nesootvetstvie.html

Порядок вызова врача на дом

Не соответствие врачей

Вызов врача на дом – вид амбулаторно-поликлинической помощи, в рамках которого прием больного происходит вне кабинета врача. На дом вызываются врачи-педиатры участковые.

Врач может оформить вызов в следующих случаях:

  • необходим повторный прием пациента на дому;
  • необходимо периодическое обслуживание на дому (тяжелые больные, наблюдение после стационара);
  • патронаж;
  • передача активов (скорая и неотложная помощь, родильные дома).

Вызов на дом осуществляется из поликлиники по месту фактического нахождения больного (по территории обслуживания). В случае если пациент не прикреплен к ОГАУЗ «ИГДП №1», врач выполнит вызов на дом, но в дальнейшем для обслуживания и выписки листка нетрудоспособности потребуется обращение в поликлинику по месту прикрепления ребенка.

Если принимающий вызов специалист посчитает, что случай экстренный и угрожает жизни пациента – пациенту предлагается вызвать скорую помощь.

Вызовы на дом врача-педиатра участкового принимаются в соответствии с утвержденным режимом работы ОГАУЗ «ИГДП №1»: в будние дни с 7.30 до 14.00, в субботу – с 9.00 до 12.00. Вызовы, поступившие до 14.00 часов до 16.00 часов передаются дежурному врачу.

Вызовы, поступившие в период времени с 16.00 до 18.00 часов, принимаются в случае, если они являются основанием для выезда врача-педиатра (фельдшера) кабинета неотложной медицинской помощи детям.

За пределами этого времени – регистрация вызова на дом невозможна.

Обслуживание вызовов на дом врачами-педиатрами участковыми осуществляется в течение рабочих часов поликлиники. При этом врач-педиатр участковый сортирует вызовы на дом с учетом возраста детей, предъявляемых жалоб и симптомов.

Поступившие вызовы распределяются по участкам в соответствии с адресом фактического нахождения пациента.

По факту вызова врач заполняет талон амбулаторного пациента. При необходимости, на вызов с собой врач может взять амбулаторную карту пациента или бланк формы вызова врача-педиатра участкового на дом.

Если карта данного пациента не заводилась в ОГАУЗ «ИГДП №1» – ее заводят с первым описанием вызова на дом (анамнез, жалобы, назначения).

Вызовы на дом регистрируются в Книге вызовов врача на дом (ф/ 031|у).

Процесс вызова врача на дом. Данный концепт предполагает вызов врача-педиатра участкового на дом посредством телефонного звонка в регистратуру по телефону: 22-39-15, а также при личном обращении законного представителя несовершеннолетнего пациента в регистратуру

Показания для вызова врача-педиатра участкового:

  • любое ухудшение в состоянии здоровья у детей до 3 лет;
  • появление высыпаний на коже;
  • повышение температуры тела;
  • рвота, жидкий стул, боли в животе;
  • острая боль любой локализации.

При вызове врача-педиатра участкового законный представитель несовершеннолетнего пациента обязан:

  • назвать ФИО ребенка, возраст;
  • назвать адрес прописки и фактический адрес проживания;
  • четко сформулировать жалобы;
  • обеспечить доступ врача-педиатра участкового в подъезд и непосредственно к больному.

Процесс вызова врача на дом состоит из следующих этапов:

  • прием вызова врача на дом;
  • планирование врачом-педиатром участковым посещения вызовов на дом;
  • проведение посещения пациента на дому;
  • фиксация результатов посещения (заполнение медицинской и отчетной документации – талон амбулаторного пациента, бланк формы вызова врача-педиатра участкового на дом);
  • учет обслуженных и необслуженных вызовов.

Основные функции, реализуемые в рамках поддержки процесса вызова врача на дом:

Этап оказания услугиФункции системыПользователи функции
Прием вызова врача на домРегистрация факта вызоваРегистратор
Внесение и хранение информации о вызовеРегистратор
Планирование вызовов врача на домРедактирование параметров и отмена вызоваРегистратор
Назначение дежурного врачаРегистратор
Просмотр и группировка списка вызовов по определенным критериямРегистратор

Участковый врач-педиатр

Регистрация вызова на себяУчастковый врач-педиатр
Передача вызова другому врачу-педиатру участковомуУчастковый врач-педиатр
Проведение посещения пациента на домуПолучение информации о запланированных вызовахУчастковый врач-педиатр
Фиксация результатов посещенияВнесение информации о посещениях на домуУчастковый врач-педиатр
Заполнение талона амбулаторного пациентаУчастковый врач-педиатр
Заполнение бланка формы вызова врача-педиатра участкового на домУчастковый врач-педиатр
Учет обслуженных и необслуженных вызововКонтроль врача в части исполнения вызовов и заполнения журнала вызововРегистратор

Участковый врач-педиатр

Ведение учета вызовов по врачамРегистратор
Ведение учета необслуженных вызововРегистратор

Вызову могут быть присвоены следующие статусы:

  • зарегистрирован;
  • выполнен;
  • отменен пациентом;
  • вызов передан в службу неотложной помощи;
  • вызов передан в службу скорой помощи;
  • вызов не состоялся по другим причинам.

Описание действий, изменяющих статус вызова, приведено ниже.

Функции в части приема вызова на дом

Основными функциями в части приема вызова на дом являются:

  • регистрация факта вызова;
  • внесение и хранение информации о вызове.

При регистрации вызова должна проводиться оценка его срочности.

При регистрации вызова регистратор указывает «Причину вызова».

Идентификация пациента в ходе регистрации вызова происходит по ФИО, номеру полиса ОМС, адресу проживания, номеру педиатрического участка.

Дополнительно указываются подъезд, этаж, код домофона и наличие лифта.

Если адрес фактического проживания (нахождения) находится вне территории (зоны) обслуживания ОГАУЗ «ИГДП №1»  – пациент перенаправляется в территориальную поликлинику по месту проживания (нахождения).

При записи информации в журнал вызовов врача-педиатра участкового на дом медицинским регистратором указывается «вид вызова»: вызов на дом, патронаж, актив.

Функции в части планирования вызова на дом

Основными функциями в части планирования вызовов на дом являются:

  • редактирование параметров и отмена вызова;
  • назначение вызова на дежурного врача;
  • просмотр списка вызовов по определенным критериям;
  • регистрация вызова на себя;
  • передача вызову другому врачу-педиатру участковому.

Вызов на дом не может быть отменен по инициативе ОГАУЗ «ИГДП № 1».

В качестве даты посещения для вызовов ставится текущий рабочий день врача-педиатра участкового в соответствии с его расписанием приема пациентов на дому.

В случае необходимости, врач может зарегистрировать вызов на себя.

Функции в части проведения посещения пациента на дому

Основной функцией в части проведения посещения пациента на дому являетсяпросмотр информации о запланированных вызовах.

При получении информации о запланированных вызовах врач может отсортировать список пациентов в удобном для него порядке, в зависимости от сформулированных жалоб и возраста пациента.

Функции в части фиксации результатов вызова на дом

Основными функциями в части фиксации результатов вызова на дом являются:

  • заполнение бланка формы вызова врача-педиатра участкового;
  • заполнение талона амбулаторного пациента.

После посещения врач открывает запись журнала вызовов на дом, и вносит информацию о проведенном приеме. По окончанию внесения информации записи присваивается один из возможных статусов: «Выполнен» или «Вызов не состоялся по другим причинам».

Функции в части учета обслуженных и необслуженных вызовов

Основными функциями в части учета обслуженных и необслуженных вызовов на дом являются:

  • контроль врача в части исполнения вызовов и заполнения журнала вызовов;
  • ведение учета вызовов по врачам;
  • ведение учета необслуженных вызовов;

Медицинским регистраторам, ответственным за контроль исполнения вызовов на дом, должны быть доступны отчеты, содержащие следующую информацию:

  • количество зарегистрированных вызовов;
  • количество завершенных (проведенных) вызовов;
  • количество необслуженных вызовов.

Патронаж и передача активов

Патронаж и передача активов ограничивается внесением соответствующей информации в журналы и исполнением данных записей.

Патронаж – это ведение контингента, оказание медицинской помощи на периодической основе на дому.

Передача активов – это указание необходимости предоставления определенного типа медицинской помощи пациенту после, например, вызова скорой помощи, либо посещения приемного отделения стационара.

Необходимость выполнения этих работ указывается в Книге вызовов врача на дом (ф. 031/у), в т.ч.:

  • патронаж;
  • активы скорой помощи;
  • активы неотложной помощи;
  • активы родильных домов;
  • активы стационара.

Источник: https://dgp1.irk.ru/?page_id=60

Административное право
Добавить комментарий