Отказ суда об амнистии

Амнистия на стадии выполнения приговора: что решил Верховный Суд

Отказ суда об амнистии

08:01, 8 мая 2018

В Верховном Суде пока нет единой позиции, является ли предметом кассационного обжалования применение амнистии на стадии выполнения приговора.

Большинство дел должно заканчиваться на стадии апелляционного обжалования и не доходить до Верховного Суда — об этом постоянно твердят идеологи судебной реформы. Но пока так не получается. И вроде бы закон позволяет новому ВС применить процессуальные фильтры, не открывая производство вовсе, однако есть общая задача — направление практики в правильном русле, и она пока является приоритетной.

Играют свою роль и неоднозначности в законодательстве, и прежние позиции высших судов.

Так, спор, может ли открывать кассационное производство Верховный Суд, продолжается вокруг вопроса амнистии.

Напомним, между Верховным Судом Украины и Высшим специализированным судом по рассмотрению гражданских и уголовных дел долгое время шла дискуссия о том, является ли предметом кассационного обжалования вопрос применения амнистии на стадии выполнения приговора.

Недавно он попал на рассмотрение Большой палаты, однако ответа коллегия судей Кассационного уголовного суда ВС так и не получила.

Почему это важно? Разберемся на конкретном примере.

Решать Верховному

4 мая в редакцию «Судебно-юридической газеты» поступил звонок от матери заключенной. Женщина жаловалась на то, что суды отказались применить амнистию к ее дочери, хотя та больна СПИДом, отбыла больше половины срока и у нее есть ребенок.

Наше издание решило разобраться в ситуации.

В 2013 г. заключенная С. была осуждена Орджоникидзевским райсудом Мариуполя по ч. 1 ст. 115 УК (Умышленное убийство) на 9 лет 6 месяцев лишения свободы, однако в 2015 году Высший спецсуд изменил приговор, переквалифицировав действия С. на ст.

118 УК (Убийство при превышении пределов необходимой обороны) с назначением наказания 1 год лишения свободы, учитывая «закон Савченко». Таким образом, уже 15 января 2015 года С. была на свободе. Но через 5 месяцев С.

совершает другое преступление: находясь в состоянии алкогольного опьянения, наносит ножевой удар в грудь своему сожителю. К счастью, удар не смертельный.

28 декабря 2016 г. Ильичевский райсуд Мариуполя выносит приговор по ч. 1 ст. 121 УК: 6,5 лет лишения свободы. При этом в срок наказания учитывается срок предварительного заключения, т. е. закончить отбывать наказание С. должна уже 16 июля 2020 года.

Впрочем, ввиду наличия ряда заболеваний, в том числе СПИДа, С. просит об амнистии на основании ст. 1 Закона «Об амнистии в 2016 году».

Новозаводской райсуд Чернигова отказывает ей в удовлетворении заявления (дело №751/6775/17). Это решение оставлено без изменений Апелляционным судом Черниговской области 12.12.2017.

Адвокат С. обращается с кассационной жалобой в новый Верховный Суд, указывая на то, что  райсуд не учел: С. болеет ВИЧ/СПИД инфекцией, в день вступления в силу закона об амнистии отбыла уже не менее половины назначенного срока основного наказания и подпадает под действие ст. 4 этого Закона об амнистии. Апелляционный же суд, по мнению С., на нарушения требований закона внимания не обратил.

Отметим, что в перечень болезней, которые позволяют ставить вопрос об амнистии, подпадает СПИД в III и IV клинических стадиях по классификации ВОЗ и другие тяжелые болезни, препятствующие отбыванию наказания (согласно Перечня заболеваний, являющихся основанием для подачи в суд материалов об освобождении осужденных от дальнейшего отбывания наказания).

В данном случае 20 сентября 2017 года I-ю клиническую стадию ВИЧ-инфекции у С. констатировал врач-инфекционист в Черниговской исправительной колонии. Но уже на стадии апелляционного обжалования адвокат подал медицинскую справку, выданную городской поликлиникой другой области о том, что стадия — III.

Об этой справке апелляционный суд обмолвился в своем решении лишь одним предложением, не исследовав ее достоверность или недостоверность, а вернее, даже толком не упомянув о ней.

По словам матери заключенной, необходимость обратиться к другому врачу возникла, поскольку ей не удавалось получить объективное заключение у врачей при местах лишения свободы.

Таким образом, решить, имело ли место нарушение закона со стороны апелляционного суда, предстояло кассационной инстанции.

12 февраля 2018 г. коллегия судей Второй Судебной палаты Кассационного уголовного суда Верховного Суда во главе со Станиславом Кравченко открыла производство по данному делу (№51-221 км 18) и назначила рассмотрение дела на 12 апреля.

Однако 2 апреля другая коллегия судей КУС ВС в подобном деле передала его на рассмотрение Большой палаты, не открывая кассационное производство (№51-3680 ск 18). То есть возник вопрос о возможности самого допуска дела к рассмотрению.

Ввиду того, что перед судьями ВС вновь возникла дилемма, связанная с прежними спорными позициями ВСУ, обремененная новым законодательством, 12 апреля было решено  отложить рассмотрение дела нашей читательницы до принятия решения Большой палатой (№ 51-221 км 18).

Вопрос для Большой палаты

Принципиальный вопрос в данном случае — является  ли предметом кассационного обжалования вопрос применения амнистии на стадии выполнения приговора. Проще говоря, может ли Верховный Суд открыть производство вообще. Именно с таким вопросом к Большой палате 2 апреля обратились судьи КУС ВС по другому подобному делу (№13-22 зн 18).

Почему вообще возникла потребность обращаться в Большую палату?

Как отметили судьи КУС, УПК предусматривает обжалование решения суда по результатам рассмотрения ходатайства (представления) по вопросам, связанным с исполнением приговора, только в апелляционном порядке и не предусматривает кассационного обжалования такого судебного решения (ч. 6 ст. 539).

Кроме того, по правилам ч. 2 ст. 424 УПК, обжалуются в кассационном порядке только судебные решения, препятствующие дальнейшему уголовном производству.

Судебные же решения, которые принимались в рамках закона об амнистии и касаются вопросов, связанных с исполнением приговора, к таковым не относятся, т. е. не является предметом пересмотра суда кассационной инстанции.

В то же время, ранее по делу №5-331 кс 15 от 11 февраля 2016 г. Верховный Суд Украины пришел к выводу, что УПК не устанавливает запрета на обжалование в кассационном порядке решений суда по применению амнистии.

Верховный Суд Украины исходил из того, что положения части 2 статьи 424 УПК (в редакции до 15 декабря 2017 года) необходимо толковать целостно, и вопрос о том, подлежат ли обжалованию в кассационном порядке судебные решения по применению амнистии, предстоит решать, исходя из положений пункта 8 части 3 статьи 129 Конституции Украины, согласно которому полнота кассационного пересмотра ограничивается только случаями прямого, недвусмысленного исключения (запрета) на уровне закона.

Судьи КУС ВС решили обратиться в БП, учитывая то, что вышеприведенный вывод Верховного Суда Украины изложен до внесения изменений в Конституцию в части правосудия (п. 8 ч. 3 ст. 129).

Однако Большая палата ВС посчитала, что эта «задачка» решению в данном случае не подлежит, поскольку кассационное производство не открыто.

«В соответствии с положениями УПК Украины, вопрос о передаче уголовного судопроизводства на рассмотрение Большой палаты Верховного Суда, как это предусмотрено в статьях 434-1, 434-2 УПК Украины, решается лишь после открытия кассационного производства», — отмечает в определении Большая палата ВС во главе с судьей-докладчиком Александрой Яновской от 17.04.2018 и возвращает Кассационному уголовному суду материалы.

Учитывая то, что судьи КУС ВС ставили вопрос, нужно ли вообще открывать производство, такое решение Большой палаты образует своего рода «тупик».

На новое рассмотрение

После того как Большая палата фактически не предоставила свою позицию о допуске, коллегия судей КУС ВС во главе со Станиславом Кравченко решила следовать прежней позиции ВСУ и рассмотрела дело нашей читательницы по существу. В итоге решено отправить его на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, который так и не исследовал один из поданных защитой документов — справку.

Безусловно, тут возникают вопросы: если у защиты были сомнения в компетентности врачей колонии, почему в суде не был поставлен вопрос о назначении медицинской экспертизы; почему в итоге была предоставлена справка, выданная горполиклиникой другой области и пр.? Однако, если апелляционный суд сомневался в подлинности того или иного документа, он все равно должен был сказать свое слово.

Особенно важно правильное и полное изучение всех обстоятельств дела в уголовном процессе, здесь не может быть формального подхода к исследованию и оценке доказательств, ведь от этого зависит свобода человека. Поэтому остается пожелать апелляционной инстанции уделять больше внимания делу и не ожидать, что ее работу кто-то исправит «наверху».

Возникает и другой вопрос: будет ли высказана определенность Большой палатой по данному вопросу, или КУС ВС будет применять прежнюю позицию Верховного Суда Украины? Судя по практике ВС, такие вопросы не единичны, однако однозначного ответа по ним пока нет.

Источник: https://sud.ua/ru/news/publication/118298-mozhet-li-zaklyuchennyy-obzhalovat-otkaz-v-amnistii-v-verkhovnom-sude

Конституционный Суд Республики Беларусь

Отказ суда об амнистии

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ
24 июня 2005 г. № Р-186/2005

О предложениях по применению норм законодательства об амнистии

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Василевича Г.А., судей Бойко Т.С., Кеник К.И., Подгруши В.В., Саркисовой Э.А., Тиковенко А.Г.

, Филипчик Р.И., Шишко Г.Б., Шуклина В.З.

, рассмотрев на основании статьи 40 и части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь обращения осужденных с жалобами на неприменение к ним амнистии, установил следующее.

Статьей 10 Закона Республики Беларусь от 8 января 2004 г. “Об амнистии некоторых категорий лиц, совершивших преступления” предусмотрена возможность освобождения от наказания частично сроком на один год:

лиц, которым назначено наказание в виде лишения свободы;

лиц, которым назначено наказание в виде ограничения свободы (статья 55 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), и лиц, условно осужденных к лишению свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (статья 231 УК 1960 г.);

лиц, которым неотбытая часть лишения свободы заменена наказанием в виде ограничения свободы или исправительных работ (статья 91 УК), и лиц, условно освобожденных из мест лишения свободы с обязательным привлечением осужденного к труду (статья 512 УК 1960 г.);

военнослужащих, которым назначено наказание в виде направления в дисциплинарную воинскую часть.

Указанной статьей предусмотрена также возможность освобождения от наказания вышеперечисленных лиц, у которых на день рассмотрения материалов о применении амнистии до окончания срока наказания остается менее одного года.

Согласно статье 13 вышеназванного Закона под его действие подпадают лица, совершившие преступления до дня вступления в силу этого Закона, как осужденные, так и не осужденные судами Республики Беларусь, лица, приговоры в отношении которых рассматриваются в кассационном или надзорном порядке. Под действие же статьи 10 данного Закона подпадают осужденные, совершившие преступления до дня вступления в силу этого Закона и в отношении которых приговоры постановлены до окончания срока, установленного статьей 22 этого же Закона.

Аналогичные положения содержатся в соответствующих статьях Закона Республики Беларусь от 5 мая 2005 г. “Об амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 годов”.

В Конституционный Суд поступают жалобы осужденных на неприменение к ним амнистии в виде сокращения срока отбывания назначенного наказания на один год в тех случаях, когда приговоры в отношении их были вынесены до принятия закона об амнистии либо в период его исполнения, а затем отменялись в надзорном порядке и новые приговоры постановлялись после истечения срока, отведенного на исполнение закона об амнистии.

По вопросам, связанным с применением законов об амнистии, Конституционным Судом уже принимались решения, которые находили поддержку как Парламента Республики Беларусь, так и Прокуратуры Республики Беларусь и в последующем получали реализацию в самих законах об амнистии.

В решении от 17 ноября 2000 г.

Конституционным Судом сформулирована позиция, согласно которой право на амнистию имеют осужденные, в отношении которых приговоры не вступили в законную силу в связи с их кассационным обжалованием (опротестованием).

Решением от 11 января 2002 г. Конституционным Судом подтверждено право на амнистию осужденных, в отношении которых вступившие в законную силу приговоры пересматривались в порядке надзора.

Данная позиция Конституционного Суда закреплена в законах об амнистии, принятых 15 июля 2002 г., 8 января 2004 г. и 5 мая 2005 г.

В связи с поступлением в Конституционный Суд жалоб осужденных на неприменение к ним статьи 10 Закона Республики Беларусь от 8 января 2004 г. “Об амнистии некоторых категорий лиц, совершивших преступления” (далее – Закон от 8 января 2004 г.

) в тех случаях, если приговоры, вынесенные в отношении их до вступления в силу закона об амнистии или в период его исполнения, пересматривались, а новые приговоры постановлялись после истечения срока, отведенного на исполнение закона об амнистии, Конституционный Суд принял решение от 9 ноября 2004 г., которое направлено Генеральному прокурору Республики Беларусь.

В решении вновь обращено внимание на то, что лица, совершившие преступления до дня вступления в силу закона об амнистии и осужденные до или в период исполнения этого закона, имеют право на амнистию, даже если впоследствии приговоры в отношении их пересматривались.

Данная позиция Конституционного Суда поддержана Прокуратурой Республики Беларусь, и вопрос о применении амнистии решен положительно в отношении конкретных лиц, по жалобам которых принято указанное решение (письмо от 10 февраля 2005 г. № 17/102-2004 (4,5-2005).

Вместе с тем продолжающие поступать в Конституционный Суд жалобы осужденных свидетельствуют об отказе им в праве на амнистию в вышеуказанных случаях. Так, Ж. и Т. были осуждены 24 декабря 2003 г., то есть еще до принятия Закона от 8 января 2004 г.

, но приговор в отношении их отменен в надзорном порядке, а новый приговор постановлен по истечении срока исполнения указанного Закона. Суд Железнодорожного района г. Гомеля, вынесший повторный приговор в отношении этих лиц, применил к ним статью 10 Закона, предусматривающую сокращение срока наказания на один год.

С таким решением согласилась и судебная коллегия по уголовным делам Гомельского областного суда. Однако президиум этого же суда исключил из приговора указание на применение к Ж. и Т. амнистии, сославшись на то, что повторный приговор суда был вынесен по истечении шести месяцев, то есть срока, отведенного для исполнения закона об амнистии.

Жалобы осужденных в Верховный Суд Республики Беларусь и в Прокуратуру Республики Беларусь на неприменение к ним статьи 10 Закона от 8 января 2004 г. оставлены без удовлетворения.

По мнению Конституционного Суда, такой подход правоприменителя находится в противоречии с положением части первой статьи 13 Закона от 8 января 2004 г.

, согласно которому под действие этого Закона подпадают лица, совершившие преступления до дня вступления его в силу, как осужденные, так и не осужденные судами Республики Беларусь, лица, приговоры в отношении которых рассматриваются в кассационном или надзорном порядке.

Конституционный Суд признает очевидным тот факт, что лица, совершившие преступления до дня вступления в силу Закона от 8 января 2004 г.

и осужденные до или в период исполнения этого Закона, уже приобрели право на амнистию, которое не может быть ограничено тем обстоятельством, что вынесенные в отношении их приговоры в последующем отменялись, а новые приговоры постановлялись уже по истечении срока исполнения Закона об амнистии.

Принятие такого решения согласуется с частью третьей статьи 20 данного Закона, допускающей возможность применения амнистии и по истечении шестимесячного срока, установленного в статье 22 Закона. На это обстоятельство Конституционный Суд уже обращал внимание в своих решениях.

Конституционный Суд считает, что в целях соблюдения конституционного принципа равенства такой подход должен быть обеспечен и во всех аналогичных случаях применения законов об амнистии.

На основании изложенного и руководствуясь статьей 40, частью первой статьи 116 Конституции, статьями 7, 36, 38, 40, 401 Закона “О Конституционном Суде Республики Беларусь”, Конституционный Суд

РЕШИЛ:

1.

Предложить Верховному Суду Республики Беларусь и Прокуратуре Республики Беларусь обеспечить единообразную практику применения законов об амнистии, в соответствии с которыми лица, совершившие преступления до вступления в силу закона об амнистии и осужденные до вступления его в законную силу или в период его исполнения, имеют право на сокращение срока наказания на один год независимо от того, что вынесенные в отношении их приговоры в последующем отменялись, а новые приговоры были постановлены по истечении срока исполнения закона об амнистии, так как эти лица уже приобрели по закону право на амнистию.

2. Направить поступившие в Конституционный Суд жалобы осужденных в Верховный Суд Республики Беларусь и Прокуратуру Республики Беларусь для принятия решения о применении амнистии в соответствии с законом и решениями Конституционного Суда Республики Беларусь по данному вопросу.

3. Настоящее решение вступает в силу со дня его принятия.

4. Опубликовать настоящее решение в соответствии с законодательством.

Председательствующий – Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                      Г.А. Василевич

Источник: http://www.kc.gov.by/document-10063

Декларацию об амнистии капиталов защитили в суде

Отказ суда об амнистии

Декларацию об амнистии капиталов нельзя использовать в рамках дела о банкротстве. Такое решение сегодня вынес апелляционный суд по жалобе предпринимателя Валерия Израйлита, который также выступает обвиняемым по уголовному делу о хищениях и выводе средств за границу.

Верховный суд РФ (ВС) уже запрещал использование спецдеклараций против граждан в уголовных делах, но документ так и не исключили из материалов дела в отношении бизнесмена.

Юристы приветствуют позицию апелляции, но уточняют, что проблемы применения закона о добровольном декларировании активов сохраняются.

Как сообщила “Ъ” адвокат председателя совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерия Израйлита Надежда Почуева, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд отменил определение первой инстанции, обязавшей ФНС РФ представить декларацию по амнистии капиталов в материалы дела о банкротстве.

Таким образом, арбитражная система попыталась закрыть пробел в законе о добровольном декларировании активов. В нем установлен прямой запрет использования данных из спецдеклараций в качестве доказательства или основания для возбуждения уголовных дел, а также дел об административных и налоговых правонарушениях.

Однако гражданские дела не упоминаются.

Декларацию господина Израйлита пытаются использовать в своих целях самые различные госорганы. Сначала в 2017 году ее изъяли из ФНС с санкции суда следователи ФСБ в рамках уголовного дела в отношении бизнесмена, которого обвиняют в хищениях и выводе средств за границу.

В октябре президиум ВС разъяснил, что сведения из таких деклараций не могут запрашиваться и использоваться как доказательство или основание для возбуждения уголовного дела. ВС подчеркнул, что доступ к спецдекларации имеют только налоговики, а другие органы и организации не могут их получить в том числе и на основании судебного решения.

Тем не менее Смольнинский райсуд Санкт-Петербурга в ноябре отказался исключить декларацию из материалов уголовного дела.

Позднее получить декларацию захотело уже петербургское управление Росимущества через арбитражный суд. В рамках дела о банкротстве Валерия Израйлита, инициированного Балтинвестбанком за долги по кредитам (235,4 млн руб.

), Росимущество попросило суд обязать ФНС предоставить спецдекларацию, а также запросить информацию об английских активах бизнесмена в налоговом управлении Великобритании.

Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области 5 августа эту просьбу удовлетворил, сославшись на то, что госсуды вправе истребовать и получать любые документы, включая составляющие налоговую тайну. К тому же, добавил суд, информация о зарубежном имуществе должника имеет значение для сопоставления размера его активов и пассивов.

Это определение суда обжаловал сам предприниматель, а также Балтинвестбанк (правда, лишь в части запроса в Великобританию). В итоге апелляция удовлетворила жалобу господина Израйлита.

Юристы поддерживают решение апелляционного суда.

«В отношении гражданских дел возник законодательный пробел, но, исходя из цели и смысла закона об амнистии капиталов, если такую декларацию нельзя истребовать по уголовным делам, то тем более нельзя и по гражданским»,— считает руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов. Он приветствует то, что апелляция устранила ошибку первой инстанции, «поддержав конституционный принцип доверия граждан к действиям государства».

По мнению управляющего партнера адвокатской фирмы «Юстина» Владимира Плетнева, закон о добровольном декларировании должен иметь приоритет перед другими нормами, «потому что нельзя подрывать степень правовых ожиданий» лиц, раскрывших свои активы: «Государство ввело эту амнистию, гарантируя, что раскрытая информация не сможет использоваться во вред декларантам. Но на практике возникла конкуренция норм, в которой госорганы неверно расставляют приоритеты».

Вадим Зарипов подчеркивает важность дела, поскольку «оно поднимает вопрос о доверии ко всей кампании по амнистии капиталов». «Нужно, чтобы бизнес поверил, что гарантии и обещания государства будут выполнены.

Но еще важнее, чтобы подобных ошибок суды не совершали, а госорганы даже не пытались получить доступ к спецдекларации, поскольку “ложечка нашлась”, а вот осадочек у предпринимателей остался надолго»,— указывает юрист.

Господин Плетнев полагает, что «проблема с коллизией разных законов будет всплывать еще миллион раз, потому что в настоящее время система не работает на упреждение, а только разгребает последствия».

Так, уточнил он, остается открытым вопрос о том, как должен соотноситься закон о банкротстве, предполагающий раскрытие суду и кредиторам активов должника, с законом об амнистии капиталов. Проблему правоприменения, по его мнению, могут решить более глобальные разъяснения ВС о применении закона об амнистии капиталов по всем категориям дел.

Арбитражная группа

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4199341

Административное право
Добавить комментарий