Прослушка телефонных переговоров и использование записей в уголовном деле

Мвд создаст спецподразделения для борьбы с нарушениями в работе сотрудников наркоконтроля

Прослушка телефонных переговоров и использование записей в уголовном деле

Контроль и запись телефонных переговоров

Нынешний век-век информации. И информация сейчас имеет огромную ценность и помогает сохранять превосходство над оппонентами. Потому люди готовы затрачивать огромные ресурсы и средства, чтобы добыть ее.

Прослушка телефона – достаточно часто используемое средство.

Но мы можем говорить в таком ключе лишь об информативности данного средства и его доказательном значении, и не стоит забывать о соблюдении конституционные права человека на тайну частной жизни. 

Прослушать телефонные переговоры возможно лишь в рамках уголовного дела, либо при наличии обоснованного подозрения в причастности лица к совершению совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких преступлений, а также лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступления, имея на то веские основания и при условии наличия у правоохранительных органов решения суда на проведение данного следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия. Лишь в таком случае полученная информация применима для органов правосудия. Во всех других случаях прослушивание вашего телефона – это вторжение в вашу частную жизнь и карается законом. 

Контроль телефонных и иных переговоров – это прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограмм.

Сразу заметим, что установка прослушивающих устройств в квартире, офисе или машине не относятся к данному следственному действию. Так как это не является переговорами, это запись вне коммуникаций связи.

Кто имеет полномочия на прослушивание телефонных переговоров и как можно оказаться в положении прослушиваемого?

Оперативно-розыскные мероприятия по прослушиванию телефонных переговоров и снятию информации с технических каналов связи осуществляют ФСБ и ОВД с привлечением собственных оперативно-технических сил.

Контроль и запись переговоров регламентированы ст.186 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. И попасть в положение прослушиваемого не так-то просто.

Закон гласит, что запись переговоров возможно проводить лишь при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц, которые могут располагать сведениями об указанных преступлениях, содержат сведения, имеющие значение для уголовного дела, и их контроль и запись допускаются при производстве по уголовным делам о преступлениях средней тяжести, тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном УПК РФ.

Отсюда основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1. Наличие возбужденного уголовного дела.

2. Ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о:

1) признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела;

2) событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации;

3) лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания;

4) лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов.

Проведение таких мероприятий ограничивает конституционные права человека на гражданскую тайну переписки, телефонных переговоров, других сообщений, которые передаются по сетям электрической и почтовой связи, и допускается исключительно на основании судебного решения или постановления следователя и при наличии вышеизложенных оснований.

В случае возникновения угрозы жизни, здоровью, собственности отдельных лиц по их заявлению или с их согласия в письменной форме разрешается прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов, на основании постановления, утвержденного руководителем органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным уведомлением соответствующего суда (судьи) в течение 48 часов.

Как следователь получает разрешение на проведение следственного действия по прослушиванию телефонных переговоров, в рамках возбужденного уголовного дела? Это не так просто.

Следователь направляет ходатайство в суд, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении.

В ходатайстве следователя о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо применение данной меры;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) фамилия, имя и отчество лица, чьи телефонные и иные переговоры подлежат контролю и записи;

4) срок осуществления контроля и записи;

5) наименование органа, которому поручается техническое осуществление контроля и записи.

Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично, если законодательством Российской Федерации не установлен иной порядок их рассмотрения, и незамедлительно. Судья (суд) не вправе отказать в рассмотрении материалов в случае их представления.

До возбуждения уголовного дела:

Основанием для решения судьей вопроса о проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права граждан, является мотивированное постановление одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность. Перечень категорий таких руководителей устанавливается ведомственными нормативными актами.

По результатам рассмотрения указанных материалов судья разрешает проведение соответствующего оперативно-розыскного мероприятия, которое ограничивает конституционные права граждан, либо отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. Постановление, заверенное печатью, выдается инициатору проведения оперативно-розыскного мероприятия одновременно с возвращением представленных им материалов.

Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется следователем для исполнения в соответствующий орган.

Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев.

Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по данному уголовному делу. При этом течение срока не прерывается.

При необходимости продления срока действия постановления следствие обязано будет обратиться в суд, и судья выносит судебное решение на основании вновь представленных материалов.

Следователь в течение всего срока производства контроля и записи телефонных и иных переговоров вправе в любое время истребовать от органа, их осуществляющего, фонограмму для осмотра и прослушивания.

Она передается следователю в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи указанных переговоров и краткие характеристики использованных при этом технических средств.

Фонограммы, полученные в результате прослушивания телефонных и иных переговоров, хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами.

В случае возбуждения уголовного дела в отношении лица, телефонные и иные переговоры которого прослушиваются в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» до возбуждения уголовного дела, фонограмма и бумажный носитель записи переговоров передаются следователю для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Дальнейший порядок их использования определяется уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации.

О результатах осмотра и прослушивания фонограммы следователь с участием специалиста (при необходимости), а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляет протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая, по мнению следователя, имеет отношение к данному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования фонограммы посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

Также существует статья 186.1 УПК РФ. “Получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами”.

Данная статья не дает столько возможностей для сотрудников правоохранительных органов, как ранее рассмотренная. Она лишь дает возможность отследить количественное выражение соединений между абонентами. Данные сведения сложно трактовать как однозначно доказывающие виновность или невиновность абонентов и лишь доказывает связь между ними.

Получение сведений о количестве соединений между абонентами является своеобразным трамплином к полному прослушиванию телефонных переговоров.

Если информация о соединениях между абонентами будет важна для уголовного дела, то следователь однозначно приложит усилия и обратится с ходатайством в суд о предоставлении судебного решения для получения возможности запросить документы у оператора о количестве абонентских соединений, и о местонахождении абонентов (биллинг).

Согласно ч.2 ст.186.1 УПК РФ, в ходатайстве следователя о производстве следственного действия, касающегося получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, указываются:

1) уголовное дело, при производстве которого необходимо выполнить данное следственное действие;

2) основания, по которым производится данное следственное действие;

3) период, за который необходимо получить соответствующую информацию, и (или) срок производства данного следственного действия;

4) наименование организации, от которой необходимо получить указанную информацию.

Когда следователь получает судебное решение разрешающее получать информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, он отправляет копию в соответствующую организацию, осуществляющую услуги связи.

Руководитель организации обязан предоставить запрашиваемую информацию либо в виде распечатки, либо посредством цифровой записи на съемный носитель.

Указанная информация предоставляется в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором указываются период, за который она предоставлена, и номера абонентов и (или) абонентских устройств.

Получение следователем информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами может быть установлено на срок до шести месяцев. Соответствующая осуществляющая услуги связи организация в течение всего срока производства данного следственного действия обязана предоставлять следователю указанную информацию по мере ее поступления, но не реже одного раза в неделю.

Следователь осматривает представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, с участием специалиста (при необходимости), о чем составляет протокол, в котором должна быть указана та часть информации, которая, по мнению следователя, имеет отношение к уголовному делу (дата, время, продолжительность соединений между абонентами и (или) абонентскими устройствами, номера абонентов и другие данные). Лица, присутствовавшие при составлении протокола, вправе в том же протоколе или отдельно от него изложить свои замечания.

Представленные документы, содержащие информацию о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами, приобщаются к материалам уголовного дела в полном объеме на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранятся в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность ознакомления с ними посторонних лиц и обеспечивающих их сохранность.

Если необходимость в производстве данного следственного действия отпадает, его производство прекращается по постановлению следователя, но не позднее окончания предварительного расследования по уголовному делу.

Подробная информация собрана в следующих статьях:

Источник: https://konsultant228.ru/s-chego-nachinat/proslushivanie-telefonnyh-peregovorov/

Контроль и запись переговоров и прослушивание телефонных переговоров: сравнительная характеристика

Прослушка телефонных переговоров и использование записей в уголовном деле

Прежде всего, следует отметить, что уголовно-процессуальный закон не содержит определения понятия следственного действия. В имеющейся же научной и учебной литературе в обобщенном виде оно определяется следующим образом: следственные действия — это производимые в строгом соответствии с законом процессуальные действия, направленные на собирание и исследование доказательств.

Таким образом, чтобы какое-либо действие носило характер следственного действия оно должно соответствовать следующим требованиям:

а) представлять собой процессуальную форму осуществления деятельности;

б) быть направленным на поиск, получение, исследование и использование доказательств на стадии предварительного расследования преступлений [1, с. 2].

Дискуссии о том, являются ли контроль и запись переговоров следственным действием или оперативно-розыскным мероприятием, не угасают по сей день. По этому поводу Б. Т. Безлепкин отмечает, что не только «…

решение о прослушивании телефонных переговоров и их звукозаписи, но и само производство такого действия предполагаются как следственное действие» [2, с.103]. По мнению Л. М.

 Карнеевой, необычность рассматриваемой процедуры заключается в том, что прослушивание и звукозапись переговоров регламентированы как следственное действие при очевидном их негласном характере [3, c. 31–32].

О. Я. Баев считает, что контроль и запись телефонных и иных переговоров не являются следственными действиями.

Приводя при этом соответствующие доводы, он пишет: «В то же время мы отнюдь не сомневаемся в высокой информационно-познавательной сущности названных действий и в возможности использования их результатов в судебном доказывании. Но — в соответствующем уголовно-процессуальном режиме» [4, c.15].

С. А. Шейфер, анализируя содержание ст. 186 УПК РФ, констатирует, что «аналогичное действие «прослушивание телефонных переговоров» закреплено п. 10 ч. 1 ст. 6 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» в качестве оперативно-розыскного мероприятия. При сравнении этих норм трудно найти существенные различия между ними.

В этой процедуре отсутствует определяющий признак следственного действия: непосредственное получение следователем доказательственной информации от ее носителя» [5, c. 22–23]. В то же время С. А.

 Шейфер, рассматривая систему следственных действий, указывает, что существенным основанием классификации следственных действий является «непосредственный либо опосредованный процесс получения доказательственной информации» [6, c. 76]. Правда, следственным действием с опосредованным процессом получения доказательственной информации С. А.

 Шейфер считает только проведение экспертизы. Однако сам факт последнего утверждения свидетельствует об относительности тезиса о непосредственном восприятии следователем от объекта доказательственной информации как непременном признаке следственного действия.

Таким образом, в законах сформированы и отражены два аспекта правового статуса контроля и записи переговоров: как следственного действия и как оперативно-розыскного мероприятия.

–                   Из текста п. 2 ч. 3 ст. 186 и п. 11 ч. 2 ст. 29 УПК РФ следует, что контроль и запись переговоров — это следственное действие. Но ни для одного следственного действия законодатель не устанавливает срока его проведения, в три раза превышающего установленный двухмесячный срок предварительного следствия (ч. 5 ст. 186 и ч. 1 ст. 162 УПК РФ).

–                   В отличие от других следственных действий контроль и запись переговоров могут быть прекращены (ч. 5 ст. 186 УПК РФ) на основании постановления следователя.

–                   Для выполнения любого следственного действия все правовые и организационно-технические возможности имеет сам следователь. Однако контроль и запись переговоров он объективно не в состоянии выполнить самостоятельно, так как не имеет для этого организационно-технических возможностей.

–                   Кроме того, основным средством фиксации любого следственного действия служит протокол следственного действия (ст. 166 УПК РФ). В протоколе удостоверяется факт проведения следственного действия, обстоятельства и факты, установленные в процессе его проведения.

Единственным документом, исходя из положений ст. 186 УПК РФ, который на самом деле имеет доказательственное значение, является протокол прослушивания и осмотра фонограммы записи переговоров. Но прослушивание и осмотр фонограммы — это отдельное самостоятельное следственное действие.

Контроль и запись переговоров характеризуется необычным и несколько непривычным способом собирания доказательственной информации.

Поскольку исполнение рассматриваемого следственного действия имеет определенную техническую сложность и требует для повышения его эффективности (особенно на первоначальном этапе) обеспечения скрытости контроля за подозреваемым и обвиняемым, то оно осуществляется специальным кругом субъектов.

В качестве его исполнителей выступают управления (отделы) специальных технических мероприятий, функционирующие в составе органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Доказательства собирает не сам следователь, а соответствующий орган дознания (подразделение МВД РФ, ФСБ РФ, ФТС РФ и другие), располагающий определенной технической возможностью и специалистами по негласной записи переговоров. Однако отсутствие самостоятельности следователя в подключении специальных устройств к определенной системе связи или нескольким системам связи одновременно, в проведении непрерывного контроля и записи переговоров не может служить решающим аргументом того, что контроль и запись переговоров являются «чистым» оперативно-розыскным мероприятием.

https://www.youtube.com/watch?v=bwCD37dPHMw

Практически никто уже не отрицает правомерности собирания некоторых доказательств не самим следователем, а специалистом-экспертом, техником-криминалистом, ревизором и другими лицами по его поручению (ст. 58, 164, 168 УПК РФ).

В ряде случаев следователь может и не присутствовать постоянно при действиях по сбору доказательств (например, ревизия финансово-экономической деятельности юридического лица может продолжаться несколько месяцев и даже лет).

Но доказательства, собранные специалистами, приобщаются к материалам уголовных дел, исследуются, проверяются и оцениваются наряду с теми доказательствами, которые собраны непосредственно самим следователем [7, c. 200–201].

Для большей наглядности можно привести следующую сравнительную таблицу:

Следственное действие

Оперативно-розыскное мероприятие

Согласно п. 2 ч. 3 ст. 186 УПК РФ «Контроль и запись переговоров» — является следственным действием с точки зрения закона.

В статье 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» нет оперативно-розыскного мероприятия «Контроль и запись переговоров», а есть «Прослушивание телефонных переговоров».

Следователь сам инициирует контроль и запись переговоров, поскольку это входит в его компетенцию, а суд дает разрешение на его проведение. Оперативные службы являются только исполнителями соответствующего поручения следователя.

Решение о проведении конкретного оперативно-розыскного мероприятия принимают сотрудники оперативных служб (суд соглашается или не соглашается с их ходатайством об этом в предусмотренных законом случаях)

При контроле и записи переговоров их результаты подлежат обязательному сообщению следователю.

При производстве оперативно-розыскных мероприятий их результаты принадлежат оперативным службам.

Контроль и запись переговоров производятся только после возбуждения уголовного дела и в процессе его расследования.

Оперативно-розыскные мероприятия проводятся как до возбуждения уголовного дела, так и после его направления в суд.

Результаты любого следственного действия имеют статус доказательств.

Результаты оперативно-розыскных мероприятий носят ориентирующее значение.

Следственные действия не могут быть негласными, реализуются в четко определённом законом порядке.

Оперативно-розыскные мероприятия свободны от процессуальной формы, способ фиксации их результатов законом не определен. Они осуществляются по большей части негласно в соответствии с правилами конспирации.

Таким образом, основным отличием данного следственного действия и оперативно-розыскного мероприятия заключаются в том, что первое проводится на основании постановления следователя только после возбуждения уголовного дела, а второе можно проводить и до возбуждения уголовного дела на основании задания, утвержденного начальником органа дознания. ОРМ и следственное действие в рамках «контроля и записи переговоров» отличаются друг от друга, но одновременно схожи по своей сущности, заключающейся в процессуальных особенностях самого следственного действия.

Литература:

1.         Сидоров А. С. Контроль и запись переговоров: следственное действие или тактическая операция? // Совершенствование деятельности правоохранительных органов по борьбе с преступностью в современных условиях. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Вып. 2. Тюмень: ТГИМЭУП, 2006. 4 c.

2.         Безлепкин Б. Т. Проблемы уголовно-процессуального доказывания // Советское государство и право. 1991. N 8. 458 c.

3.         Карнеева Л. М. Доказательственное значение материалов видео- и звукозаписи // Вестник Верховного Суда СССР. 1991. N 7. 52 с.

4.         Баев О. Я. Тактика уголовного преследования и профессиональной защиты от него. Следственная тактика: Научно-практическое пособие // М., 2003. 24 с.

5.         Шейфер С. А. О правовой регламентации доказательственной деятельности следователя // Концептуальные основы реформы уголовного судопроизводства в России (Материалы научной конференции 22–23 января 2002 г., Москва). М., 2002. 180 с.

6.         Шейфер С. А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001. 120 с.

7.         Ширев Д. А. Актуальные вопросы производства контроля и записи переговоров // Чёрные дыры в Рос. законодательстве. 2007. № 2. 387 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/53/7235/

Административное право
Добавить комментарий