Срок вступления в законную силу решения суда по УДО

Совет при Президенте Российской Федерациипо развитию гражданского общества и правам человека

Срок вступления в законную силу решения суда по УДО

В Европейском суде продолжается рассмотрение жалобы правозащитников, поданной в 2008 году в интересах гражданина России Анатолия Атаева.

Юристы Комитета по предотвращению пыток полагают, что в отношении заявителя была нарушена статья 5 Европейской конвенции по правам человека («Право на свободу»), когда сотрудники СИЗО № 1 Краснодара отказались исполнять решение суда о условно-досрочном освобождении Атаева.

Власти России предложили заключить мировое соглашение, однако признав только нарушение статьи 3 Европейской конвенции («Запрет пыток»).

Правозащитники и Анатолий Атаев ответили на это отказом, считая, что не четко прописанная процедура условно-досрочного освобождения затрагивает интересы неопределенного круга лиц и требует внесения значительных изменений.

Напомним, 5 августа 2008 года Анатолий Атаев был условно-досрочно освобожден от отбывания наказания решением Октябрьского районного суда Краснодара. При этом суд в резолютивной части своего постановления указал: «Ходатайство защитника… об условно-досрочном освобождении Атаева… удовлетворить, условно-досрочно освободить Атаева от отбывания наказания… Постановление вступает в силу с момента провозглашения и может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через Октябрьский районный суд в течение 10 суток со дня его вынесения».

Вынесенное судебное решение в тот же день было доставлено в администрацию СИЗО № 1 Краснодара. Однако тюремный начальник «приостановил» его исполнение, направив в суд запрос о подтверждении информации. В ответ на этот запрос заместитель председателя суда подтвердил факт судебного решения и особо отметил, что данное решение в той части, где сказано, что Атаев должен быть освобожден, подлежит исполнению немедленно. Тем не менее, начальник СИЗО не стал исполнять решение суда даже после этого. Тогда Анатолий Атаев объявил голодовку. За это время его адвокаты и юристы Комитета против пыток, куда за юридической помощью обратился Атаев, начали «стучаться» во все возможные инстанции: прокуратуры всех уровней, следственный комитет при прокуратуре РФ, службу исполнения наказаний, но никакой положительной реакции не последовало. В этой связи юристы Комитета направили жалобу от имени Атаева в Европейский суд по правам человека. В апреле этого года правозащитники получили декларацию Российской Федерации, в которой она выразила готовность выплатить заявителю 6 625 евро в качестве компенсации. Власти России признали, что условия содержания Атаева под стражей в следственном изоляторе в период с 3 апреля 2007 года по 8 октября 2008 года не соответствовали требованиям статьи 3 Конвенции. Правительство также ходатайствовало перед Судом о прекращении дальнейшего рассмотрения жалобы.

«Получается, что при заключении предложенного мирового соглашения Атаев получит компенсацию лишь за неудовлетворительные условия содержания.

Что же касается незаконного лишения свободы Атаева и неисполнения судебного решения о его освобождении, то выходит, что государство данные нарушения не признает», – комментирует юрист международно-правового отдела Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова.

По мнению правозащитников, это дело носит явно прецедентный характер, и подобные нарушения влекут за собой негативные последствия для всей правовой системы и ситуации с правами человека в стране. В связи с этим заявитель и его представители приняли решение об отказе в заключении мирового соглашения с властями РФ и настаивают на полном рассмотрении жалобы Европейским судом по всем заявленным нарушениям.

«Национальное законодательство по-прежнему имеет пробел и не уточняет процедуру условно-досрочного освобождения, нарушая тем самым интересы неопределенного круга лиц. Другими словами, качество закона не соответствует требованиям статьи 5 Конвенции.

И на деле получается двоякая ситуация: так, под стражу граждан заключают незамедлительно после решения суда, не дожидаясь возможного обжалования, а при положительном судебном решении об условно-досрочном освобождении человек все равно остается за решеткой и ждет истечения, как минимум, десятидневного срока обжалования. Мы надеемся, что рассмотрение этой жалобы приведет к вынесению мер не только индивидуального, но и общего характера, направленных на исправление существующих недостатков в законодательстве», – подчеркивает руководитель международно-правового отдела Комитета по предотвращению пыток Ольга Садовская.

Источник: http://www.president-sovet.ru/members/blogs/post/2214/

Порядок досрочного освобождения осужденных к лишению свободы от отбывания наказания

Срок вступления в законную силу решения суда по УДО

В соответствии с ч.5 ст.

173 Уголовно-исполнительного кодекса  РФ досрочное освобождение от отбывания наказания производится в день поступления соответствующих постановления суда, определения суда, акта о помиловании либо утвержденного в установленном порядке решения о применении к осужденному акта об амнистии, а в случае поступления указанных документов после окончания рабочего дня – утром следующего дня (если актами о помиловании или об амнистии не предусмотрено иное). Если поступившее постановление суда не вступило в законную силу и не было обжаловано, освобождение от отбывания наказания производится утром дня, следующего за днем истечения срока обжалования указанного постановления в кассационном порядке (с учетом изменений, внесенных в уголовно-­процессуальное законодательство, с 1 января 2013 года – апелляционное обжалование).

Согласно ч. 1 ст. 391 Уголовно-процессуального кодекса  РФ постановление суда первой инстанции вступает в законную силу и обращается к исполнению по истечении срока его обжалования в апелляционном порядке либо в день вынесения судом апелляционной инстанции определения или постановления.

Согласно ч. 1 ст. 401 УПК РФ на постановление суда, вынесенное при разрешении вопросов, связанных с. исполнением приговора, могут быть поданы апелляционные жалоба или представление в порядке, установленном гл. 45.1 УПК РФ.

При этом в соответствии с ч. 1 ст. 389.4 УПК РФ апелляционные жалоба, представление могут быть поданы в течение 10 суток со дня постановления приговора или вынесения иного решения суда, а осужденным, содержащимся под стражей, – в тот же срок со дня вручения ему копий приговора, определения, постановления.

Тем самым положения указанной нормы распространяются и на постановления (определения), вынесенные по итогам рассмотрения материалов в порядке исполнения приговора, в том числе о досрочном освобождении от отбывания наказания, в отношении лиц, отбывающих наказание в виде реального лишения свободы.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 21.04.

2009 № 8 “О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания” указал, что в случае принятия судом решения об условно-­досрочном освобождении от отбывания наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания копию постановления суду надлежит незамедлительно направить в учреждение или орган, исполняющий наказание, а также в суд, постановивший приговор.

На практике копия постановления суда о досрочном освобождении от отбывания наказания зачастую поступает к осужденному к лишению свободы спустя определенный промежуток времени, который может быть длительным.

При этом прокурор в апелляционный срок судебное решение не обжалует.

В результате возникает абсурдная ситуация, связанная с вынужденным дальнейшим отбыванием наказания осужденным из-за не истечения срока апелляционного обжалования с его стороны.

В таких случаях, когда десятисуточный срок апелляционного обжалования для осужденного еще не истек, постановление суда считается не вступившим в законную силу, поэтому осужденный не может быть освобожден из учреждения, исполняющего уголовные наказания в виде лишения свободы.

Согласно ч. 2 ст. 401 УПК РФ при внесении представления на постановление суда, в соответствии с которым осужденный подлежит освобождению от отбывания наказания, прокурор письменно уведомляет об этом администрацию места отбывания наказания до истечения срока обжалования указанного постановления в апелляционном порядке.

Таким образом, если представление в течение 10 суток со дня вынесения судом постановления не поступило, администрация исправительного учреждения должна самостоятельно исчислить истечение срока апелляционного обжалования осужденным – десятые сутки со дня вручения ему копии постановления суда. Утром дня, следующего за днем истечения этого срока, осужденный подлежит освобождению.

Кроме того, по досрочному освобождению от отбывания наказания возникает множество вопросов, связанных с выходными и нерабочими праздничными днями. В частности, когда подлежит освобождению осужденный в случае, если последний день срока апелляционного обжалования выпадает на один из таких дней?

В УИК РФ есть общее положение о том, что, если срок наказания оканчивается в выходной или праздничный день, осужденный освобождается от отбывания наказания в предвыходной или предпраздничный день (ч. 2 ст. 173).

Согласно ч. 5 ст. 173 УИК РФ осужденный подлежит освобождению утром дня, следующего за днем истечения срока обжалования постановления.

При этом законодатель не оговаривает, что этот день должен быть рабочим. Тем самым в этом случае осужденный подлежит освобождению в выходной или праздничный день.

Несмотря на объективные сложности такого освобождения в выходные и праздничные дни, вступившие в законную силу постановления суда подлежат неукоснительному исполнению, на то прямо указано в ч. 1 ст. 392 УПК.

Владимирская прокуратура по надзору за

исполнением законов на особо режимных объектах

Источник: http://vladprok.ru/poryadok-dosrochnogo-osvobozhdeniya-osuzhdennyh-k-lisheniyu-svobody-ot-otbyvaniya-nakazaniya

Футболистов отшили на свободу

Срок вступления в законную силу решения суда по УДО

В пятницу суд удовлетворил ходатайства об условно-досрочном освобождении (УДО) бывших игроков сборной России по футболу Александра Кокорина и Павла Мамаева, отбывающих наказание по делу о хулиганстве и побоях в Алексеевской исправительной колонии №4 (Белгородская область), где они играли и работали на швейном производстве. Также положительное решение принято по УДО младшего брата господина Кокорина Кирилла. На свободу все они выйдут 17 сентября, когда решение вступит в законную силу. Прокуратура не собирается оспаривать решение суда, потерпевшие также не будут препятствовать досрочному освобождению футболистов.

Алексеевский райсуд рассмотрел ходатайства Александра Кокорина и Павла Мамаева в ходе выездного заседания на территории ИК-4 (общий режим, для содержания впервые осужденных мужчин). За два дня до этого в пресс-службе УФСИН сообщили, что журналистов на заседание не пустят «по решению суда».

В Белгородском областном суде уточнили, что заседание пройдет в открытом режиме,— оснований закрывать его от общественности нет. Однако из-за маленьких размеров помещения, где оно будет проводиться, и большого внимания со стороны СМИ руководство ИК-4 приняло решение не пускать журналистов на территорию учреждения.

Технической возможности провести видеотрансляцию в колонии не оказалось.

Первым было рассмотрено ходатайство Александра Кокорина, следом — его брата Кирилла. Через час с небольшим в облсуде сообщили, что оба заявления удовлетворены. Рассмотрение ходатайства Павла Мамаева заняло еще полчаса.

«Суд учел поведение осужденных за весь период отбывания наказания, которые имеют ряд поощрений, нарушений режима содержания не допускали, не имеют дисциплинарных взысканий.

В период отбывания наказания все трое были трудоустроены в швейном цехе колонии.

Судом принято во внимание заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности их условно-досрочного освобождения»,— пояснили в Алексеевском райсуде.

Руководство колонии и прокуратура высказались за удовлетворение ходатайств: «При таких обстоятельствах у суда не было оснований для отказа осужденным в УДО».

На обжалование данного решения у стороны потерпевших есть 10 дней, 16 сентября — крайний срок подачи апелляционной жалобы. После этого оно вступит в законную силу. Таким образом, выйти из колонии господа Кокорины и Мамаев могут 17 сентября.

Заместитель прокурора Алексеевской межрайонной прокуратуры Дмитрий Пакалов, представлявший надзорный орган в ходе заседаний, заявил, что основная цель наказания — исправление — была достигнута.

«В период содержания в СИЗО и ИК осужденные зарекомендовали себя с положительной стороны, по прибытии в учреждение сразу были трудоустроены, добросовестно относились к труду, посещали мероприятия воспитательного характера, принимали участие в спортивных мероприятиях, способствовали приобщению к спорту других осужденных»,— рассказал господин Пакалов.

«Полагаю, что после вступления в законную силу футболисты смогут вновь радовать болельщиков матчами и спортивными победами»,— добавил Дмитрий Пакалов.

Адвокат Юрий Подалко, представлявший на заседании интересы всех трех осужденных, рассказал, что суд рассматривал ходатайства «довольно скрупулезно и досконально»: «Все процессы шли с напряжением, довольно тяжело.

Прокуратура долго изучала представленные мной доказательства. Слава богу, все ходатайства удовлетворены, все постановлены к условно-досрочному освобождению.

Я думаю, прокуратура не будет обжаловать, никто не будет обжаловать».

Господин Подалко уточнил “Ъ”, что после решения суда футболисты проявили «нормальные, человеческие чувства»: «Они хотят домой, к женам, родителям, детям». По его словам, все трое «поблагодарили суд за законное, обоснованное решение». «Болельщикам пока ничего не передавали. Пообщаются, когда физически выйдут»,— сказал адвокат.

К ходатайствам Александра и Кирилла Кокориных, а также Павла Мамаева были приложены по две благодарности от руководства ИК-4 на каждого.

«Благодарности были вынесены за то, что они создали команду, подняли спортивный уровень колонии, за участие в футбольных матчах. Раньше была одна команда, теперь — четыре. В отведенное время на стадионе просто нет свободных мест.

За время их пребывания в колонии не было ни одного серьезного нарушения со стороны других заключенных»,— сказал “Ъ” господин Подалко.

Он также добавил, что к делу было приложено поощрение от руководства СИЗО, но оно «не прошло официально приказом».

Адвокат Павла Мамаева Игорь Бушманов поздравил всех с вынесенным решением. «Безусловно, я рад и за Павла, и за братьев Кокориных, а также за родственников, болельщиков, всех сочувствующих и переживающих за их судьбу.

Еще в период нахождения в следственном изоляторе у Павла было поощрение от начальника за организацию и участие в том легендарном матче на территории “Бутырки” 14 февраля. Также мы запрашивали характеристики у членов ОНК Москвы, которые общались с ребятами, когда они находились в СИЗО, и могли дать свои суждения.

Иван Мельников предоставил в отношении всех фигурантов положительные характеристики и очень хорошо их охарактеризовал. Эти документы были представлены в суде,— пояснил адвокат “Ъ”.— Представитель одного из потерпевших, а именно Пака, уже выразил свою позицию, заявив, что оставляет данное решение на усмотрение суда.

Полагаю, со стороны Пака апелляции не может быть. Представители другого потерпевшего — Соловчука — таким правом не воспользовались, полагаю, им безразлично решение относительно УДО».

Адвокат Александра Кокорина Татьяна Стукалова не стала комментировать решение Алексеевского райсуда, пояснив, что не участвовала в процессе из-за отпуска. Адвокат потерпевшего Дениса Пака Наталья Шатихина не ответила на звонки “Ъ”.

Напомним, осенью 2018 года футболисты устроили две драки в центре Москвы: они избили водителя Виталия Соловчука и нанесли травмы главе департамента Минпромторга Денису Паку.

8 мая Пресненский суд Москвы приговорил Александра и Кирилла Кокориных к году и шести месяцам колонии, а Павла Мамаева — к году и пяти месяцам. Спортсменов признали виновными в хулиганстве и нанесении легкого вреда здоровью.

По этому делу также проходил Александр Протасовицкий, который получил год и пять месяцев колонии.

Андрей Прах, Воронеж

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4086225

Административное право
Добавить комментарий